Самые крутые близнецы мирового спорта. Они заканчивают карьеру

Иван Шитик
Корреспондент
3 апреля 2018, 17:00
26 июня 1999 года. Бостон. Даниэль и Хенрик СЕДИНЫ выбраны "Ванкувером" под вторым и третьим номерами драфта НХЛ. Фото Reuters
Журнал Sportsnet поговорил с бывшими партнерами нападающих "Ванкувера" Даниэля и Хенрика Сединов и попросил их рассказать о братьях-близнецах, которые вчера объявили о завершении спортивной карьеры.

Взаимопонимание братьев-близнецов Хенрика и Даниэля Сединов обросло легендами. Но каково оказаться третьим лишним в этой тройке и играть рядом с двумя легендами "Ванкувера"? Бывшие партнеры шведских нападающих поделились своими воспоминаниями. Какие они на льду? А в жизни? Насколько непросто находиться рядом с людьми, которые неразлучны с рождения? И – самое главное – умеют ли даже самые близкие партнеры по команде различать братьев?

 

"We started the year with the mindset that a decision would be made in the postseason. But it became clear, after discussions with our families throughout the year, that this will be our last season..." Full letter from Daniel & Henrik on Canucks.com.

Публикация от Vancouver Canucks (@canucks) 2 Апр 2018 в 9:46 PDT

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Маркус Нэслунд (играл вместе с братьями с 2000 по 2008 годы): когда я был только начинающим хоккеистом, то мы играли вместе с их старшим братом на одном льду в родном Эрншельдсвике. Так что я знаю их с ранних лет. И я отлично помню, что они всегда хвостом таскались за старшим братом.

Когда я стал постарше, то уехал из родного города и мог видеть их в деле только уже летом, когда возвращался домой. Вместе мы сыграли впервые на чемпионате мира-1999. Это было за год до того, как они переехали в Ванкувер.

Тревор Линден (2001-08): когда я впервые встретил их, то это были еще дети. Во всяком случае, очень молодые ребята.

Трент Клэтт (2000-03): у меня была такая же первая реакция: совсем дети. Они еще не готовы. В конце концов… они так молоды и переехали совсем в другую страну, попали на другой континент.

Они были неразлучны. Постоянно вместе. Очень скромные и тихие, все держали в себе. Но даже в 19 лет это были сложившиеся профессионалы.

Брайан Смолински (2006-07): первые пару лет я играл против них. Тогда они были молоды, новые лица в лиге. Но сразу же сделали себе имя в НХЛ. Конечно, многие обратили на них внимание и потому, что они были близнецами. Но мы быстро поняли, что следить за ними нужно не только из-за этого. От них всегда исходила опасность. В жизни же это были очень спокойные, вежливые молодые люди, которые очень много работали, чтобы достичь своей цели. Такие похожие… но в кое-чем и разные.

Никлас Йенсен (2012-15): впервые я познакомился с ними, когда мне было 18 лет. Это случилось после драфта, в первом тренировочном лагере. Они проявили большое радушие, так что я сразу почувствовал себя своим в коллективе. Честно скажу, что это два самых лучших партнера за всю мою карьеру. Они всегда приветливы, всегда поздороваются с тобой, поинтересуются твоим состоянием, здоровьем семьи. Они часто брали меня с собой в рестораны. Братья помогали всем новичкам и помогали им освоиться в команде.

Майк Санторелли (2013-14): их всегда отличали упорство и трудолюбие. Но это не мешало им оставаться веселыми и поддерживать легкую атмосферу в раздевалке. Это настоящие лидеры. И прекрасные люди.

Янник Хансен (2006-17): да, прекрасные лидеры. Но они не из числа тех, кто орет на партнеров. Они ведут за собой на своем примере. То, как они держат себя по отношению к партнерам, соперникам и судьям, вызывает уважение. И заставляет хотеть быть похожими на них. Именно поэтому партнеры идут за ними.

Йенсен: они всегда усердно работали, чуть ли не усерднее всех. Знаете, это заставляет многое переосмыслить, когда такие талантливые и звездные игроки так вкалывают на каждой тренировке. Каждый день они стремятся стать лучше. И любой игрок, особенно молодой, понимает, что даже самый большой талант бесполезен без упорства и желания совершенствоваться.

Зак Дэлпи (2013-14): они всегда находятся в оптимальной форме. Я не знаю других хоккеистов, которые также серьезно относились бы к тренировкам. По-моему, в любом упражнении они были в числе лучших. Так что речь не только о таланте. Но и о каждодневной работе. И это вдохновляет.

Линден: я быстро зауважал их, потому что увидел, что это люди с очень крепким внутренним стержнем. И они были готовы пройти через многое, чтобы стать по-настоящему большими игроками.

ПЕРВЫЙ ОПЫТ СОВМЕСТНОЙ ИГРЫ

Нэслунд: мы проводили благотворительный матч на родине. Игроки НХЛ против хоккеистов МОДО. Хенрик и Даниэль только заключили контракт с "Кэнакс", так что они попали в "состав НХЛ". В той встрече мы оказались в одной тройке. Играть с ними было очень просто. Они знали, куда доставить шайбу и где нужно оказаться в нужный момент. Казалось, что им дается все проще, чем остальным. Они думали на пару шагов вперед.

Дэлпи: я оказался в их тройке случайно. То ли команда играла неважно, то ли кто-то получил травму… в общем, меня поставили к ним на край. Точно помню, что мы встречались с "Сент-Луисом". Отчетливо помню момент, когда тренер Джон Торторелла выкрикнул: "Хэнк, Дэнни", – а затем добавил мое имя. Я даже не сразу среагировал, так как не могу поверить в реальность происходящего. Пришлось уточнить у одного из партнеров: "Он правда назвал мое имя?" Конечно, я немного нервничал. Не хотел подвести или разозлить их. Когда-то они были моими кумирами, так что не хотел, чтобы им пришлось жалеть: "Эх, мы должны играть с Заком?"

Джейсон Кинг (2002-04): это был мой первый год в профессиональном хоккее. Меня вызвали из фарма – "Манитобы" – в основу "Кэнакс". И в первой же игре, против "Далласа", меня поставили в звено с братьями. В первой же смене я понял, с мастерами какого калибра оказался на одном льду.

Йенсен: моя первая игра в одной тройке с ними пришлась на встречу с "Сан-Хосе". Мой дебют в НХЛ. Мне было 19 лет. Меня подняли в основу, где я провел пару матчей. И играл на краю в их тройке. Конечно, немного нервничал, но сложно представить более приятных партнеров. Братья – уникальное явление в хоккее. Их взаимопонимание, талант… И они продержались на этом особенном уровне на протяжении всей карьеры. Классно, что дебютировать мне довелось в такой ситуации.

Санторелли: как же я волновался. По-моему, мы играли против "Калгари", и я вышел вместе с ними на третий период. Хенрик выдал мне феноменальный пас, и мы забили. Он отдал передачу на пол площадки и вложил шайбу мне точно в крюк. Оставалось только не промахнуться. Невероятные ощущения. Даже в самых приятных снах я не мог мечтать о таком.

Линден: когда ты выходишь вместе с ними на лед, то превращаешься для них в третьего брата.

Йенсен: никогда не испытывал чувства дискомфорта рядом с ними. Если тебе посчастливилось сыграть с братьями в одном звене, то не о чем беспокоиться. Они позаботятся о тебе.

Дэлпи: я не чувствовал себя третьим колесом. Нужно было стараться только не сильно отставать и не облажаться по-крупному. (Смеется).

Клэтт: безусловно, они играли гораздо лучше, чем я. Единственное, что нас несколько сближало, так это схожий стиль игры. Так что выходить с ними в одной тройке – это настоящее удовольствие.

Кинг: когда я забросил первую шайбу в карьере, именно они забрали ее со льда и вручили мне.

Райан Кеслер (2003-14): одни из лучших партнеров за мою карьеру. И одни из самых веселых.

ПРОСТО ОТКРЫВАЙСЯ

Йенсен: почти каждый игрок в команде говорил мне: "Просто закрой глаза и езжай к воротам. Не забывай держать клюшку на льду, и они сами тебя отыщут". У них выдающееся видение льда и они умеют играть в пас на недосягаемом уровне.

Линден: одни из самых успешных партнеров Даниэля и Хенрика необязательно были самыми талантливыми парнями. Им нужно было просто обладать умение находить открытые зоны и вовремя открываться под передачу.

Дэлпи: наверное, ты просто должен постараться воспользоваться тем подарком, что преподнесла тебе судьба.

Кеслер: действительно, тебе остается только открываться, а все остальное они уже сделают сами. Наслаждайся волшебством, только не забывай крепко держать клюшку.

Хансен: нужно стараться освобождать для них пространство, оттягивать на себя внимание защитников. Если тебе удается увести защитника, дать им лишнюю секунду на действие… Хотя бы закрыть обзор вратарю. В общем, сделать все возможное, чтобы хоть немного развязать им руки.

Нэслунд: нужно учиться просчитывать ход событий наперед. Иначе ты безвозвратно отстанешь от них.

Клэтт: ты должен быть спокойным и нежадным. Ведь они именно такие.

Радим Врбата (2014-16): их взаимопонимание на каком-то ином, недосягаемом уровне. Так что третий партнер просто должен учиться читать их намерения и стараться особенно не мешать. Они не пытаются переиграть соперника один в один или перебороть его. Их оружие – это короткие передачи, многоходовые комбинации и перемещения, которые закружат голову любому защитнику.

Линден: они сразу сказали мне: "Постарайся открыться. Найди свободное место. Позволь нам вести шайбу. Не нужно, чтобы этим занимались трое. Твоя задача – открыться под передачу".

Смолински: с одной стороны играть, с ними очень просто, с другой – сложно. Мне повезло, что к моменту нашей встречи у меня за плечами был богатый опыт игры в НХЛ. Когда-то я выступал в одной команде с Марио Лемье, Роном Фрэнсисом и Яромиром Ягром – выдающимися мастерами. И тогда я столкнулся с такой же проблемой. С ними сложно играть, потому что уровень их мастерства находится совершенно на другой планете. Так что первое время уходит на адаптацию к новым условиям обитания. Иногда ты слишком стараешься помочь им, если можно так сказать, много берешь на себя, что лишь вредит всей тройке, потому что ты не обладаешь их навыками, а они остаются без шайбы.

Однако братья очень спокойно к этому относятся. Они всегда стремятся помочь партнеру. И если они хоть как-то могут подстроить свой стиль под нового вингера, то они обязательно это сделают.

Дэлпи: вспоминается один момент: я сидел на скамейке и ждал выхода на лед вместе с братьями. Очень нервничал. Во время паузы на телевизионную рекламу они сказали мне: "Эй, Зак, просто играй так, как привык. Не думай, что тебе нужно что-то менять или доказывать. Делай то, что привык. А мы позаботимся об остальном". Для меня это было большим облегчением. Когда ты выходишь на лед вместе с суперзвездами, то иногда стараешься сыграть так, как не умеешь и не можешь. После этих слов Хэнка я полностью успокоился.

Йенсен: я всегда чувствовал себя комфортно рядом с ними. Они быстро объяснили мне, как и что нужно делать на льду. Должен был просто не ломать их систему. Но поддерживать их темп очень сложно, потому что они слишком хороши и всегда знают, где и кто находится.

 

?Everyone has something great to say about the Sedins. #ThankYouSedins ?

Публикация от Vancouver Canucks (@canucks) 2 Апр 2018 в 2:10 PDT

ТЕЛЕПАТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОПОНИМАНИЕ

Смолински: Даниэль и Херник не любят много говорить. Обычно, болтать начинаешь первым ты: "Эй, я здесь! Посмотрите! Эй! Сюда!"

Дэлпи: а им просто и не надо говорить. Они так долго играют вместе, что с закрытыми глазами могут сказать, где находится брат. Третьему же члену тройки нужно было привыкать. Иногда я так орал, что они успокаивали меня: "Эй, просто открывайся. Мы знаем, где ты находишься. И обязательно отдадим тебе шайбу".

Кинг: разговаривать они любят на скамейке. Обсуждать действия, тактику, построения соперника. Они дают указания, куда двигаться партнерам, объясняют, где могут оказаться сами.

Линден: на льду между собой они не разговаривают. Да им эти и не нужно.

Алекс Бэрроуз (2005-17): я люблю шутить, что на льду они напоминают дельфинов. Они произносят не слова, а издают звуки. И этих звуковых волн достаточно, чтобы они прекрасно понимали друг друга.

Врбата: это уникальное явление. Наверное, каждый хоккеист знает игроков, у которых хорошее взаимопонимание, потому что они играют вместе несколько лет. Но братья вместе с момента рождения. И иногда создается впечатление, что у них один мозг на двоих.

Санторелли: тебе остается только удивляться раз за разом: "Ух ты, я не верю, что они только что сделали!"

Кинг: передачи не глядя, пасы за спину... для них это обыденность. Они затылком видят друг друга. Не знаю, какую роль в этом играет то, что они – близнецы, но это впечатляет.

Клэтт: уровень их игрового интеллекта невозможно измерить.

Кеслер: ты стараешься настроиться на их радиоволну, понять, как они мыслят на площадке. Но до конца это ни для кого непостижимо.

Бэрроуз: они всегда видят друг друга. Способны делать передачи, о которых никто даже задуматься не рискнет.

Хансен: это взаимопонимание... Не думаю, что кто-то в лиге может сравниться с ними в этом плане.

Йенсен: уверен, что это все из-за того, что они близнецы.

ОТЛИЧИЯ

Смолински: если бы, к примеру, полиция вывела бы их для опознания, то я не смог быть различить братьев.

Нэслунд: я могу найти разницу, но для этого они должны находиться рядом.

Дэлпи: кто-то говорил мне – и это звучит жутковато, – но их головы разнятся по форме.

Йенсен: лицо Дэнни... его голова и челюсть чуть уже, чем у Хэнка.

Дэлпи: хорошо, но как различить это, когда говоришь только с одним из них? Так что нет, я не умею распознавать братьев-близнецов. Остается только гадать и полагаться на удачу.

Смолински: мы просто здоровались, не затруднял себя произношением имени. Уверен, что они к этому привыкли и относятся спокойно. Ведь с этим они сталкивались с самого рождения. Повторюсь, я не заморачивался вопросами об имени: "Эй, парни! Как дела?" – Или: "Эй, братья? Как живете?"

Бэрроуз: первые пару месяцев, не буду врать, было непросто. Но сейчас для меня это не составит труда. Для меня теперь они даже не похожи. Даже по телефону я могу различить, с кем из братьев общаюсь.

Санторелли: думаю, я смогу заметить отличия.

Стив Бернье (2008-10): мне кажется, что Хенрик чуть крупнее. Конечно, если вы увидите их рядом, то сможете различить братьев.

Линден: а мне достаточно посмотреть на то, как они ведут себя. На их мимику и жесты.

Клэтт: я быстро научился распознавать их. В конце концов, у моей жены также есть сестра-близнец, так что для меня это было не так сложно. Я был подготовлен. Быстро научился узнавать, когда разговариваю с Хэнком, а когда – с Дэнни. Нужно учиться замечать мелкие детали.

Смолински: достаточно посмотреть на лед. Тот, кто играет в центре – Хэнк. (Смеется). Если без шуток, то это вопрос времени. Скоро ты начинаешь различать их.

Йенсен: конечно, они очень похожи. Даже на льду. Даже цифры на свитерах почти одинаковые. Иногда ты не задумываешься и бросаешь: "Эй, Хэнк", – а потом понимаешь, что перед тобой Дэнни. Тогда чувствуешь себя неловко.

Дэлпи: Джон Торторелла никак не мог запомнить. Он мог подойти к одному из них в тренажерном зале: "Хэнк или Дэнни... Кто бы ты ни был!" Это было очень смешно. И у них это вызывало только улыбку.

Врбата: я уже лучше распознаю братьев, но процесс еще не закончен. (Смеется).

Бернье: мне кажется, что Даниэль чуть более общительный.

Нэслунд: а я считаю, что Хэнк. И он больше любит веселиться.

Санторелли: думаю, Даниэль чуть агрессивнее. Однако это не отменяет того факта, что они оба – прекрасные люди.

Дэлпи: очень спокойные и приземленные. Рядом с ними ты всегда чувствуешь себя спокойно. И они любят посмеяться и хорошо провести время, так что их окружает теплая и добрая атмосфера.

Бернье: Даниэль боится летать... Или это Хэнк? Подождите... (Смеется). В любом случае, в этом они различаются.

Кинг: Хенрик был моим соседом по комнате. Мы много времени проводили вместе, ходили в рестораны. Мне повезло познакомиться поближе с ними обоими. Очень приятные в общении люди.

ТРОЙНЯШКИ

Клэтт: иногда я пересекаюсь с людьми, которые называют меня "Тройняшка". Думаю, за это я должен благодарить братьев. Однако меня это не задевает. Наоборот, мне это даже нравится и льстит. И я горжусь тем, что могу рассказывать, как играл рядом с такими мастерами.

Нэслунд: если посмотреть на статистику хоккеистов, которые выходили рядом с братьями, то в таком сочетании они проводили лучшие сезоны в карьере.

Смолински: безусловно, они делают тебя лучше. Играть на их краю – это привилегия, потому что ты выходишь на лед рядом со звездами мирового уровня. И нужно пытаться повышать свой уровень, чтобы хоть немного соответствовать. Они могут делать то, на что способны единицы, а ты должен пытаться все не испортить. Я получал огромное удовольствия, играя рядом с ними.

Йенсен: ты не только чувствуешь себя комфортно, но и уверенно. А в хоккее это очень важно. Рядом с ними я испытывал именно такие чувства. И они очень сильно помогли мне в моей карьере.

Дэлпи: удивительное ощущение. Когда я оказался в их тройке, то сразу пришла уверенность. Такого я не испытывал никогда прежде. Я думал про себя: "Так вот что ты можешь, когда чувствуешь себя уверенно с шайбой?" Не знаю, откуда это взялось во мне, но я был раскрепощен. Сам себе удивлялся. Не хочу сказать, что теперь я превратился в плохого хоккеиста, но больше я никогда не чувствовал себя таким крутым, как в то время.

Кинг: братья – единственная причина, почему я получил приз лучшиму новичку месяца в ноябре 2013 года. Пожалуй, это был самый яркий момент моей карьеры в НХЛ. Конечно, я испытываю только чувство огромной благодарности и признательности за то, что они для меня сделали. Играть рядом с такими мастерами, воочию лицезреть их легендарное взаимопонимание – для меня это было честью.

Дэлпи: не хочу сказать ничего плохого о родном брате – когда-то мы тоже играли вместе, – но близнецы из Швеции – лучшие партнеры, с которыми мне доводилось выходить на лед. И я горжусь тем, что могу сказать, что забил гол с передач Даниэля и Хенрика Сединов. Даже могу хвастаться этим.

Линден: не думаю, что мы увидим подобное явление в хоккее в обозримом будущем.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд