Никита Крылов: «Я о расизме не слышал, пока не переехал в Москву»

4 декабря 2019, 11:00
Никита Крылов. Фото MMA Fighting
Украинский боец UFC — о российском гражданстве и том, как Фергюсон победит Хабиба.

Никита Крылов — один из самых известных бойцов смешанного стиля на постсоветском пространстве, он давно выступает на высоком уровне, несмотря на то, что ему всего 27 лет. Его второй приход в UFC пока оказывается не таким удачным, как кто-то мог ожидать (1-2), но оптимизма Никита не потерял. Побывав в редакции «СЭ» он рассказал о планах, жизни в Москве и признался, что сомневается, нужен ли ему российский паспорт.

Скоро ждите новостей о моем возвращении

— С предыдущего боя прошло два месяца. Как вы их провели?

— За эти два месяца много чего было: я побывал в Штатах, немного освоился в UFC, отдохнул с семьей, побывал на родине. И начал уже втягиваться в подготовку к следующему бою. Нам сейчас выгодно иметь больше времени на подготовку, так как мы решили увеличить силовой цикл, и нужно больше времени на раскачку. Сейчас тренировки не активные, но силовые.

— Бой с Тейшейрой вы проиграли спорным решением судей. Какие были эмоции сразу после того, как решение огласили?

— Все было не так, как я думал. То есть, когда я шел на объявление решения, я понимал, что был очень равный бой, и когда я его пересматривал, то все больше в этом убеждался. Я не видел там явного доминирования, это было больше похоже на ничью. Кроме последних 10 секунд третьего раунда, там соперник захватил контроль. Но в целом бой я прошел неплохо, у меня получилось проявить себя, проверить на всей дистанции. Тейшейра оказался крепким, возможно, крепче, чем мы предполагали. Но если бы этот бой состоялся еще раз, я практически уверен, что все сложилось бы иначе.

— Это ваш третий бой после возвращения в UFC, и вы потерпели два поражения. Как оцениваете свой второй приход в UFC?

— Точно так же, как и первый. Там тоже из первых трех боев было два поражения, потом пошло пять побед, то есть если это повторится, то слава богу. Я оцениваю все очень здорово, рад, что в каждом бою получаю именитого оппонента. Мне кажется, я показываю яркие бои, кроме боя с Блаховичем, но там были объективные причины, в виде отсутствия у меня должного физического состояния. Мне кажется, что как боец я прогрессировал, стал лучше зарабатывать, а дальше будут кардинальные изменения в подготовке и, думаю, другой результат.

— По следующему бою уже есть идеи?

— Есть предложение, но оно настолько сырое, что объявлять о нем я пока не вижу никакого смысла. Мне сообщили прошлой ночью. Мы соглашаемся, но для того, чтобы бой состоялся, надо чтобы все срослось с обеих сторон. Неудобно будет, если я сейчас соглашусь и заявлю об этом публично, а соперник по какой-то причине не сможет. Но предложение есть, и оно устраивает нас. Как по времени подготовки, так и с точки зрения соперника. Так что в ближайшее время ждите новостей.

— Соперник выше вас в рейтинге? Вы же на 15-м месте сейчас.

— После турнира в Бразилии меня подняли на 14-е место. Новый соперник с неплохим именем, выше меня в рейтинге.

— Вы говорите, что изменили систему подготовки. Объясните?

— В первую очередь меняется подход. Мне нужно быть более ответственным. Не то, чтобы я раньше был халатным, но сейчас все требует большей детализации. У меня новый тренер по физподготовке. Он уже вторую подготовку со мной. Перед предыдущим боем мои физические кондиции в порядке, но сейчас есть возможность их улучшить, так как тогда мы короткий промежуток времени успели отработать. Сейчас мы работаем над набором качественной массы и улучшением физических кондиций, а дальше будем разгоняться. Новый тренер — это большой плюс для меня, это авторитетный специалист, он же работает и с Александром Поветкиным. У Саши скоро бой, и после этого мы продолжим с ним готовиться.

Джон Джонс замедлился, ему не удаются фишки

— Давайте немного о Джоне Джонсе поговорим. Насколько известно, вы считаете, что он сдал?

— Он изменился. Возможно, немного замедлился. Возможно, в последнем бою Тиаго Сантос подобрал прямо неудобный для него план, и у него все получалось. Сантос — взрывной и опасный парень, он оказал на Джонса такое давление, с которым он последних двух-трех боях не сталкивался. И это показало другим ребятам в дивизионе, как действовать с Джонсом. Возможно, он стал менее опасным в том плане, что раньше было больше фишек. Или раньше они удавались, а сейчас не удаются. Уровень всех бойцов растет, и Джонсу будут составлять более жесткую конкуренцию.

— Если будет бой с Рейесом, то какие шансы у Доминика?

— У Рейеса — никаких. Если Джонс начнет давить на него, то скорее всего, Рейес посыплется. Мне кажется, что Волкан Оздемир не проиграл Рейесу. Во всяком случае, он для победы сделал намного больше, чем Гловер Тейшейра в бою со мной. Это к слову о том, как судейские решения могут приниматься в одну или в другую сторону. Мне понравилось, как Рейес сказал, что задавит Джонса своим атлетизмом. Я постоянно пытаюсь рассмотреть атлетизм в Рейесе. Нет, он довольно крепкий парень, наверно, но вопросы остаются.

— Есть такие бойцы, которым вы бы сами хотели бросить вызов?

— Нет таких. Для этого должна быть какая-то неприязнь к кому-то, а у меня ее нет, я понимаю, что все ребята примерно такие же как и я, которые делают свою работу, и скорее всего, довольно добрые в повседневной жизни, потому что им есть куда ярость выплескивать. Единственное — мне не очень понравилось поведение Кори Андерсона после его победы над Джонни Уокером. С ним бы я подрался, если бы позволяло положение.

— У вас бывали случаи, когда вы не очень красиво вели себя по отношению к сопернику, и было стыдно?

— Был один инцидент на панкратионе в Украине. Не то, чтобы мне было стыдно, потому что там было некорректное судейство. Завязалась небольшая перепалка, ничего такого. В целом, мне за свое поведение не было стыдно.

Фергюсон может победить Нурмагомедова

— Что думаете о словах Конора Макгрегора про дагестанцев?

— По сути, это обычное поведение Конора. Другой вопрос — где он это говорит и при каких обстоятельствах. Это же даже не раскрутка боя, а просто промо-тур его виски, да? Почувствовал ли я себя оскорбленным? Да меня вообще сложно оскорбить, особенно человеку, который не является для меня авторитетом. Ну подумаешь, он что-то сказал. Собаки тоже лают, они всю жизнь это делают. Откуда он вообще знает, кто такие дагестанцы, какой компетенцией он тут обладает? Чистая болтовня. Зачем вообще ее воспринимать всерьез?

— Правильной реакцией было бы не обратить на это внимания?

— Я считаю, что это стало громкой историей только потому что кто-то откликнулся на это и устроил кипеж.

— Анонсирован бой Хабиба Нурмагомедова с Тони Фергюсоном. Вы видите, как Тони может победить?

— Да, вижу. Ничего не имею против Хабиба, всегда болею за него, но Фергюсон — один из моих фаворитов в плане стилистики, общей позиции, в каком-то смысле поведения. Очень интересен мне этот человек как персона в целом. Поэтому я вижу некие варианты. В то же время я вижу, как Хабиб может победить. Мне реально просто интересен этот бой. Это как первый бой Джонса с Кормье, когда ты думаешь о нем каждый день, и не знаешь, кто победит. Сначала думаешь, один, потом — другой.

— В чем шанс Тони в этом бою?

— В его нестандартности. В том, что он может продолжать бой почти с любым ущербом. В том, что он не боится идти вперед, но и не боится оказаться снизу. Во многих положениях, в которых Хабиб доминировал над предыдущими оппонентами, Тони ему доставит неприятности. Но это все предположения. Возможно, они выйдут, и все закончится как и 28 раз до этого. У Хабиба много физики, это один из главных его козырей. Борьба это хорошо, но есть и другие борцы, а вот насколько долго Хабиб может прилагать усилия и удерживать своего оппонента — в легком весе ему нет равных в этом. А если представить его в полусреднем весе, то там уже есть такие же ребята.

— Например Сен-Пьер?

— Он — легенда, но есть и из действующих бойцов ребята: есть Вудли, который неплохо борется, очень взрывной, при этом дает закидухи, от которых слоны присаживаются. Есть Усман, который так же никогда не устает и захват не отпускает, болтает того же Вудли из стороны в сторону. Поэтому в полусреднем будет совсем другая история. А в легком весе Хабиб — легенда.

— Он и вне зависимости от веса котируется сейчас очень хорошо. Второе место в рейтинге P4P...

— Это справедливо. Потому что надо понимать, сколько Джонс на пике уже, сколько он выступает, сколько он защищает. Плюс весовая категория. Я считаю, что при прочих равных, если речь идет об опасных бойцах, то опаснее тот, кто тяжелее.

— А если Хабиб победит Фергюсона, то можно ставить на первое место?

— Думаю, да. Фергюсон — 12 побед кряду, там же какой-то подсчет очков есть. Думаю, если Хабиб его победит, то наберет больше баллов, да.

— А верите, что реванш Конора с Хабибом может состояться?

— Возможно, под занавес карьеры Хабиба денежный бой может быть такой. Хотя к тому времени у него и так с деньгами все будет хорошо. С точки зрения спортивной составляющей смысла я не вижу.

— Назовите топ-5 бойцов вне зависимости от веса. С первыми двумя все ясно: Джонс и Хабиб, осталось три.

— Я скорее назову любимых бойцов. Стипе Миочич, Макс Холлуэй и Хорхе Масвидаль.

— Кто самый переоцененный боец?

— В одно время это был Серж Нортон. Я считаю, что он не оправдал ожиданий, поэтому его отправили в One FC. А сейчас... Возможно, я не на волне. Но вообще если UFC начинает раскачивать бойца, то это настолько серьезный процесс, настолько серьезная машина включается, что они по-любому на нем заработают. Но я точно могу назвать Дмитрия Смолякова, хотя он вне UFC! А в UFC сейчас все понятно, все все оправдывают.

— Артем Лобов не пришел в голову?

— Артем яркие, интересные бои проводил. Все не могут стать чемпионами. Такие, как он, Диас, Масвидаль живут боями, кайфуют. У них все хорошо.

Российским паспортом так и не занялся. Может, мне и не надо это

— Когда вы в последний раз от чего-то сильно радовались и получали огромное удовольствие?

— В последний раз на прошлой неделе. Я познакомился с ребятами, автомобилистами, мы снимали видеоблог. Я просто люблю автомобили, мотоциклы, всякую такую техническую тему. Мы где-то с 6 вечера до 12 ночи сидели, и потом был запланирован заезд на питбайках. Это как картинг, только мотоциклы. У меня было четыре сессии. Времени 12:15. Я говорю: пацаны, без обид, но я наверно только две сессии откатаюсь, и поеду домой, потому что час ночи уже будет, у меня дела завтра. Они говорят, окей, давай ты попробуешь и дальше как захочешь. Я как сел... Это что-то невероятное. Я очень большой заряд эмоций получил. Есть интерес еще пробовать себя в этом. Очень круто! Мне понравилось. Плюс недавно позанимался дайвингом в Карибском море, когда в Доминикане отдыхал. Это тоже было очень круто. Мне нравится дайвинг.

— Когда мы общались год назад, вы говорили, что предпочитаете отдыхать на родине, за границу не особо любите ездить. За год случились изменения, так?

— Не особо. Но за этот год я много где побывал. После боя с Сен-Прю съездил на родину, потому улетел в Турцию, такая возможность подвернулась. Потому улетел в Канаду, две недели там прожил, потом снова на родину уехал. Я там постоянно бываю, это для меня важный момент. А потом улетел в Вегас, потом в Доминикане побывал, сейчас вернулся, и скоро в Таиланд улечу готовиться. То есть путешествий много, но все они связаны с работой, помимо Доминиканы. Туда я слетал с семьей, потому что это было необходимо.

— По поводу российского паспорта. Еще год назад вы собирались заниматься получением российского гражданства. Так и не занялись?

— Нет. Это сложно в плане сбора документов. Я об этом говорю уже два года, а надо наверно, перестать говорить, и тогда все сложится. Потому что мой брат за три месяца сейчас получил паспорт.

— В ДНР и ЛНР какие-то специальные программы есть сейчас?

— Да, есть, но у меня же украинский паспорт, а не какой-то из республик, поэтому я не прохожу по этой программе. Суть в том, что все в итоге так или иначе завязывается на мне.

— Может и не нужно вам это?

— Может. Я, если честно, считаю себя гражданином мира. Если бы не нужен был вообще паспорт, если бы сказали: порви свой, не относи себя ни к кому, и будешь точно так же свободно двигаться, то я бы сделал так. Но из-за коммуникаций, связанных с моей работой, мне нужна определенность, нужна возможность выезжать в различные страны.

— У вас украинский паспорт, но на Украину въехать вы, насколько известно, не можете?

— Нет какого-то официального решения, что я нахожусь в розыске или депортирован из Украины, или персона нон-грата, или еще что-то. Но есть определенные ресурс...

— «Миротворец»?

— Да. И сотрудники СБУ, когда границу пересекает молодой человек призывного возраста, особенно из восточных регионов Украины, пробивают по этому «Миротворцу». И там такая красочная страница по поводу меня вылезает, куча фотографий, сразу понятно, чем я занимаюсь. Так что могут появиться вопросы. Хотя официально мне въезд не закрыт.

— Когда в последний раз были на Украине?

— Перед первым боем в Fightn Nights Global после ухода из UFC. То есть, два с половиной года назад. И с тех пор не пытался туда попасть. Пока нет таких планов.

— С кем из украинских спортсменов вы поддерживаете отношения? Возможно, боксеры Усик и Гвоздик?

— Лично я их не знаю, но я смотрю бои Усика, бои Ломаченко, считаю их одними из лучших боксеров современности. И это очень серьезное достижение отца Василия Ломаченко. А так я в основном поддерживаю отношения с ребятами из нашей индустрии, дружу с Ярославом Амосовым, мы часто видимся. Он — один из самых перспективных бойцов в мировом ММА. У него очень серьезное будущее.

Москва мне никогда не понравится из-за людей и пробок

— У вас по контракту с UFC осталось три боя. Про новый контракт еще не разговаривали?

— Да три боя осталось. Про новый еще не говорили, тут все будет зависеть от меня, если я выиграю следующие два боя, то мне, возможно, предложат новый, а если будут опять качели... Не знаю, тут все сложно. Но я думаю, что я интересен UFC, я не скучный, всегда стараюсь идти вперед, всегда с моей стороны есть активность, не важно партер или стойка.

— Живете по-прежнему в Москве?

— Основная локация тут, но в последний год я был очень много в разъездах. За последние полгода я в Москве был пару месяцев в сумме.

— Снимаете квартиру?

— Да, обычная квартира. Думал ее поменять, все-таки уже три года там живу, гонорары возросли, но ничего не поменял пока. И чем больше об этом думаю, тем меньше смысла в этом вижу, ведь важно не какой дом, а что в доме. Тут моя супруга старается, хранит очаг, создает тепло и уют, всегда приятно возвращаться домой. Так было даже когда мы жили в однушке.

— Москва все еще не нравится?

— И никогда не понравится, я думаю. Я с каждым днем убеждаюсь в том, что этот город не для меня. Пока я здесь кому-то полезен, и кто-то может быть полезен мне, я буду здесь находиться. Непонятно сколько это может продлиться. Но я не хочу здесь жить, не хочу, чтобы мой сын здесь шел в школу, несмотря на качество образования в некоторых из них. У меня другое видение социального воспитания человека. Я считаю, что очень сложно вырасти хорошим человеком в Москве.

— Но школы хорошие действительно есть.

— Да, но формирует не столько школа, сколько общество. У меня несколько друзей-москвичей, но они из той части города, которая в их детстве еще считалась Подмосковьем. И детство там формирует лучше, чем жизнь в центре и всякая лакшери-движуха.

— А что вас в Москве раздражает?

— Пробки и люди, что ж еще? Я не хочу сейчас вдаваться в философские разговоры о том, как общее мнение может влиять на чье-то личное, но здесь это всегда присутствует. Еще здесь жуткий траффик, если у меня тренировка в зале, который не возле дома, то мне нужно выезжать за полтора часа и столько же обратно возвращаться. Это неприемлемо, я считаю. Плюс, я возможно, социопат, социофоб, но это проявляться начало только в Москве. В одной песне поется про Москву: «Здесь очень просто стать расистом, даже если дома *** их как нечистое зло». Я к тому, что здесь общее настроение сильнее на тебя влияет, чем где-то еще. Я о расизме даже не слышал, пока сюда не переехал. А здесь это есть. С одной стороны это подавляется, а с другой — поощряется.

— В Москве жить не хотите. А где хотите?

— Всегда хотел жить на родине, но в силу обстоятельств в данный момент это сложно. Мой первый тренер по смешанным единоборствам живет в Твери. Хорошее место, между двух столиц находится. Чуть дальше до родины, но в принципе приемлемо.

— То есть новым местом жительства будет Россия?

— Страну менять сложно. Я все-таки русский человек, и окружение должно размышлять моими стандартами. Почти везде за границей люди мыслят по-другому. Если все-таки говорить о загранице, то пока из всех стран, где я был, меня больше всего привлекает Канада. Но это не вариант, мою жену оттуда практически депортировали. Она уже делала там гражданство, хотела остаться жить, а потом решила уехать ко мне. Канадцы это не очень любят, и скорее всего, ей теперь даже визу не дадут.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
26
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир