Безумный канадец дрался с болельщиками, бил тренеров и играл с Гретцки. История главного тафгая НХЛ

Андрей Жданюк
Корреспондент
18 ноября, 22:00
Тигр Уильямс. Фото nhl.com Тигр Уильямс. Фото Getty Images
Тигр Уильямс провел в лиге более 200 боев.

3971 минута штрафа. Эти цифры кажутся сумасшедшими для любого человека, который хотя бы немного знаком с хоккеем, но только не для Дэйва Уильямса. За карьеру в НХЛ канадский нападающий провел почти трое суток в боксе штрафников и попал с этим достижением в Книгу рекордов Гиннесса. Несмотря на роль плохого парня, Уильямс был крайне полезным игроком атаки. В 962 матчах регулярных чемпионатов он набрал 513 (241+272) очков, что не совсем вписывается в понятие о классическом тафгае. Тем не менее больше всего Дэйв любил провоцировать соперников и провел в лиге более 200 боев. Он следовал философии легендарного Конна Смайта: «Если вы не можете победить оппонента в переулке, вы не сможете победить его и на льду».

Детство и прозвище

Уильямс родился в городе Уэйберн (провинция Саскачеван), и его характер был закален с юных лет. Он рос в большой семье, где денег особо не водилось, а вечером на улице тебе могли настучать по голове просто так. Отец Дэйва работал маляром в психиатрической больнице и был очень строгим в плане воспитания. Именно он сыграл ключевую роль в формировании мировоззрения своего сына. «Если моему отцу хоть на секунду могло показаться, что мы проиграли из-за того, что я недостаточно старался, домой мне лучше было не возвращаться. Он мог отлупить меня так, что я потом месяц не мог нормально сидеть. Даже сейчас после поражений и неудачных матчей я думаю о нем. Когда я вижу, как мои одноклубники любезно разговаривают с соперниками, которые только что нас просто растоптали, во мне бушует гнев», — вспоминает Дэйв.

Уильямса в его первой детской команде ставили на ворота, однако он ни за что не хотел надевать маску. Юный игрок считал, что защиту придумали только для слабаков. Впрочем, вратарь из него был весьма посредственный. Ему было скучно играть на этой позиции, и он старался развлекать себя различными способами. Например, любил бить соперников клюшкой и не делал исключений даже для арбитра. Именно в тот период Дэйв получил прозвище Тигр, которое закрепилось за ним на всю жизнь. В некоторых статистических сводках НХЛ Уильямса записывали под именем Тайгер. Звучит весьма воинственно. Особенно учитывая его жесткий стиль на льду, за который также можно благодарить отца. Он занимался боксом и стал для Дэйва реальным примером спортсмена. Старший Уильямс часто играл с сыновьями в хоккей на пруду, однако за всю жизнь так и не научился хорошо кататься на коньках.

Игра с Троттье и первый контракт в НХЛ

Свою профессиональную карьеру форвард начинал в клубе из лиги Западного побережья (WCHL) «Свифт Бронкос». В одном из сезонов за 66 матчей он набрал 108 (52+56) очков, что стало лучшим показателем за всю его игровую карьеру. В этой команде на протяжении двух лет (1972-1974) Дэйв играл вместе с будущим шестикратным обладателем Кубка Стэнли Брайаном Троттье. Несколько лет назад легендарный игрок «Айлендерс» написал на The Player's Tribune письмо молодому себе, в котором также вспомнил своего хорошего друга Уильямса.

«Его зовут Тигр. Угадай, как он заработал такое прозвище? Во время матча ему не понравился выписанный штраф. Так что в свои пять лет он треснул арбитра, которым был его старший брат. Безумный парень. Тайгер — не только лидер по количеству набранных штрафных минут за всю историю НХЛ, но и один из твоих ближайших друзей на всю жизнь. И он преподаст тебе несколько ценных уроков. Он реально научит тебя драться. Практически после каждой тренировки вы будете устраивать спарринг, словно боксеры. Он обучит тебя правильному распределению сил и умению защищать себя. Дэйв также обучит тебя биться в гораздо более глубоком понимании этого слова», — говорил в письме Троттье.

Уже в юные годы Уильямс был очень предан своему делу и невероятно целеустремлен. Такой игрок, как он, не мог не попасть в НХЛ. «Торонто» выбрал его на драфте в 1974-м во втором раунде под 31-м номером. Во время подписания своего первого контракта игрок произвел колоссальное впечатление на руководство клуба. Уильямс не доверял агентам и лично встретился с тогдашним вице-президентом «Торонто» Кингом Клэнси. Он предложил форварду 75 тысяч долларов, после чего игрок прошел через комнату к аквариуму с пираньями. Он посмотрел на рыбу, затем на Клэнси и сказал: «Я буду такой же пираньей на льду». Это так впечатлило босса, что он выписал Уильямсу еще один чек на 30 тысяч долларов в качестве подписного бонуса.

Битва с болельщиком и любимец Торонто

В составе «Мэйпл Лифс» форвард провел почти шесть лет и отработал каждый цент своего контракта. Его обожали поклонники команды, он стоял горой за партнеров, а в регулярном чемпионате-1977/78 набрал 351 минуту штрафа. В тот сезон он выдал свой лучший бомбардирский результат за карьеру в «Торонто» — 50 (19+31) очков в 78 матчах. Канадец поиграл с такими звездами, как Дэррил Ситтлер и Лэнни Макдональд, которые очень его уважали и нередко угощали ужином. Тогда в команде даже существовало правило трех секунд. Если в течение этого времени после какого-нибудь грязного эпизода Уильямс не появлялся на льду, то хоккеисты «Торонто» должны были сами постоять за себя. Однако чаще всего со всеми проблемами разбирался именно Тигр.

Во время матча против «Лос-Анджелеса» произошел жаркий эпизод, который Уильямс описывает в своей автобиографии. Защитник «Кингз» Дэйв Хатчинсон ударил его клюшкой, и началась настоящая бойня. Деревянные щепки летели в разные стороны и внезапно на скамейку спрыгнул один из болельщиков. «Я был так заведен, что решил и ему тоже врезать. В тот момент на льду разгорелась массовая драка. Меня схватили полицейские и один из них сказал: «Нам нужно выбраться отсюда, ради твоего же блага». Они отвели меня в раздевалку и заперли. Я сидел там один с большим черным полицейским, а снаружи болельщики стучали в дверь и выкрикивали мое имя. Заметив мое беспокойство, коп вытащил из кобуры пистолет и сказал: «Не волнуйся, парень. Если кто-то рискнет пройти сюда, я пристрелю его», — пишет в книге Уильямс.

Интересно, что подобная ситуация произошла в его карьере не впервые. Еще во времена выступлений за «Бронкос» у форварда был похожий опыт общения с болельщиками. В одном из матчей на лед начали бросать леденцы, и Уильямс, недолго думая, заехал какому-то парню клюшкой по лицу. Форвард однажды пошутил, что если бы не различные судебные разбирательства и потраченное время на перелеты, то он сыграл бы гораздо больше матчей.

Покатушки на метле и Матч звезд

В феврале 1980-го в результате обмена игрок отправился в «Ванкувер», где его быстро приняли как своего. Сезон-1980/81 стал самым результативным для Дэйва за карьеру в НХЛ — 62 очка (35+27) в 77 матчах, и все это на фоне 343 минут штрафа. Уже в следующем году Уильямс поможет «Кэнакс» сенсационно пробиться в финал Кубка Стэнли, где его команда без вариантов уступит в серии «Айлендерс» (0-4). За тот кубковый поход канадец смог набрать 10 (3+7) очков и сумасшедшие 116 минут штрафа в 17 играх.

«Кэнакс» трижды выходили в плей-офф за первое десятилетие своего существования в лиге и не выиграли ни одной серии, но все это было до прихода Уильямса. Руководство клуба даже хотело навсегда закрепить за форвардом 22-й игровой номер, но по старым правилам НХЛ требовалось разрешение от предыдущего игрока. Защитник Боб Манно не согласился на это даже за деньги. Спустя долгие годы 22-й номер в «Ванкувере» все-таки закрепили, но уже за Даниэлем Сединым.

Уильямс навсегда вошел в историю клуба как автор самого оригинального празднования заброшенной шайбы. Причем сделал он это после гола в ворота своей бывшей команды — «Торонто». В третьем периоде форвард вывел «Ванкувер» вперед (5:4), после чего прокатился на собственной клюшке, словно ведьма на метле. Дэйв повторил трюк перед уходом команд в раздевалку, услышав, что его признали третьей звездой встречи. «Это была моя первая игра на арене «Мэйпл Лифс» после обмена. Нам же нужно было как-то развлекать болельщиков. Это же шоу-бизнес, в конце концов», — сказал Уильямс в интервью Toronto Sun.

В 1981-м, впервые в истории «Кэнакс», их игрока выбрали в стартовую пятерку матча звезд НХЛ, где Дэйв сыграл в одном сочетании с Уэйном Гретцки и Майком Босси. Разумеется, в своей книге игрок не мог обойти такой яркий момент карьеры: «Я был слегка взволнован, потому что моими партнерами по звену были Гретцки и Босси, а эти парни не играют в «бей — беги». В одном из эпизодов я катился на полной скорости, наблюдая за соперником с шайбой, Босси делал то же самое, и мы столкнулись. Он рухнул, словно его подстрелили. Я чувствовал на себе взгляд ненависти генерального менеджера «Айлендерс» Билла Торри. Я посмотрел на Босси и подумал: «Вставай уже наконец. Миллионы человек только что видели, как обладателя Кубка Стэнли переехал этот клоун Уильямс». К счастью, Босси поднялся на ноги, и я поблагодарил Бога, что все обошлось».

Не побоялся нокаутировать Скотти Боумэна

В свитере «Ванкувера» Уильямс поучаствовал еще в одном не менее известном эпизоде. В матче против «Баффало», который тогда тренировал Скотти Боумэн, Дэйв решил доказать всем, что авторитетов в хоккее для него не существует. Во время массовой стычки между игроками форвард подъехал к скамейке соперника и ударил клюшкой главного тренера «Сэйбрз». Канадца даже пришлось возвращать в реальность с помощью нашатыря.

«Я признаю, что перешел грань, но Боумен вел себя как придурок и провоцировал меня грязными словами. У меня в голове сразу промелькнула мысль: «Сейчас, сукин сын, ты получишь куском дерева по голове». Я ударил его не сильно — примерно на 25 процентов от своих возможностей. Его дело — тренировать команду, а не поливать грязью игроков соперника. За ним закрепилась не лучшая репутация», — сетовал в старом интервью Уильямс. За свое поведение форвард получил дисквалификацию на один матч, а поначалу говорил, что задел тренера случайно. Теперь Боумэн шутит, что он задолжал Уильямсу один удар.

Задирать Дэйва было опасно даже обычным прохожим. Однажды в Торонто игрок устроил погоню за парнем, который выбросил на дорогу мусор из своей машины. «Я высунулся из окна и спросил, как он будет себя чувствовать, если я начну мусорить у него дома. Он нажал на газ, и мне пришлось гнаться за ним километров 40. Парень летел на красные светофоры и даже заезжал на тротуары. В конце концов он остановился у полицейского участка и побежал внутрь здания с криками о том, что его хотят убить. В итоге оказалось, что у чудака была куча судимостей и неоплаченных штрафов. Его отправили за решетку на 18 месяцев, а я получил похвалу от шерифа», — вспоминает Уильямс.

Недоверие к женщинам и непонятная Калифорния

В концовке карьеры канадец поиграл в трех клубах — «Детройт», «Лос-Анджелес» и «Хартфорд», но наибольший след он оставил в «Кингз». В солнечной Калифорнии форвард отыграл почти три года и со своей ролью полицейского справился. «Королям» был просто необходим игрок такого калибра. Особенно после того, как игроки «Баффало» избили в матче всю их команду, а затем «Лос-Анджелес» уступил «Калгари» со счетом 0:7. Именно в «Кингз» Уильямс установил рекорд своей карьеры по количеству штрафных минут за один регулярный чемпионат — 358.

Марсель Дионн, уже бывший тогда легендой клуба, никогда не любил чрезмерную жесткость в хоккее, но об игре своего нового партнера отзывался хорошо. «Его действия носят стратегический характер. Он никогда не делает что-то из злого умысла. Приятно, когда в твоей команде есть такие парни», — говорил нападающий. Кроме того, в сезоне-1985/86 Дэйв набрал 49 (20+29) очков в 72 матчах регулярки.

Тем не менее адаптация консервативного канадца к устоям трендовой Калифорнии проходила очень сложно. Уильямс не скрывал, что его напрягает молодежь с безумными прическами и парни с серьгами в ушах. Как он говорил в то время: «Я таким людям не верю». На фоне жизненных взглядов игрока в «Лос-Анджелесе» не обошлось без скандала. Дэйв открыто заявлял о том, что женщинам нет места в хоккейной раздевалке, и однажды выставил за дверь репортершу New York Daily News Лори Миффлин. Причем сделал это в Нью-Йорке на арене «Мэдисон Сквер Гарден».

Разумеется, Лори обратилась с жалобой в НХЛ, заявив, что нападающий с ней грубо обращался и использовал нецензурную лексику. Руководство лиги обязало Уильямса извиниться перед пострадавшей, но канадец твердо следовал своим принципам и не стал этого делать. Читая подобные истории, понимаешь, что в наши дни такой сценарий точно не прокатит.

Жизнь вне хоккея

После прощания с хоккеем Дэйв сделал успешную карьеру в сфере недвижимости, инвестиций и нефтяной промышленности. Он даже являлся президентом крупной компании Pacific Rodera Energy Inc в Калгари. Если ему выпадает шанс встать на коньки, он старается не упускать такую возможность. В 2017-м Уильямс сыграл в составе ветеранов «Торонто» против «Детройта». Мероприятие было приурочено к 100-летию лиги.

Тигр Уильямс. Фото Getty Images
Тигр Уильямс. Фото Getty Images

«Сейчас я зарабатываю больше денег, чем в то время, когда выступал в НХЛ. Но это абсолютно другое чувство. Мы играли в такой сильной лиге, дарили радость болельщикам. Это невероятные ощущения. Хоккей всегда делает нас молодыми», — ностальгирует бывший форвард.

Три года назад Уильямс напомнил о себе в СМИ очередным скандалом. На борту военного самолета он отправился с официальной делегацией в Латвию, чтобы поддержать на учениях натовских солдат. Выпив немного алкоголя во время полета, Дэйв начал приставать к стюардессе, которая в итоге подала на него в суд. На этот раз канадец извинился перед женщиной, но разбирательство завершилось для него потраченным временем и потерянными на адвоката деньгами. Хотя пострадавшая заявила, что не считает извинения Уильямса искренними.

В феврале следующего года бывшему игроку исполнится 68 лет. Он в прекрасном расположении духа, в свободное время ходит на охоту и радуется жизни. За свою карьеру он не выиграл ничего, зато безоговорочно вписал свое имя на карту мирового хоккея. Своим трудолюбием и самоотдачей он привнес в эту игру много нового, а всеобщее признание — не менее ценный трофей, чем медали и кубки.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

7