«Когда разорвали контракт с Ковальчуком, вся команда была в шоке». Большое интервью Прохоркина

22 января 2020, 10:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Николай Прохоркин: «Когда разорвали контракт с Ковальчуком, вся команда была в шоке»»

№ 8121, от 24.01.2020

Николай Прохоркин. Фото AFP Николай Прохоркин. Фото AFP Николай Прохоркин. Фото USA Today Sports Николай Прохоркин. Фото AFP Никита Гусев, Николай Прохоркин, Алексей Береглазов, Виктор Антипин. Фото Алексей Иванов Николай Прохоркин. Фото Юрий Кузьмин, photo.khl.ru Николай Прохоркин. Фото AFP
Обозреватель «СЭ» продолжает цикл материалов «Новые русские в НХЛ». Вслед за Денисом Гурьяновым и Владиславом Гавриковым следующий герой — форвард «Лос-Анджелес Кингз» Николай Прохоркин.

«Доверяем ли мы ему? Абсолютно. Прохоркин — настоящий игрок НХЛ»

Немногие уезжают из России в НХЛ в 26 лет и позже. Большинство хоккеистов к этому возрасту уже определились в ту или другую сторону — и приоритеты свои меняют крайне редко. Николай Прохоркин, который в последние годы прошел разное — от олимпийского золота в Пхенчхане-2018 (где он был центром третьего звена и сделал дубль в ворота американцев) до скамейки в нескольких матчах полуфинальной серии СКА против ЦСКА — решился. Еще в конце апреля он подписал контракт новичка с «Лос-Анджелесом» — клубом, который ждал и не обменивал права на него с 2012 года, когда задрафтовал в четвертом раунде. И дождался.

«В 26 я не ощущаю себя старым, не думаю о том, что это уходящий возраст или что пересидел дома, — говорит Прохоркин, с которым мы беседовали в промежутке между двумя домашними матчами, проигранными «Королями» с минимальным счетом «Коламбусу» и «Далласу». — Наоборот, 25-26 лет — самый приятный возраст для игры здесь. Какие-то навыки уже есть, чего-то уже достиг — но ты еще не старый, чтобы останавливаться в развитии. У тебя еще есть время, чтобы набрать для себя новый багаж.

А перестройка больше нужна психологическая, в голове. Это давит на всех хоккеистов, которые приезжают сюда, не играя в низших лигах, в юниорке совсем молодыми. Ты едешь и думаешь: «Блин, это что-то совсем другое». Другое, конечно, есть, не на настолько, насколько ты себе это представляешь.

И пресса пугает. Ну не то чтобы пугает, а все разговоры о том, что НХЛ — что-то неподъемное, что до нее только невероятные люди могут вырасти. Да, это сложная лига, где нужно много работать, но ничего сверхъестественного в ней нет. Шайбы с трибуны тут никто не забивает. Хоккей тот же самый, просто немного быстрее.

К тому же сейчас в России перешли на маленькие площадки, и думаю, что со следующим отъездом у ребят не должно возникнуть проблем в плане адаптации на маленьких площадках — как было до этого. Тому же Капризову будет комфортнее переходить, тем более что Кирилл — очень хороший хоккеист, у него огромное будущее. У меня же было в голове — ты играл на большой площадке и надо переходить на маленькую. Что делать?

Но на прямой вопрос: «То есть абсолютно не жалеете, что раньше не уехали?» Прохоркин от столь же прямого ответа уклоняется:

«Пусть сначала пройдет несколько сезонов, и тогда можно будет ответить. Рано, не рано — тут уж как получилось. Я доволен, что сейчас здесь. Нужно просто набирать обороты, очки и приносить пользу команде».

Главное, чтобы был доволен не только сам хоккеист, но и тренерский штаб — им. И судя по тому, что я услышал из уст главного тренера Тодда Маклеллана, их чувства — взаимны:

«Теперь мы используем его и в большинстве. Доверяем ли мы ему? Абсолютно. Намного больше, чем в начале сезона. В таких вопросах есть две стороны — игрок и тренерский штаб. Нам нужно было время, чтобы лучше узнать друг друга. Чем лучше узнаем — тем больше растет доверие. Мы определенно рады видеть его здесь. Считаю, что Прохоркин — настоящий игрок НХЛ, который может стать еще лучше. При условии, что и мы будем его к этому подталкивать, и он себя».

«С АХЛ у меня все произошло своевременно»

Почти весь первый месяц регулярки, однако, Прохоркин провел в фарм-клубе, в АХЛ. Это было не самое веселое начало, и недаром тогда Николай дал интервью «СЭ», в котором выражал мнение, что АХЛ — лига, вредная для развития игроков. Его вызвали наверх за считанные дни до того, как 1 ноября вступил в силу пункт о возможности отъезда в КХЛ.

«Я был очень рад звонку и вести, что меня поднимают, — говорит Прохоркин. — Очень хотелось сыграть в НХЛ, желание было огромное. Но тяжело оценивать свою игру объективно. Все равно есть фактор адаптации, проблемы с языком. Понимать-то понимаешь, но с тем, чтобы быстро среагировать на льду, подсказать партнерам, крикнуть, попросить передачу на языке, есть небольшие сложности. Полсекунды где-то теряешь, пока переходишь в голове на английский.

Поначалу было очень сложно, потому что я прямо очень долго реально думал, чтобы попросить шайбу или помочь партнеру. Сейчас все происходит намного быстрее, но все равно не идеально. В некоторых моментах ты видишь шайбу, хочешь крикнуть ему, что она у него в ногах — и тебя замыкает. Не можешь вспомнить правильное слово".

Интересный нюанс, правда? Прохоркин вообще говорит увлекательно, сочно, с деталями и хорошим языком. А я привожу ему цитаты главного тренера «Лос-Анджелеса» Тодда Маклеллана, с которым мы поговорили накануне — в том числе и о нем. Например, такую:

«Николай пережил сложное время, когда только приехал. Когда-то он в Северной Америке уже был (об этом — позже, — Прим. И.Р.), но это был очень короткий срок, и ему все равно нужно привыкать к новой обстановке, тренерам, языку, партнерам. Убежден, что возможность стартовать с АХЛ была для него ценной, хотя сам он так не считал».

По поводу сложного начального отрезка рассказ Прохоркина вы уже прочитали выше. А теперь — о той самой АХЛ, в которой он после первого месяца за океаном так не рекомендовал никому играть. Оказывается, теперь наш форвард мыслит чуть иначе.

«Не считаю, что это было плохо или не нужно, — говорит он. — Наоборот, все произошло своевременно. Просто это было небольшим шоком. Потому что я готовился к НХЛ и о другом повороте событий даже особо не думал. Этот шаг в АХЛ был небольшим, я его сделал, переступил, и это все равно во многом помогло мне в адаптации».

Привожу Прохоркину в пример Дениса Гурьянова, который вообще задержался в АХЛ на три года. Он соглашается и бросает в эту же копилку более чем увесистую монету:

«Тот же Никита Кучеров пробивался через АХЛ, причем играл там дольше меня. Никто от этого не застрахован. Может, долго там играть на пользу и не идет, а в короткую — ничего страшного. Получилось как получилось. Сейчас вроде налаживается».

И правда — налаживается. Иначе не получал бы Прохоркин в последнее время стабильные 14-15 минут и не играл бы в одном звене с легендами «Кингз», двукратными обладателями Кубка Стэнли в этой команде Картером и Брауном — капитаном той чемпионской команды.

Иначе не говорил бы мне Маклеллан следующее: «С тех пор (после возвращения из АХЛ, — Прим. И.Р.) Прохоркин трудится так, как требуется, и стал частью команды. Парням нравится видеть его рядом. Он работает над своей игрой и обеспечивает для команды техническую составляющую. То есть первый и очень важный этап становления в этой лиге он прошел. Но при этом уверен, что извлечь из него можно намного больше. И мы будем подталкивать его для того, чтобы это вытащить».

Никита Гусев, Николай Прохоркин, Алексей Береглазов, Виктор Антипин. Фото Алексей Иванов
Никита Гусев, Николай Прохоркин, Алексей Береглазов, Виктор Антипин. Фото Алексей Иванов

«В тройке с Кучеровым и Гусевым было просто шикарно»

Была когда-то в команде МХЛ «Красная Армия» замечательная тройка: по краям два Никиты, Кучеров и Гусев, в центре — Николай Прохоркин. В первом же сезоне в Молодежной лиге, играя с будущими лучшими бомбардирами НХЛ и КХЛ, 17-летний центрфорвард набрал 48 (26+22) очков, а главное — выиграл Кубок Харламова.

У Никит очков было немного больше, за 50, но не суть. С двумя воспитанниками Геннадия Курдина Николай смотрелся единым целым, в том же сезоне, в 17 лет, дебютировал в КХЛ и провел в ней шесть матчей. Техника, габариты (191 сантиметр!), катание — многое было при нем.

С тех пор прошло девять лет. Кучеров, уехав за океан в 2012-м, успел дорасти ни много ни мало до «Харт Трофи». Парой лет ранее, когда Никита уже рос в НХЛ семимильными шагами, мой коллега Игорь Еронко спросил у тогда еще форварда СКА Прохоркина о нем. И получил интереснейший ответ. Мол, Кучеров был злюкой: не только на льду, но и на обеде-ужине мог на партнеров огрызнуться, и эта злость помогла ему пробиться за океаном.

Чуть позже я готовил материал о Кучерове, беседовал для него с мамой Никиты Светланой и первым тренером Курдиным. И те с прохоркинским определением категорически не согласились, заявили, что он совсем не такой. А Курдин добавил, что просто Кучеров с Гусевым рявкали на Николая по двум причинам — из-за передержек шайбы и картинных падений.

Но вскоре я пообщался с самим Кучеровым, тогда еще временно открывшимся для журналистов, и Никита эту тему, к некоторому моему удивлению, охотно развил: «В 17-18 лет у меня был период, когда меня чуть тронешь — я огрызнусь. Заведенный! Это и в игре отражалось: если ты меня пихнешь, я в ответку сразу врежу, и сильнее, чем ты мне. Вне зависимости от того, кто ты. Сзади по икре — так, чтобы ты почувствовал. Был у нас плей-офф с «Алмазом», когда я на соперников немножко «наезжал» — и в игре, и в интервью. Поэтому, наверное, Коля так и сказал».

Практика вообще показала, что Прохоркин в той своей характеристике был прав. Вспомните известный толчок Кучерова на борт в прошлогоднем плей-офф защитника «Коламбуса» Маркуса Нутиваары, стоивший ему дисквалификации на третий матч серии, в итоге проигранной кучеровской «Тампой» всухую. Никита — великолепный, но достаточно злой хоккеист. И — опять же прав Николай — как на льду, так и за его пределами, где Кучеров, что нехарактерно для НХЛ, свел к абсолютному минимуму общение со СМИ.

Эта история показала мне, что оценки Прохоркина насколько небанальны, настолько и точны. Заметьте, Кучеров за это слово на него совершенно не обиделся. Потому что понимал: бывший партнер по звену имеет для них основания.

А меня всегда интересовало — не было ли у Николая мысли при наблюдении за прогрессом Кучерова: «Мы же вместе играли, почему я так не могу?» И стал ли его рост, особенно в последние годы со 100 и 128 очками за сезон, мотивирующим фактором для него?

Он трактует это чуть иначе — как вопрос о зависти. И отвечает:

«Я никогда не завидую людям. Поэтому не было даже мыслей на эту тему — что, мол, он стал, а я бы тоже мог. Живу своей жизнью и не заглядываю в другие. А за Кучерова, наоборот, очень рад. У него всегда был огромный потенциал, который, может, кто-то не замечал. С ним было очень приятно играть. Когда мы были в тройке с ним и Гусевым — это было просто шикарно».

Вспоминаю цитату Кучерова, когда он в прошлом сезоне побил рекорд Венсана Лекавалье по очкам «Тампы» за сезон и ровно на одну минуту вышел к прессе: «В меня многие не верили, и я до сих пор доказываю этим людям их неправоту». Интересуюсь у Прохоркина, было ли у него что-то похожее, и есть ли кому ему что-то доказывать.

«В первую очередь — себе, — говорит Николай. — Я люблю побеждать, люблю играть в хоккей. У меня есть свои планки, я не из тех, кто останавливается на достигнутом и от хорошей жизни начинает успокаиваться. Мне нравится повышать свой уровень, забивать голы и быть счастливым после игры. Вот это — моя мотивация. А кому-то что-то доказывать... Не знаю.

Понятно, у Кучерова была такая ситуация в ЦСКА, что в него не поверили, можно сказать, выкинули. И, мне кажется, он до сих пор злится на ЦСКА, затаил обиду. У меня же все идет своим чередом. Таких ситуаций не было, и я бы не сказал, что держу на кого-то зло. За пять лет в ЦСКА были и хорошие моменты, и не очень. Но в целом это было отличное время, которое поспособствовало моему становлению как хоккеиста".

В 2012-м остаться в Америке помешали два контракта

Прохоркин с Кучеровым могли начать североамериканскую карьеру одновременно. Только по разным причинам. Никите в ЦСКА предложили делать операцию на плече за свой счет, и он, справедливо оскорбившись, поехал в «Тампу», где Стив Айзерман моментально организовал своему проспекту из второго раунда хирургическое вмешательство за счет клуба по высшему разряду.

У Николая случилась совсем другая история. Тем же летом он, только будучи задрафтованным «Кингз» в четвертом раунде под 121-м номером, рванул за океан, в фарм-клуб «Лос-Анджелеса» «Манчестер» (но не «Юнайтед» и не «Сити», а немного поскромнее — «Монаркс»). Но продлилось все лишь восемь матчей.

Прошу Прохоркина напомнить читателям, почему первый марш-бросок в США получился у него таким коротким. И был ли у него шанс остаться в Америке дольше и начать настоящую заокеанскую карьеру уже тогда.

«Думаю, что не мог бы, — говорит Николай. — Была проблема — два контракта. С ЦСКА и с «Лос-Анджелесом». Просто в ЦСКА каждый год приходили новые тренеры, продвижения в карьере не было, в МХЛ сидеть не хотелось. А тут съездил на драфт, пообщался с людьми, всем я вроде был интересен. Хотя теперь понимаю, что клубам никогда не бывают безразличны люди, которых они только что выбрали. Это был первый мой драфт в жизни, и очень захотелось поехать, тем более такие заинтересованные лица были у людей!

Я очень загорелся. Приехал в Россию, и не было никакого ответа — будут меня подпускать к ЦСКА, нет... Повторяю: на протяжении лет пяти в первой команде все время менялись тренеры, она ничего не выигрывала. И мы с родителями и агентом решили: лучше — туда. И сам я был за это двумя руками. Но не смогли обойти правила.

Мы рассчитывали на то, что контракт был подписан в 16 лет без сопровождения родителей, а так нельзя. Но дело уже доходило до суда, был октябрь, со временем эйфория прошла. А тут еще и локаут в НХЛ наступил. Надо было думать головой, и я решил, что лучше все-таки ни с кем не ругаться через суды и спокойненько вернуться. Так и получилось".

Николай Прохоркин. Фото AFP
Николай Прохоркин. Фото AFP

В следующий раз Прохоркин поедет покорять Америку только через семь лет. Когда уже, будем откровенны, мало кто в это верил.

Многолетние выступления в КХЛ, несомненно, влияют на восприятие игры любым хоккеистом — особенно если он не ярко выраженный ролевик вроде Ивана Телегина или Сергея Андронова. Бытовал стереотип, что Прохоркин при больших габаритах стилистически больше российский игрок — скорее техничный, чем готовый биться. И мне думалось, что, может, вышеупомянутой кучеровской злости Прохоркину для более резкого роста в карьере и не хватило.

Спрашиваю Прохоркина, насколько этот стереотип был справедлив — ведь в НХЛ он проявляет себя совершенно по-другому, и никакого чувства мягкости от его игры у меня за два матча, увиденных с трибуны Staples Center (а с телевизором это в любом случае большая разница), абсолютно не осталось.

«Да это у всех складывается такое ощущение от российского хоккея, — отвечает форвард. — Потому что по пальцам одной руки можно пересчитать команды в КХЛ, которые играют агрессивно и жестко. От этого и идет такая тенденция. Что я, буду один бегать и бить всех защитников? Тем более если от меня этого не хотят. Большая площадка, пока добежишь до защитника — он успеет три раза подумать, что с шайбой делать. И от этого мало силовых приемов.

В России я играл другую роль. Когда ты в первом или втором звене, силовые приемы делаешь только по необходимости — если нужно побороться и ударить, чтобы отобрать шайбу. А не постоянно бежать за ней, и, даже если не успеваешь, все равно бить.

— Насколько сложно далась вам роль игрока нижней шестерки в НХЛ?

— Ни насколько. Наоборот, так даже интереснее, потому что у меня были сильные в этом отношении партнеры, которые хорошо именно форчек делают. Когда мы втроем зажимали, переигрывали четвертые звеньям соперников, это доставляло удовольствие. Именно тогда у меня пошли первые очки. Потому что мы здорово давили, было много игры на пятаке. Она, может, не очень приятная, красивая, но свои очки приносила".

Именно так Прохоркин забил свой первый гол в НХЛ — 16 ноября в победном домашнем матче с «Вегасом» при счете 2:1. Партнеры у него были не самые именитые — но надо было видеть, с какой яростью сначала сам Николай бросил с правого угла, затем Лафф подобрал и объехал ворота, Клиффорд ткнул ее с пятачка в голкипера Суббана, а Прохоркин — добил с пустой угол на дальней штанге. Все трое при этом находились прямо перед вратарем, и россиянин сделал свою работу как специализированный мастер энерджи-лайн!

В НХЛ такие голы называют «мусорными», но это отнюдь не презрительный термин. Такими шайбами вообще-то в основном и выигрываются Кубки Стэнли.

«Когда разорвали контракт с Ковальчуком, вся команда была в шоке»

После того гола у Прохоркина состоялся обмен репликами в Инстаграме с уже сидевшим тогда в запасе, но еще с не разорванным контрактом Ильей Ковальчуком. Кови написал: «Машина». Партнер ответил по-английски: «Легенда!»

Этой легенде, как все посчитали, Прохоркин осмелился выразить публичную поддержку. 17 декабря, сразу после разрыва контракта с Ковальчуком, у новичка в матче с «Бостоном» на клюшке были написаны цифры «17», и журналисты трактовали это именно так. Спрашиваю Прохоркина об этой истории — и выясняется, что эта версия была хоть и красивой, но неправильной.

«Меня здесь спрашивали об этом, и неоднократно — многие обратили на это внимание. Но так получилось чисто случайно. Я готовлю на каждую игру новую клюшку и подписываю их по очередности. И так совпало, что на тот матч у меня была как раз семнадцатая клюшка. Журналисты запечатлели это и подумали, что это было сделано ради Ильи. А я, честно говоря, даже не думал об этом, в голову не приходило. Но получилось неплохо», — смеется честный Николай.

После этого я интересуюсь у него, насколько Ковальчук, который старше на десять лет, помог ему освоиться в команде, городе и лиге. И в ответ слышу целый монолог:

«На все сто процентов. За то время, что мы провели вместе в команде, Илья сделал для меня все, что мог и не мог успеть. Например, я думал, что приеду сюда даже со своим английским и буду хоть что-то понимать. Но — нет, совсем нет. Ожидания не сбылись. Пока тебе вопрос задают, ты начинаешь обдумывать, про себя переводить. Русский язык на первых порах все равно нужен!

Какие-то мелочи с первых дней пошли — например, что здесь нужно не просто в костюме, а в галстуке на игры приходить. Он мне все это объяснил. Никто же специально тебе это не говорит. А канадцы и американцы, по-моему, еще с юниорских лиг ходят в галстуках и пиджаках. У нас этого нет.

А здесь нет вечернего командного ужина на выезде накануне матча, как в России. Ковальчук тоже мне это растолковал, и объяснил, что, где и как. Помог мне с риэлтором, чтобы найти в Лос-Анджелесе квартиру на заливе, в которой мы (у Николая — две дочки, и все дни нашего общения я чувствовал, сколько времени и внимания он уделяет семье, — Прим. И.Р.) сейчас живем. Риэлтор уже помогала обустраивать квартиру.

Илья дал мне и человека из числа своих знакомых, который занимается арендой машин. Я мог звонить ему в любое время по любому вопросу — при том что у него такая большая семья. И когда я реально оказывался в ступоре, всегда ему набирал. И он мне очень помогал. Так же и в раздевалке. Я приходил в команду, зная, что там есть авторитетный парень из России, и мне не нужно было с нуля начинать общение с ребятами".

Привожу Прохоркину цитату из нашего разговора с президентом «Кингз» Люком Робитайлом, рассказавшим, что к Ковальчуку великолепно относился персонал клуба и команды от массажистов до билетеров, и это говорит о том, какой он человек. Николай реагирует:

«Не удивлен. Илья — очень порядочный человек. Дело не только в том, что он великий хоккеист, но и в человеческих качествах. Сколько мы вместе в России играли, в СКА и в сборной, никогда такого не было, чтобы он на кого-то срывался, орал, неуважительно разговаривал с персоналом и с ребятами».

Нельзя не спросить, как Прохоркин воспринял новость о расставании клуба с Ковальчуком.

«Странное ощущение, — отвечает он. — Понятно, ситуация была накаленная. Но я думал, что будут обменивать. Он же все равно набирал очки. Но в один день пришли на тренировку, Илья собирается, одевается: «Все, расторгли контракт».

Вся команда была в шоке. Не думаю, что кто-то ждал или тем более хотел его ухода, не говоря уже о разрыве контракта. Он был душой команды. По крайней мере, ее важной частью, человеком, который все время общался со всеми ребятами. Никто в «Кингз» не говорил о Ковальчуке ни одного плохого слова — и когда он был в команде, и когда ушел.

Не знаю, любили ли его, но уважение к нему в раздевалке было всегда. И от ветеранского костяка, и от молодых, к которым он тоже очень хорошо относился. В нашей команде, по-моему, все ждали, с кем он подпишет, и когда он заключил контракт с «Монреалем», в раздевалке это была главная новость дня".

Прохоркин, как и многие другие (включая Робитайла и главного тренера Тодда Маклеллана), поздравил Кови с подписанием контракта с «Монреалем» текстовым сообщением.

«Это его карьера, — комментирует россиянин решение соотечественника. — Он общался с клубами, знает всю ситуацию, и мы не можем за него ничего решить. Очень рад за Илью. Он не хотел ехать в Россию. Монреаль — и город хороший, и команда там боевая, может побороться за плей-офф».

«Если не выйдем в плей-офф, очень хочу сыграть на чемпионате мира. Думаю, созрел уже»

Мы разговаривали лишь после первого, отличного, матча Ковальчука за «Канадиенс» — еще не подозревая, как попрет у него чуть позже. Спрашиваю у Прохоркина, смотрел ли он хайлайты игры старшего товарища, и вдруг неожиданно слышу смешок:

«Нет, я не очень люблю смотреть хоккей. Ну не могу! Может, это странно прозвучит, но вообще не воспринимаю игру по телевизору. Даже финал МЧМ не смотрел, хотя очень переживал за наших ребят и проиграл 200 долларов на ставках с одноклубниками-канадцами — Картером и Даути.

В первом матче с канадцами, правда, выиграл. Тогда у них разочарование было большое, ходили злые. Было прикольно. Но наши ребята, хоть и проиграли, все равно молодцы. Поскольку не смотрел чемпионат, не могу многого о них сказать, но отмечу прекрасную работу корреспондентов, благодаря которым эту молодежку, по-моему, очень полюбила страна. Ребята прошли через тернии, через поражения, ничто не давалось им просто. Но дошли до финала, и все решила лишь одна шайба".

Самому Прохоркину не доводилось играть ни на МЧМ, ни — пока — на взрослых чемпионатах мира. Зато он — олимпийский чемпион Пхенчхана, хотя турнир этот сейчас вспоминает нечасто. И когда я на следующий день после матча «Кингз» с «Коламбусом» говорю — мол, у вас с Владиславом Гавриковым было мини-соперничество олимпийских чемпионов, улыбается: «Там и без нас были олимпийские чемпионы посерьезнее. Но не мы же такой формат Игр сделали. Какую Олимпиаду разрешили, такую и провели».

В сборной сейчас, особенно после четырехлетней дисквалификации Евгения Кузнецова, наметился явный дефицит центрфорвардов. В связи и с этим, и с тем, что к 26 годам у олимпийского чемпиона Прохоркина на счету нет ни одного мирового первенства, спрашиваю его — есть ли рвение доказать, что в сборной России его прежде игнорировали зря.

«Не хочу никого оклеветать, что меня игнорировали, — говорит Николай. — Два или три раза были вызовы перед чемпионатами мира. Но не все было в порядке со здоровьем, и больным или растренированным, когда из-за травм много пропустил, смысла ехать не было. А сейчас, если мы не выйдем в плей-офф и все будет в порядке со здоровьем, очень хочу поехать на чемпионат мира. Потому что и тут мало игр пока что провел, пропустил около 20 матчей, и вообще думаю, что уже созрел. Если будет желание нашей страны, с удовольствием бы приехал!»

Николай Прохоркин. Фото AFP
Николай Прохоркин. Фото AFP

«По вбрасываниям в России очень странные и глупые правила»

Первый гол в НХЛ явно расковал Прохоркина. Вскоре последовала серия из трех шайб в четырех матчах, причем та, что он забил 2 декабря в дерби с «Анахаймом» голкиперу-ветерану Райану Миллеру, стала восхитительной — Николай здорово открылся, проскочил между двумя защитниками и, финтом уложив голкипера на лед, завез шайбу в пустые ворота. Спрашиваю Прохоркина, вдохновляют ли такие голы, дают ли дополнительную уверенность — от того, что, оказывается, он может исполнять такие фокусы не только в КХЛ, но и в НХЛ.

Он смеется:

«Было очень приятно, да. Именно от того, что и здесь можно это делать. Правда красиво получилось».

С тех пор, правда, как отрезало — 24 матча кряду Николай не забивает. Ассистентский счет пополняется относительно регулярно, но не голевой. Впрочем, по словам форварда, его это не тревожит:

«Нет, не нервничаю по этому поводу. Все-таки я не такой человек, который забивает 40 голов при 10 передачах. У меня всегда было более-менее ровно, и передача для меня не менее важна, чем гол. А пасы я потихонечку, но наковыриваю. Зацикливаться на голах не хочу. Понятно, когда 60 игр подряд не забиваешь — это уже будет заметно. Но, если набираешь передачи, — почему нет? Приносить пользу нужно по-всякому. И такого, чтобы Маклеллан говорил мне: «Где голы?», не было ни разу. Больше бросать — это да. Это приоритет всей лиги, по-моему».

А для центральных нападающих — еще и вбрасывания выигрывать. Что для россиян всегда было далеко не выигрышным аспектом, тогда как сам Прохоркин, например, в четвертьфинале Пхенчхана с норвежцами получил на точке 2:6 и был даже снят с третьего периода. В полуфинале с чехами, правда, исправился...

Николай Прохоркин. Фото USA Today Sports
Николай Прохоркин. Фото USA Today Sports

Про философию вбрасываний в НХЛ он, как всегда, высказывается интересно. Чувствуется — наболело.

«Тут совсем по-другому проводят вбрасывания. В НХЛ делай что хочешь — бей в клюшку, играй ногами, блокируй. Главное — выиграй его. А у нас не знаю, что нужно, чтобы судьи тебя не поменяли на вбрасывании. Надо, чтобы все звезды сошлись. Первого центрального, по-моему, всегда меняют. По крайней мере, так было в прошлом году.

У нас очень странные правила. Судьи нас начинают дергать, ты сам дергаешься. Не дай бог коньком движение сделал, локоть не туда поставил — сразу меняют. Это очень глупо. А у ИИХФ на международных турнирах — третьи правила. Они поставили — сразу же бросают очень резко.

После России это другая планета. У нас арбитр пока одного поставит, пока другого, пока сам встанет, пока еще секунд пять подождет, чтобы бросить ее... И тебя уже от всего этого начинает ломать, когда и как эту шайбу поймать. Бросает — свисток, поменялись, неправильно сделали.

К нам здесь иногда, но не на каждую тренировку, приходит бывший игрок «Кингз», который был очень хорош на точке, какие-то свои фишки подсказывает. Но в основном все строится на твоем творчестве — что хочешь, то и делай. Но не могу сказать, что со мной подробно на эту тему общаются. Может, в силу моего дефицита знания английского".

А может, потому что в последнее время Прохоркин гораздо чаще выходит на фланге. В обоих матчах, за которыми из ложи прессы наблюдал я, так и было — Николай играл слева с двумя легендами «Кингз», Картером и Брауном. Спрашиваю, насколько комфортно он чувствует себя на фланге.

«До этого только отдельные игры в ЦСКА играл на краю. Очень редко и мало. Так что опыта нет никакого. Но здесь на фланге играется чуть по-другому, чем у нас, и особого напряга нет. Здесь крайним ты больше играешь в атаке и нацелен на бросок. Я и больше всего времени получил, играя на краю, — 17 минут с «Баффало». Но там неприятная ситуация произошла — Тревор Льюис получил травму, и пришлось играть в три крайних».

Каково выходить на лед с двумя такими «дедушками», как Картер и Браун? Пихают ли они, как люди их возраста и статуса в России? Николай отрицает:

«Чтобы прямо пихали, я такого не то что здесь, а даже в России не встречал. А ведь с такими ветеранчиками по молодости доводилось играть — Алексеем Яшиным, Виктором Козловым! Но не было такого. А эти ребята, Картер с Брауном, бегают шустрее молодых. Их «дедушками» точно не назовешь».

С последним, исходя из их статистики сравнительно с суммами контрактов, поспорить можно. Но учитывая фразу Маклеллана: «Парни рады видеть его рядом», развития темы все равно не будет. А на слова эти Прохоркин реагирует так:

«Надеюсь, что это правда. С ребятами общаемся, я стараюсь с ними разговаривать, не тушеваться. Они очень хорошо относятся, и мне было приятно, что не закрываются, если я что-то не понял. Перестраивают фразу, стараются как-то по-другому донести мысль. И в раздевалке, и если, допустим, идем поужинать. Нет такого — сказали, я не понял, и ладно, не будем заморачиваться».

Маклеллан сказал: «Если у вас есть какие-то вопросы — только через меня. Не надо ходить к агентам, менеджерам»

Обращаю внимание на фразу Маклеллана, что теперь Николая ставят и в большинстве. Он подтверждает, посмеиваясь:

«Да, начали подпускать. Правда, вчера (с «Коламбусом», — Прим. И.Р.) не довелось — с нулем в графе «удаления» у противника. Но, может, поскольку у команды дела идут невесело, стали искать что-то новое, на тренировках начали большинство доверять. Просто мы зарабатываем не очень много численного преимущества. А бывает так, что в игре с «Филадельфией» должен был в большинстве выходить, но появился только раз. Потому что первая бригада два гола забила. Не дали раскрыться!»

Возросшее доверие Маклеллана Прохоркин почувствовал сперва на тренировках:

«Оно все больше чувствуется от игры к игре. Чуть больше начало получаться — и время сразу выросло. На тренировках (Маклеллан) подъезжал, разговаривал со мной, подбадривал: «У тебя неплохо получается, мы очень довольны, продолжай в том же духе». Работается с ним очень хорошо. Мне очень комфортно и в коллективе, и в общении с тренерским штабом. Марко Штурм подсказывает и если я что-то не понял, и по видео. Никто обо мне не забывает.

Не могу сказать, что общение тренера с игроками как-то принципиально отличается от того, что есть в России, — у нас тоже многие тренеры так же открыто общаются с хоккеистами. Даже не как с босс с подопечным. Когда говоришь с Маклелланом, не возникает ощущения, кто выше, кто ниже. Мы идем к одной цели, варимся в одном котле. Тодд с первых дней зашел к нам и сказал: «Если у вас есть какие-то вопросы — только через меня. Не нужно ходить к агентам, к менеджерам». Понятно, почему он так сказал, — чтобы не было испорченного телефона и все оставалось внутри команды, а не решалось через третьих лиц. И это очень здорово".

А вот тренировочный процесс, по словам Николая, сильно отличается от России. И болельщики — тоже.

«Тренировок очень мало, через день игры, — говорит Прохоркин. — В России по часу или минимум 40 минут тактику нарабатывали постоянно, два-три свободных дня между матчами. Тут такого не встречал, потому что эти два-три дня работы перед игрой встречаются крайне редко.

Болельщики у нас чуть другие. В России есть активные фан-сектора, которые ездят за командой, мощно ее поддерживают. Здесь все более спокойно. Есть люди, которые живут в других городах и там приходят поддержать команду в гостевых майках. Это максимум".

Но есть и необычные вещи, которые произвели на россиянина впечатление.

«Например, скоро у нас будет «день отца». Папы всех игроков летят на выезд с командой, постоянно находятся с ней, приходят на тренировки, обед, ужин. Это не только в «Лос-Анджелесе» — у каждого клуба НХЛ такая традиция есть. Но мой папа не прилетит. Он в России работает, детишек тренирует. Тяжело, лететь долго, и ему будет сложно без языка. Я же не могу с ним 24 часа там находиться».

Рассказываю Прохоркину, как несколькими часами побывал со студентами российской бизнес-школы RMA на лекциях нескольких менеджеров «Кингз» во главе с президентом Робитайлом — и узнал, например, о том, что в клубе есть консьерж-служба, которая в любой момент поможет каждому игроку и членам его семьи попасть на любой концерт и шоу. Я спросил: «И на церемонию вручения «Оскара»?» Ответ был такой: «Можем. Но еще почему-то никто за этим не обращался». Пусть Николай знает, о чем в клубе, оказывается, можно попросить.

Прохоркин принимает информацию к сведению и реагирует:

«Да, есть у нас девушка, которая билетами занимается. Один раз я у нее уже просил два билета на американский футбол, она их сделала. Впечатления? Интересно, но чтобы вау — такого нет. Я и раньше думал, что не только с билетами на спорт эта девушка может помогать. Вы подтвердили.

Кроме американского футбола, ходил еще на баскетбол. Но мне нравится, когда не в каких-то ложах сидишь, а прямо на трибуне. Там и видно лучше, и атмосферой проникаешься. В России, когда с женой ходили на три-четыре игры «Зенита» — нас сажали прямо на паркете. Это было круто. Здесь, конечно, тоже хорошо, но от команды билеты в ложу дали".

Ну так то «Зенит», Николай, а это — «Лейкерс». Лебронов в Питере пока не завелось.

Вы имеете полное право радоваться тому, что в 26 лет смогли приехать и с нуля сделать так, чтобы «Лос-Анджелес Кингз» в принципе давали вам билеты на баскетбол и американский футбол. Далеко не все верили, что в НХЛ у вас вообще что-либо получится.

Вы этих людей посрамили. Дерзайте дальше. Недаром же вы когда-то в «Красной Армии» были органичной частью звена Гусев — Прохоркин — Кучеров!..

«СЭ» благодарит факультет «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA за помощь в организации командировки нашего обозревателя в США.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
32
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир