Чемпионат мира

Матчи России
подробнее

Максим Игнатович:
"Канадских болельщиков мы не замечали"

8 января. Шереметьево. Защитник золотой молодежки Максим ИГНАТОВИЧ (крайний справа) и его партнеры с чемпионским кубком. Фото Юрия КУЗЬМИНА Фото "СЭ"
8 января. Шереметьево. Защитник золотой молодежки Максим ИГНАТОВИЧ (крайний справа) и его партнеры с чемпионским кубком. Фото Юрия КУЗЬМИНА Фото "СЭ"

Одним из героев молодежного чемпионата мира-2011 стал защитник сборной России, "Сибирских Снайперов" и "Сибири", воспитанник новосибирского хоккея 19-летний Максим Игнатович. После возвращения из США он ответил на вопросы корреспондента "СЭ".

- Когда вы уезжали на сбор, попав в расширенный состав молодежки, думали о том, что попадете в заявку на чемпионат мира?

- Еще летом я мог только мечтать, чтобы меня пригласили хотя бы на один тренировочный сбор. Когда же принял участие в летнем сборе, попасть на чемпионат мира стало моей мечтой. В результате я получал приглашение на все сборы, в том числе отправился и на заключительный. Понимал, что на сто процентов место в команде для меня не забронировано и что нужно много работать. Вот я и работал над собой и в Новосибирске, и в сборной.

Уже в США объявили окончательный состав команды, и когда я услышал свое имя, был очень счастлив. Понимал, что обязан оправдать доверие тренеров и вкалывать еще больше.

- Каковы были впечатления от первого матча на турнире?

- Очень сильные. Перед матчем не волновался, но когда вышел на лед 18-тысячногостадиона, был несколько обескуражен. Я раньше никогда в жизни не играл в таких больших дворцах, к тому же с аншлагом. Это немного давило. На трибунах сидели одни канадцы… Хотя, думаю, значения не имеет, где играешь и кто находится на трибунах. Надо просто делать свою работу.

Перед началом турнира все ребята испытывали волнение, но потихоньку втянулись, нашли свою игру, и мы стали действовать уверенно.

- Как считаете, за счет чего удалось победить на чемпионате мира?

- Безусловно, главный козырь нашей команды - это тренер. Брагин сумел сделать из нас команду, сплотить в единый коллектив, поверить в себя. Плюс все мы горели желанием выиграть чемпионат, были объединены одной целью, все отдавали ради победы.

- Коллега Михаил Зислис после чемпионата мира дал в "СЭ" характеристику каждого хоккеиста сборной. В оценке вашей игры он написал, что "сказалось отсутствие опыта международных соревнований". Вы согласны с этим?

- Да, согласен. Опыта такого у меня было маловато. Но я считаю, что Максим Игнатович в начале турнира и Максим Игнатович в последнем матче – разные люди. Небо и земля. В конце чемпионата стал себя чувствовать намного увереннее. Если бы раньше играл на таких турнирах, не сомневаюсь, что и в США стал бы с первой встречи показывать надежную игру.

- С кем из близких общались во время турнира, кто помогал больше всего психологически?

- В основном общался со своим отцом по скайпу. Он наставлял меня, подсказывал. Мы созванивались после матчей, и папа указывал мне на мои ошибки. Конечно, поддерживали друзья и мои партнеры из команды "Сибирские Снайперы".

- Когда вы поняли, что финал будет выигран?

- В тот момент, когда Никита Двуреченский забросил канадцам пятую шайбу, стало ясно, что игру уже не отдадим. Игра была в наших руках, мы ее вели после того, как счет стал 3:3 после гола Вовы Тарасенко. Лично я при счете 0:3 не терял надежды, что мы выиграем этот матч, несмотря ни на что. Очень рад, что так и вышло.

- Какие эмоции испытали после финальной сирены?

- Это было нечто фантастическое! Мне даже не с чем сравнить свои ощущения, потому что раньше ничего подобного не испытывал. Выиграть соревнования такого уровня - для спортсмена настоящее счастье. Незабываемые эмоции, все ходили и говорили: "Я чемпион мира!", но никто не мог в это поверить, до конца осознать. До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что мы выиграли чемпионат.

- Канадские болельщики не воспринимали российскую команду и всячески пытались ее унизить, в том числе обидными баннерами на трибунах. Как на вас это действовало?

- Мы не реагировали ни на что. Даже не волновались от того, что играем при трибунах, полных канадцами. Опыт первой игры помогал. Так что их усилия пропали даром. Мы не смотрели на трибуны, отдавались игре, решали свои задачи на льду.

- Российских болельщиков замечали?

- Да, конечно. У Никиты Зайцева родители и друзья были в США, общались в основном с ними. В общей сложности я видел человек 20 российских болельщиков. Знаю, что из  Новосибирска приезжала американская семья, с ними мы пересеклись в торговом центре. Очень приятно было видеть людей в свитерах "Сибири", спасибо им большое, что болели за нас.

- Когда вернулись в Москву, ожидали, что будет такой горячий прием?

- Да, конечно, ожидали чего-то подобного. Готовились к этому с вечера, мы же читаем новости в интернете и комментарии под ними. Видели обсуждение (смеется).

Очень приятно было встретить болельщиков и в аэропорту Новосибирска. Столько людей рано утром в такой мороз приехало в Толмачево, чтобы поприветствовать нас на родной земле. Спасибо им всем!

- Победа на чемпионате мира наверняка придала вам уверенности. Поможет ли это в вашей дальнейшей карьере?

- Конечно, опыт участия в таком турнире бесценный, тем более победа в нем. Однако нельзя останавливаться на достигнутом, нужно работать, приложить максимум усилий, чтобы заиграть в КХЛ.

- Кого вы считаете своим первым тренером?

- Вообще я начал работать с Владимиром Николаевичем Гольцем, именно он поставил меня на коньки, насколько помню (смеется). Потом нас забрал к себе Андрей Александрович Величко. Я так думаю: я встал на коньки благодаря Гольцу, а за хоккейную школу, за азы игры нужно сказать спасибо Олегу Вениаминовичу Шулаеву. Именно он работал со мной большую часть моего пребывания в ДЮСШ "Сибирь".

Мария ЛЕВИНСКАЯ

Загрузка...
Материалы других СМИ