«Отправился в бар и вышел оттуда через сутки. Это был колоссальный стресс». История защитника из сборной мечты и лучшего тренера-ассистента

Михаил Зислис
Обозреватель
19 ноября, 15:20
1999 год. Дмитрий Юшкевич. Фото Александр Вильф, - Дмитрий Юшкевич (справа) и Владимир Юрзинов. Фото Федор Алексеев 1998 год. Дмитрий Юшкевич. Фото Александр Вильф, - Дмитрий Юшкевич. Фото Александр Федоров, «СЭ»
Сегодня исполняется 50 лет тренеру «Локомотива», олимпийскому чемпиону и бывшему защитнику сборной России Дмитрию Юшкевичу

Закрылся от интервью

Юшкевич своим внешним видом производит впечатление сурового мужика, не склонного раскрывать душу. Человека его типажа можно легко представить в драме или боевике с криминальным уклоном — мощного телосложения, с лысым черепом, немногословного и пугающим окружающих взглядом. Он сейчас не настроен идти на контакт со СМИ и перед своим полувековым юбилеем отказал в интервью моему коллеге по «СЭ» Андрею Жданюку, не захотев снова говорить о прошлом. Так было далеко не всегда.

В последние годы своей карьеры, когда защитник вернулся из Северной Америки, по отношению к журналистам Юшкевич был настроен вполне дружелюбно. Даже стал героем знаменитой рубрики «Разговор по пятницам», рассказав Юрию Голышаку и Александру Кружкову массу любопытных подробностей из своей хоккейной жизни. Их можно без проблем отыскать в интернет-архивах. Гарантирую, что время будет потрачено не зря.

Препарировать во всех подробностях работу Юшкевича на тренерской скамейке будем как-нибудь в другой раз. Ограничусь тем, что свое дело он знает на отлично и не зря востребован топ-клубами. Самостоятельная работа у него не задалась. Зато в роли ассистента он очень хорош. Однако для меня Юшкевич всегда был великолепным защитником, которому легко найдется место в сборной моей мечты. При всем уважении к Вадиму Шипачеву, Юрию Трубачеву и Павлу Бучневичу — более замечательного игрока в Череповце еще не рождалось. В родном клубе Юшкевич на взрослом уровне провел лишь пару сезонов, когда ему было уже за тридцать. Дебютировал он в ярославском «Торпедо», куда отправился в 17 лет, еще в чемпионате Советского Союза. Юный Дмитрий успел застать в деле нынешнего президента «Локомотива» Юрия Яковлева, завершавшего игровую карьеру.

Дмитрий Юшкевич (справа) и Владимир Юрзинов. Фото Федор Алексеев
Дмитрий Юшкевич (справа) и Владимир Юрзинов. Фото Федор Алексеев

С ходу пробился в НХЛ

В те времена для того, чтобы пробиться в юниорскую и молодежную сборные СССР из не самого сильного провинциального клуба, надо было что-то собой представлять. Юшкевич отвечал всем требованиям, необходимым для классного защитника, — крепко стоял на ногах, был в меру жестким, обладал неплохим броском и выделялся характером. Идеальный игрок, с которым можно идти хоть за титулом, хоть на войну. Весь его путь в хоккее можно описать словом «преодоление». «Я очень упрямый, — рассказывал защитник в интервью «СЭ». — Пэт Куинн в «Торонто» говорил: «Эта черта сделала из тебя игрока — но из-за нее же работать с тобой сложно...» Если чего-то не понимаю — делать не буду. Упрусь».

До отъезда в Северную Америку Юшкевич успел стать чемпионом страны с московским «Динамо» и выиграть Олимпиаду-1992 в составе Объединенной команды. Позднее были золото чемпионата мира, участие в Кубке мира и еще одна Олимпиада, приглашение на Матч звезд НХЛ и многое другое. Лучше всего об уровне защитника говорит тот факт, что ему в 20 лет удалось сразу закрепиться в основном составе такого консервативного клуба, как «Филадельфия». Манера игры Юшкевича как нельзя лучше подходила для НХЛ того периода — характер, жестокость, самоотдача. Тогда «Флайерз» были аутсайдером, которому в результате обмена с «Квебеком» достался невероятно талантливый нападающий Эрик Линдрос. О себе в клубе россиянин оставил добрую память, поэтому когда знаменитый Бобби Кларк много лет спустя в дедлайн вернул защитника в команду под плей-офф, то этот ход был воспринят болельщиками с воодушевлением. Дмитрий смог там стать своим. Хотя лучший отрезок заокеанской карьеры он провел в «Торонто», играя вместе с клубными легендами Дугом Гилмором и Матсом Сундином. Однако именно в этой команде с ним произошел неприятный случай — у него обнаружили тромб в ноге.

Тромб

«Во время матча вдруг окаменела икроножная мышца, — вспоминал Юшкевич. — Я испугался — но отыграл до конца. Затем поехал на обследование. Там-то все и выяснилось. Но врачи успокоили — дескать, ничего критического. Попьешь таблетки для разжижения крови — все пройдет. Через месяц чувствовал себя великолепно. Начал потихоньку тренироваться, готовиться к плей-офф. Решил подстраховаться — съездил на повторное обследование. Не сомневался, что все позади. Вдруг узнаю, что тромб стал еще больше. И я сорвался. Отправился в бар и вышел оттуда через сутки. Меня все поняли. Хотя жене позвонил уже под утро. Она была в панике: прежде не было такого, чтоб я отключил телефон и пропал. Понимал, что с хоккеем придется завязать, — и размышлял, как жить дальше. Это был колоссальный стресс. Не желал видеть никого из знакомых».

Принято считать, что НХЛ — недостижимый идеал в плане ведения бизнеса. Однако на человеческие взаимоотношения этот подход распространяется далеко не всегда. Юшкевич жертвовал своим здоровьем, играя за «Мэйпл ливз», но его не захотели оставлять в команде, до последнего отрицая в разговорах с самим игроком слухи о возможном обмене. Реальность оказалась жестокой. Россиянина отправили во «Флориду», заполучив вместо него словацкого защитника Роберта Швехлу. Тогда разочарованный Дмитрий выдал журналистам красивый оборот, который журнал Sport Illustrated признал фразой месяца: «В «Мэйпл ливз» сплошь обманщики. Самый честный парень среди них — талисман клуба, белый медведь Карлтон, тот хотя бы молчит...» Отношения с «Торонто» были испорчены. Когда «Флорида» в следующий раз играла с его бывшей командой, то тафгай «Пантер» Питер Уоррелл мотивировал своих партнеров, призвав их биться за Юшкевича. В том матче южане одержали неожиданную победу.

1998 год. Дмитрий Юшкевич. Фото Александр Вильф
1998 год. Дмитрий Юшкевич. Фото Александр Вильф, —

Надежный и принципиальный

Въедливый характер защитника и неготовность идти на компромиссы, обманывая других, мешали ему, но от своих принципов он не отходил. С Майком Кинэном во «Флориде» не сработался и часто конфликтовал. Чего стоит только история, когда тренер прямо со скамейки метнул клюшку в Юшкевича. Тот еле увернулся.

А вот Дэйв Кинг, работая в «Магнитке», защитника обожал и в своей книге расхваливал на все лады. Возвращаться в Россию игрок надолго не планировал, но в итоге остался на родине и после окончания локаута в сезоне-2004/05.

Смена нескольких клубов, смерть первой супруги, приведшая к временному уходу из хоккея, и перевоз в Россию тройняшек от этого брака — жизнь у Юшкевича была насыщена массой драматических моментов, даже если не принимать во внимание многочисленные травмы и операции. Но при этом защитник всегда оставался профессионалом и человеком, на которого можно положиться.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

2