23 ноября, 20:00

Усман Нурмагомедов: «Финиширую Оливейру. Человек, который падает после каждого второго удара, проблем не создаст»

Читать «СЭ» в Telegram Дзен

Интервью с новым чемпионом Bellator.

В ночь на 22 ноября (если точнее — в 2.20 по местному времени) Усман Нурмагомедов прилетел в Махачкалу после победы над Патрики Фрейре в бою за чемпионский титул Bellator в легком весе (прошел в Чикаго в ночь на 19 ноября). Его встречали отец, родственники, друзья и министр спорта Дагестана, двукратный чемпион мира по вольной борьбе Сажид Сажидов.

— Ты первым делом, как приехал, отцу вручил пояс? — вопрос Усману.

— Да, отец на протяжении всей недели очень сильно переживал. Мне дядя рассказывал, что он очень плохо спит, что я на турнире не могу его подвести. И сразу по приезде поставил [пояс] на плечо отца, чтобы он уже успокоился наконец.

— Твой дядя — Абдулманап Нурмагомедов. Расскажи о его вкладе в этот успех.

— Все, что я делаю, все мои победы — все это его большая заслуга. Потому что весь этот вклад, который приносит пользу, это вклад моего дяди. Я помню, когда я приехал к нему в Махачкалу, это было в 2015 году... Хабиб, они уже готовились в Америке, и дядя Манап с нами оставался каждый день, у Гаджи Махачева в зале, там общежитие есть. Когда прилетели — мы, братья, все там оставались. Первое время мы там жили. Он каждое утро всех будил, забирал в зал. С шести до восьми у нас бывали тренировки, потом учеба, обратно вечером тренировки. Каждый день он контролировал нас, вкладывал, воспитывал. И весь труд, что он вложил в нас, дает свои плоды. Я думаю, он гордился бы мной. Но было очень много ошибок наших. На ошибки он обязательно указывал сразу. Никогда не хвалил меня наедине или перед людьми. А так он верил в меня, я это знаю. И я стараюсь не подводить его.

— А с Хабибом обсуждали победу или, кроме поздравлений, общения не было еще?

— Хабиб прилетит скоро. Он поздравил, очень рад был. Главная задача выполнена на этот год, и все.

23 ноября Усман приехал с поясом в школу единоборств имени Абдулманапа Нурмагомедова, где тренируется. Там как раз закончилась тренировка, и после нее Усман дал бойцам посмотреть свой трофей. А еще ответил на несколько вопросов корреспондента «Известий» Муслима Бекмурзаева.

— Уже приготовлено место для чемпионского пояса?

— Дома приготовлено, дома есть место, куда его поставить. Но в зале пока, по-моему, нет. Надо будет дать поручение, чтобы приготовили.

— Какие выводы сделал из боя? В чем нужно прибавить, а где все хорошо?

— Мы особо бой еще не разбирали. Я, честно сказать, только один раз его пересмотрел. Всегда есть куда расти, много аспектов, где нужно улучшиться. Хабиб еще не прилетел. Вместе сядем, разберем с тренерами и уже от этого будем отталкиваться.

Усман Нурмагомедов. Фото Соцсети
Усман Нурмагомедов.
Фото Соцсети

— Кого видишь следующим соперником в Bellator?

— Там есть Тофик Мусаев, есть Бенсон Хендерсон, который идет на трех или четырех победах. Александр Шаблий еще есть. Для меня нет большой разницы, с кем драться. Я с любым подерусь.

— Александр Шаблий после твоего боя сказал, что чемпионский пояс по праву будет на его талии. Насколько для тебя опасен Шаблий?

— Не знаю, может, он думает, что он для меня чем-то опасен. Не вижу, что он может какую-то проблему мне создать. Если он так считает, что он [пояс] должен быть на его талии, то я хочу его разочаровать. В данный момент он на моей талии, и тут он смотрится гораздо лучше.

— Тебе 24 года. Как долго еще планируешь выступать в Bellator?

— Честно сказать, еще не определились с этим. Сколько можно будет, столько и буду защищать титул. Переходить в другую организацию или строить дальнейшие планы — на сегодняшний день этого нет. Мы себя чувствуем комфортно в Bellator.

— Если пофантазировать, что мы увидели бы в твоем бою с Чарльзом Оливейрой? Мог бы его победить?

— Да, я бы смог его так же финишировать. Не скажу, что так же легко, как Ислам. У Ислама и у меня чуть разное ведение боя, но я не думаю, что Чарльз Оливейра может мне составить какие-то проблемы. Человек, который падает от каждого второго удара, не может тебе проблемы создать.

— Перед боем ты говорил, что два пояса Bellator улетят в Россию, но российские флаги там не ставят даже в инфографику.

— Они могут ставить, могут не ставить. Это, возможно, их расстраивает, что пояса летят в Россию. А так — факт, что пояса в России, ставят они флаги или нет.

Усман Нурмагомедов. Фото Соцсети
Усман Нурмагомедов.
Фото Соцсети

— А тебя огорчает, что они не ставят флаг?

— Нет, такой особо большой разницы не играет это. Главное, что мы в России.

— Теперь в школе Абдулманапа Нурмагомедова есть чемпионы UFC и Bellator. Как часто будут происходить ваши противостояния на тренировках? И как вообще ваши спарринги с Исламом Махачевым проходят?

— До того как эти пояса были здесь, мы тренировались вместе и помогали друг другу. После этого еще усерднее будем тренироваться. С Исламом спарринги самые тяжелые — Ислам загоняет тебя в глубокие воды. Пашем очень тяжело.

— Когда наконец встретишься с Хабибом? Он в разъездах постоянных.

— Через три дня Хабиб должен прилететь домой. У него была встреча с фанатами в Канаде, вроде она вчера закончилась, и через два-три дня он должен прилететь.

— Конор Макгрегор продолжает задевать Хабиба на тему того, что тот рано ушел. Конор называет это «сбежал из профессиональных ММА» и регулярно говорит, что готов с ним подраться в любое время, что Хабиб не выполнил план отца. Это как-то влияет на твоего брата? Как ты сам оцениваешь поведение Конора?

— Конор сам не верит в то, что говорит. Он может просто ночью набухаться, написать твит, утром взять и удалить. Не думаю, что Хабиб берет эти слова как-то в расчет или что его это задевает. Не может человек, у которого нет чести, задеть другого человека.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости