Валерий Газзаев: "...и тогда Моуринью сказал: "А я ведь знал, как все будет!"

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. Валерий ГАЗЗАЕВ и его игроки празднуют  победу в Кубке УЕФА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. Валерий ГАЗЗАЕВ и его игроки празднуют победу в Кубке УЕФА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Ровно десять лет назад, 18 мая 2005 года, состоялась главная победа в истории клубного футбола нашей страны. ЦСКА стал первой командой из России, которая выиграла Кубок УЕФА. В финале армейцы взяли верх над лиссабонским "Спортингом" (3:1). А накануне юбилея единственный российский тренер – победитель еврокубка в беседе с обозревателем "СЭ" вспомнил, как это было.

Газзаев давал установку. Но не футболистам, а сыну Владимиру, чья команда накануне вышла в лидеры чемпионата Казахстана. Хвалил качество игры, высказывался, от кого стоит ждать большего. И делал это в телефонном разговоре столь увлеченно, что казалось: это не сыновняя, а его собственная тренерская жизнь.

Как же летит время. Лично мне очень жаль, что Газзаев-старший со всей своей энергетикой ныне не при главном деле своей жизни. Разрабатывать проекты футбольных реформ в стране – это важно и правильно, но 18 мая 2005 года он во главе ЦСКА осчастливил Россию в несколько ином качестве. И десять лет спустя на протяжении двух часов рассказывал мне, как российский клуб впервые в истории стал победителем еврокубка.

2 ноября 2004 года. Москва. ЦСКА - "Челси"- 0:1. Жозе МОУРИНЬЮ и Валерий ГАЗЗАЕВ. Фото - Александр ВИЛЬФ

СПАСИБО МОУРИНЬЮ!

– Вот что такое судьба: осенью 2004 года вы страшно обиделись на главного тренера "Челси" Жозе Моуринью, который проиграл своему бывшему клубу "Порту" и лишил ЦСКА места в плей-офф Лиги чемпионов. Но ведь если бы синие тогда оказались принципиальны...

-...то, может быть, мы выиграли бы Лигу чемпионов – кто знает?

– Ну, это все-таки вряд ли. Зато Кубок УЕФА стал вашим.

– И теперь говорю Моуринью спасибо за то поражение от "Порту". Как говорится, было бы счастье, да несчастье помогло. Причем сразу несколько несчастий.

Да, я обиделся тогда на Моуринью. Но спустя время сказал ему: "Жозе, спасибо тебе за то, что мы выиграли Кубок УЕФА!" Это произошло буквально следующей осенью, на форуме элитных тренеров Европы. Португалец, как известно, за словом в карман не полезет, и отреагировал он в своем стиле: "Ну я же знал!.." Разумеется, после всего случившегося ни о какой обиде на него больше не было и речи.

– А что вы имели в виду, сказав про несколько несчастий?

– Проигрыш чемпионского титула в 2004 году. Когда я вернулся в ЦСКА, до конца оставалось 12 туров. Мы сели с Евгением Гинером все обсудить, и я сказал: "Есть возможность стать чемпионами, но для этого надо выиграть 11 матчей". К сожалению, победили всего в десяти. После 3:0 в гостях у "Зенита" многие заранее отдали нам титул, но мы на ровном месте сыграли вничью с "Динамо" и "Крыльями Советов". Футбол не простил самоуспокоенности.

Мне было страшно обидно – обиднее даже, чем после проигрышей в золотых матчах 1996 и 2002 годов. Потому что все было в наших руках! Но теперь мне не то что кажется – абсолютно уверен: наше восхождение к Кубку УЕФА началось именно с этого момента. Потому что для большого успеха нужно быть голодным и злым.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. В воздухе - Валерий ГАЗЗАЕВ. Фото - Александр ВИЛЬФ

КОГДА ОБЪЯВИЛ О ЗАДАЧЕ ВЫЙТИ В ФИНАЛ, 99% ИГРОКОВ СМЕЯЛИСЬ

– Задачу выиграть Кубок УЕФА той весной перед вами поставил Гинер?

– Нет, эту задачу впервые озвучил я сам. В Италии, на первом собрании команды после отпуска. Мне хотелось создать у ребят новую мотивацию к работе, и я сказал: "Нас ждет матч с "Бенфикой", и если мы ее пройдем, то выйдем в финал Кубка УЕФА. И наша задача – именно такова".

– Реакция?

– Видел улыбки и смешки. Футболисты, как ни силились, не могли их скрыть.

– А кто конкретно?

– Честно? 99 процентов. Сочли, что Валерий Георгиевич – фантазер, возомнил о команде и себе невесть что. Игроки не верили – что уж говорить о вашей братии, которая откровенно смеялась?

– Было дело. Но как иначе, если даже ваша жена Белла потом призналась: "Когда он говорил: "Я выиграю этот Кубок УЕФА, я ему отвечала: "Валерочка, спустись, пожалуйста, на землю. Ты у меня фантаст, что ли?"

– Ну вот видите, если родная жена не верит, что могли игроки сказать? (смеется.) Верил в это тогда ровно один человек. Я. Но постепенно удалось заразить этой верой команду. Для этого чуть ли не на каждом собрании повторял: "Мы должны выиграть Кубок УЕФА". Должны. Должны. Должны.

– На жену за такое неверие не разозлились?

– Как я могу злиться на мать моих детей? Вообще, всегда нужно правильно расставлять приоритеты. Самое большое достижение в жизни для меня то, что я уже почти 40 лет счастливо живу со своей супругой, у нас хорошие дети и четыре прекрасных внука. Для меня это важнее и Кубка УЕФА, и всего остального. Всегда старался создать большую, хорошую семью, и, к счастью, это удалось.

А в футболе – там да, Кубок УЕФА стоит особняком. Потому что миг большой победы невозможно сравнить ни с какими другими эмоциями. Часто смотрел разные европейские финалы и задумывался: неужели и мне когда-нибудь доведется поднять такой кубок над головой? К счастью, удалось.

Валерий ГАЗЗАЕВ и Сергей СЕМАК: пути разошлись в конце 2004 года. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ЯРОШИКА ОТПУСКАТЬ НЕ ХОТЕЛ, А СЕМАКА САМ УБЕДИЛ ЕХАТЬ В ПАРИЖ

– Цель, поставленная вами на первом собрании в Италии, – это была импровизация?

– Конечно, нет. Никакой импровизации в таких вопросах быть не может. Я просто проанализировал и понял, что у нас собралась банда очень талантливых и амбициозных футболистов. Они уже добились больших результатов в России, в 2004-м оббились в Лиге чемпионов. Эти таланты надо было только правильно подготовить.

Хотя вслух сказать такое означало взять на себя немалую ответственность. Слово, озвученная цель – это очень важно. И не менее важно сделать это вовремя. Та цель мобилизовала игроков, и все они вместе с клубом стали единым целым, чтобы добиться, казалось бы, невозможного.

– Гинер знал, что вы скажете это игрокам?

– Нет. Я это просто объявил, а уже потом сказал президенту – вот такую цель поставил перед игроками. Он ответил: "Правильно сделал. Только высокие задачи помогут достичь результата".

– Премиальные, которые в итоге президент ЦСКА положил за выигрыш Кубка УЕФА, – самые большие, которые вы видели в своей карьере?

– А я уже и не помню. Они были, конечно, не маленькими, но цифры абсолютно стерлись из памяти, потому что по сравнению с самим достижением они не значили для меня ничего. И для игроков, уверен, тоже. Победа – она остается с тобой, а деньги уходят. Хорошие премиальные можно было заработать и победами в чемпионате России, а вот в первом в истории страны Кубке УЕФА главным уж точно было не это. Единственное, что помню, – принцип, согласно которому чем дальше в турнире проходила команда, тем больше она зарабатывала.

– Позвольте уточнить: стояла цель именно выиграть Кубок УЕФА или выйти в финал?

– Я дословно сказал – выйти в финал. Но это уже само собой означало победу в нем, потому что где логика: дойти до решающего матча и там проиграть?

– Цель выйти в финал Кубка УЕФА не очень сочеталась с тем, что в то межсезонье ЦСКА покинули два важнейших игрока – капитан Сергей Семак и Иржи Ярошик.

– Да, они получили предложения соответственно от "ПСЖ" и "Челси". После того как футболисты туда перешли, с моей стороны делать такие заявления многим казалось самонадеянным. Но я видел, насколько у нас молодая и талантливая команда.

Ярошика, признаюсь, продавать не хотел. У него был действующий контракт, и даже сказал президенту: "Его – нельзя". Я не только относился к нему с большой симпатией, но и видел, что еще он может принести. Но когда игрок сам подошел и сказал: "Валерий Георгиевич, у меня такой возможности больше никогда не будет", я согласился отпустить его в "Челси".

Что касается Семака, то он уже не был юным игроком. И в беседе с ним я сказал: "ПСЖ" – клуб европейского уровня. И это Париж. Играть в таком клубе и таком городе – честь". Парижане заинтересовались им после того, как в матче последнего тура Лиги чемпионов он сделал в их ворота хет-трик на "Парк де Пренс".

Хотя, например, Мишель Платини сомневался в целесообразности покупки, глядя, сколько Семак забил в том чемпионате России, но главный тренер сборной Алжира в Бразилии-2014 Вахид Халилходжич, тренировавший тогда "ПСЖ", настоял: Сережа-то тогда провел действительно потрясающий матч. Но там не выдержал уровня конкуренции и вернулся в Россию, где принес большую пользу и "Москве", и "Рубину", и "Зениту", четырежды выиграл чемпионат России. Так что все получилось к лучшему.

– А сам Семак хотел уезжать в Париж? Или вы его убедили?

– Давайте оставим это между мной и Семаком (улыбается). Отталкиваясь только от имен, многие после их с Ярошиком ухода говорили: "Конец ЦСКА". А на самом деле команда стала еще сильнее.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. 65-я минута. Гол Юрия ЖИРКОВА. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ВЕНГЕР СПРОСИЛ: "КАК С ТРЕМЯ ЗАЩИТНИКАМИ ВЫИГРАТЬ КУБОК УЕФА?"

– В том году вы впервые отказались от изнурительного сбора в Кисловодске. Почему?

– Потому что на подготовку к "Бенфике" у нас было всего 26 дней. И тут сказалось то, что профессионализм у нынешних игроков по сравнению с предыдущими поколениями вырос. У них хорошие контракты, они дорожат своим здоровьем. В ЦСКА мы сразу по возвращении из отпуска начинали очень активную работу. Они не имели права возвращаться более чем с двумя кило лишнего веса, иначе начинались штрафы. И теперь не было смысла, как раньше, делать специальный восстановительный сбор, потом – втягивающий. Я никогда не зацикливался на одной схеме подготовки, старался всегда ее улучшать.

– В своей книге вы написали, что перед тем съездили в Италию, взяли за основу "Ювентус", его летнюю подготовку к сезону, пообщались на эту тему с Фабио Капелло, тренерами по физподготовке "Юве" и "Милана".

– У меня всегда были с Капелло дружеские отношения. Он большой тренер и человек. Более того, со своей супругой присутствовал на свадьбе моего младшего сына. А победу в том Кубке УЕФА оценил так, что услышали все. В Ньоне на форуме в 2005 году мы с Рафаэлем Бенитесом (выигравшим в том году Лигу чемпионов) спускались по лестнице, Капелло воскликнул: "Вот они – царь России и король Испании!"

И сейчас отношусь к нему с большим уважением и признаю все заслуги. Но если у сборной России нет ни результата, ни игры – Капелло должен уйти. Как к человеку у меня к нему никаких претензий. Но мы должны давать четкую профессиональную оценку, и на моем месте он сам поступил бы точно так же.

– Кубок УЕФА вы выиграли со схемой в три центральных защитника.

– Сейчас в Европе она вновь стала популярной, и тот же ван Гал оценил, что нет лучше варианта, чтобы противостоять модели с тремя форвардами. Я же использовал эту расстановку еще с 1990 года, с владикавказского "Спартака". И с ней же выиграл Кубок УЕФА. Помню, как мой друг Арсен Венгер на форуме тренеров спросил: "Ну, расскажи, как возможно с тремя защитниками выиграть Кубок УЕФА?" И засмеялся. Я в том же ключе парировал: "Тебе этого не понять". А в итоге даже доклад на эту тему там читал.

Всегда стремился атаковать, и рад, что Кубок УЕФА нам удалось выиграть не при счете 0:0 в серии пенальти, а забив три гола на поле соперника – что в финалах еврокубков вообще случается крайне редко. Обратите внимание: успешными тренерами в нашей стране чаще всего становятся бывшие нападающие, и их атакующий дух передается футболистам. Бесков, Якушин, Лобановский, Качалин, Малофеев, Севидов, Ахалкаци, Бышовец – все бывшие форварды! В свое время я доказывал это в ВШТ. А если вы мне приведете пример Романцева, то отвечу: у него, крайнего защитника с подключениями, все равно была атакующая философия.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. В игре Ивица ОЛИЧ. Фото - Александр ВИЛЬФ

С ОЛИЧЕМ ПОСТУПИЛ НЕ КАК ТРЕНЕР, А КАК ЧЕЛОВЕК

– Что для вас самое необычное в том триумфе?

– Первый и единственный раз в тренерской работе между профессиональным и человеческим выбрал человеческое.

Я начинал тренерскую карьеру в ДЮСШ московского "Динамо". Решил: чтобы познать профессию в полной мере, нужно начать с самого начала – самому провести набор в школу.

Мои сыновья, Вова и Аслан, по возрасту подходили под этот набор. И жена говорит: "Возьми детей". Отвечаю: "Приведи на общих основаниях". Дома они с мячом были герои, а там... Иду с ними на второй этаж динамовского манежа, один сын схватил меня за одну ногу, другой – за другую. Вижу жену и говорю о своих родных детях: "Мамаша, это чьи дети? Заберите их, они не подходят!"

Белла чуть с ума не сошла. Уже дома начала их стыдить: папу опозорили! Вот тогда, не взяв их, я и состоялся как тренер. Есть профессиональные принципы, через которые не переступлю.

– К чему вы об этом?

– К тому, что главным вопросом по составу перед финалом был – ставить ли с первых минут Ивицу Олича. Столь фантастического профессионала я не встречал. Настоящий воин, которого обожали болельщики. Но его форма, объективно говоря, на стартовый состав не тянула.

– Он же на ту игру вышел со сломанным носом и в маске.

– Там еще другая история. На сборах, незадолго до первого матча с "Бенфикой", Олич порвал крестообразную связку колена. Это шесть месяцев минимум. А Ивица через четыре восстановился – так работал. Он творил что-то невероятное – и чем дальше мы проходили в Кубке УЕФА, тем больше.

Но перед самым финалом получил перелом носа! Но он так хотел сыграть в решающем матче, от него столько добра и тепла шло. Поехал в Европу, заказал себе специальную маску... И я выпустил его с первых минут – хотя умом и понимал, что по сравнению с отлично готовым Красичем это будет некоторая потеря качества.

Профессионально я поступил неправильно, а по-человечески – верно. И может, где-то наверху это заметили и нас с Ивицей вознаградили. А когда у Олича иссякли силы, я заменил его, и с того момента наша игра стала еще убедительнее. Один Милош в контратаках мог несколько голов забить!

– А ведь этого финала могло и вовсе не быть, удовлетвори УЕФА протест "Пармы" после замены в московском матче ее вратаря Буччи. Недалеко от него разорвалась петарда, и он упал на землю, притворившись оглушенным. Ситуация напоминала Черногорию – с той разницей, что в Акинфеева попали на самом деле.

– Так и есть. Для меня это было большое потрясение, и, не скрою, боялся технического поражения. Слава богу, УЕФА адекватно оценил ситуацию, поняв, что Буччи притворялся. Но страшно представить, что из-за этого файера мы могли не взять кубок!

Схожая история была со словацким "Ружомбероком" в квалификации Лиги чемпионов, когда матч даже останавливали, и Гинеру пришлось пойти и сесть с фанатами, успокоить. Такие моменты могут перечеркнуть усилия всей команды. Возьмите ЦСКА прошлой осенью. На сто процентов уверен, что если бы на домашних матчах Лиги чемпионов были зрители, то команда вышла бы из группы. Невозможно играть на пустыре, без эмоций.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. Валерий ГАЗЗАЕв. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

АПЛОДИСМЕНТЫ В ПРЕДМАТЧЕВОМ АВТОБУСЕ И ИКОНКА В ПЕРЕРЫВЕ

– Почему ЦСКА прилетел в Португалию аж за шесть суток до матча?

– Из-за трех часов разницы во времени. Матч начинался поздно – по-моему, в девять вечера по местному. Нам предоставили великолепные условия для подготовки, и, хотя матч проходил в Португалии, ни малейших препон и накладок не случалось.

Отмечу еще, что за штурвалом чартера, который вез нас в Лиссабон, сидел Герой России Владимир Юрченко – очень фартовый для нас пилот. Мы летали в Португалию с ним и предыдущей осенью, когда встречались с "Порту" в Лиге чемпионов, и весной с "Бенфикой". Ни разу не проиграли.

– За два дня до игры вы сводили команду в ресторан и разрешили игрокам выпить по бокалу красного вина. Единственный раз в карьере?

– Нет, я нередко применял этот психологический прием. Бокал красного вина за два дня до игры может только помочь. Такие вещи способствуют единению, сплоченности – и раскрепощают. Я видел, как эти шесть дней люди работали, с какой теплотой относились друг другу. И понимал, что их нужно не накрутить, а, наоборот, успокоить.

– Болели против "Спортинга" в полуфинале с АЗ, зная, что решающий матч пройдет на его домашнем стадионе?

– Не скрою, болел. Не слишком хотелось играть в финале с командой хозяев. Но нередко груз ответственности берет для них верх над фактором своего поля. Помните, как "Бавария" в финале Лиги чемпионов проиграла "Челси"? Так и здесь.

– Вы рассказывали, что перед матчем легко заснули. Как так?

– Вот знаете – не было нервозности! Видел, как люди готовились. Как на тренировках после стыков друг друга поднимали, извинялись, подбадривали. И не сомневался в своей команде. Ребята понимали, что они должны стать легендами здесь и сейчас.

Всю неделю Лиссабон ходил в зеленых майках. Мы разок выбрались в город и увидели это. А уж в день игры... Когда к стадиону подъезжали, болельщики "Спортинга" показывали на пальцах счет. Пришлось им ответить. Только как – не спрашивайте, это не переводится (смеется).

– Что говорили перед матчем?

– Когда ты дошел до финала и там проиграл, то будешь потом об этом думать всю жизнь. Место есть только одно – первое. Говорил и об этом, и вот о чем: "Первым быть всегда очень трудно. Вы можете ими стать. В космос первым полетел Гагарин, и весь мир его знает. А кто был дальше – уже мало кто помнит. Станьте футбольными Гагариными для России".

Обычно я последним заходил в автобус. Так и здесь. Вошел, поехали, я сказал напутственные слова. И закончил: "Ребята, с Богом!" И тут вдруг все игроки начали аплодировать. Молча, с серьезными лицами. Аплодисментов перед игрой в нашем автобусе не было никогда! У меня аж мурашки побежали по телу. Я послушал и думаю: "Сегодня мы их обыграем".

На стадионе нас встретил Виталий Мутко, несколькими днями ранее избранный президентом РФС. Он, по-моему, нервничал больше всех. Я ему говорю: "Виталий Леонтьевич, все будет нормально, не переживайте!" И, чтобы подбодрить, добавил крепкое словцо. Он аж обалдел. А после победы вместе с ним около кубка пели "Подмосковные вечера" и "День Победы"...

– А что было в перерыве при счете 0:1?

– Нужно было найти какие-то слова – важные и правильные. Кричать, ругать игроков – ты ошибся, ты, ты! – исключено. Я бы их этим только убил. И я... вслух помолился Богу. И их при выходе из раздевалки заставил. И Всевышний помог нам!

У меня была иконка, я ее все время с собой носил. Перед вторым таймом достал ее – и, когда игроки выходили на поле, поцеловал ее. Как и остальные христиане в команде. Эта иконка у меня до сих пор дома лежит.

– Молитва – это все, что вы в том перерыве сделали?!

– Конечно, нет. Такую тираду там выдал – весь в нее вложился. О том, что для каждого из них это, возможно, последние 45 минут в жизни, когда они играют в финале. И они должны провести его так, чтобы стать героями.

– Костюм, в котором были на той игре, сохранился?

– Конечно. Правда, его тогда облили шампанским до такой степени, что больше я его не надевал. Храню как реликвию. Так же, как и галстук, и рубашку, которую не надевал ни до, ни после. Она была абсолютно новая.

– Если на новом стадионе ЦСКА откроется музей, готовы что-то из этих реликвий туда отдать?

– Обязательно!

19 мая 2005 года. Лиссабон. Валерий ГАЗЗАЕВ на утро после финала. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

СБРИТЬ УСЫ НЕ ОБЕЩАЛ – ЭТО УТКА

– Почему у "Спортинга" в первом тайме было такое преимущество?

– Мы немножко проигрывали центр поля. Вышли атакующим вариантом, с двумя форвардами – Вагнером и Оличем, да еще и Карвалью под ними. Рахимичу и Алдонину вдвоем в середине было сложновато.

– Когда Вагнер в конце первого тайма промахнулся из идеальной позиции, у вас не похолодело внутри?

– Даже не придал этому моменту значения и не акцентировал на нем внимание в перерыве. Главное – моменты были. Надо было поменять тактический рисунок, усилить игру в центре поля. А не сетовать на то, чего уже не вернуть.

– На кого чаще всех в той игре кричали?

– По-моему, на судью (смеется). Хотя он отработал нормально, пусть игра и проходила в Лиссабоне.

– Вы рассказывали, что гол Алексея Березуцкого "давно вынашивали, на тренировках репетировали".

– Мы много над "стандартами" работали: каждый знал свою точку и во сне мог бы ее назвать. И при блестящем исполнении Карвалью все угловые и штрафные превращались в огромную опасность: он как рукой бросал! В следующей игре Вася Березуцкий забил потрясающий гол "Спартаку".

– Акинфеев перед игрой вообще не трясся?

– Он с 16 лет, как заиграл в основе, не трясется. Он при 1:1 поймал отскочивший от штанги мяч и тут же выбросил его на 60 метров на ход Карвалью, который сделал голевой пас Жиркову – и этот мяч стал победным. А ведь тогда был очень непростой для нас период в матче, "Спортинг" придушил, играл очень активно. Тот гол Жиркова стал для нас как кислород, а вот у португальцев команда фактически встала.

– В какой момент поверили, что победа – ваша?

– Когда Вагнер забил третий мяч. "Спортинг" окончательно встал, и мы могли выиграть даже крупнее.

– Шампанское администраторы когда закупили?

– Да бог его знает. Со мной они на эту тему не разговаривали. А уж совершенно я одурел, когда после матча игроки вернулись на поле в золотых майках. Когда успели? И президент УЕФА Леннарт Юханссон, помню, поразился. Потом глава российского представительства Umbro Сергей Воробьев рассказал, что они заранее эти майки сделали и привезли на свой страх и риск, но никому ничего не говорили.

– В автобусе игроки скандировали: "Газзаев!" – а вы в ответ сплясали лезгинку?

– Это преувеличение – лезгинку я танцевать не умею. Но пару движений в автобусе сделать пришлось (улыбается). А выкрикивала команда не только мою фамилию, а имена всех, кто был на поле. И это было здорово.

– Не было все-таки соблазна сбрить усы?

– Это утка чистой воды. Один журналист ляпнул, остальные и подхватили. Я – человек слова, и если бы дал, то сдержал бы. Но я ничего подобного не обещал.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. Юрий СЕМИН на трибуне. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

СЕМИН И СИМОНЯН ПЛАКАЛИ ОТ СЧАСТЬЯ

– Сколько раз вы включали запись финала на "Жозе Алваладе"?

– Нисколько.

– ?!

– Честно, в полном объеме за десять лет не пересматривал игру ни разу. Отдельные фрагменты, голы, встречу у президента страны – все это, конечно, в телехронике видел. Но не целиком.

Запись дома лежит – вместе с остальными дисками начиная с золота "Спартака-Алании" 1995 года. И ни одной я пока не смотрел. Но мы обязательно соберемся всем нашим дружным штабом, вместе с президентом клуба, нальем по рюмке коньяка и посмакуем эти 90 минут. Каждое мгновение помню как сейчас.

Не забуду, как до финального свистка оставалось полторы минуты и я каждые пять секунд – не преувеличиваю! – спрашивал одного из помощников Володю Шевчука, когда уже это время закончится. Хотя счет был 3:1, и я понимал, что мы уже выиграли. Шевчук терпеливо отсчитывал: "45 секунд. 40. 35". Я едва не выл: "Что ж так долго!" А когда свисток наконец прозвучал, он первым подскочил ко мне и закричал: "Ты сделал это!" Вот сейчас вспоминаю – и дрожь по всему телу идет.

Тогда я в первый момент не верил в то, что это действительно произошло. А сейчас не верю, что с тех пор пролетело уже десять лет. Это был грандиозный успех, первый за более чем столетнюю историю именно российского футбола.

Конечно, не я, а мы все сделали эту победу. Наш штаб – Шевчук, Николай Латыш, Александр Стельмах. Наш президент Евгений Гинер и весь административный штаб ЦСКА. Весь персонал команды. Если бы у нас не было такого единства, мы никогда не достигли бы такого результата. И, разумеется, наши замечательные игроки. Между прочим, костяк команды составляли россияне – в финале в стартовом составе их было шестеро!

Также считаю Кубок УЕФА победой не только своей личной, но и всей отечественной школы тренеров. Я рос как специалист в постоянной борьбе с такими выдающимися коллегами, как Юрий Семин и Олег Романцев, и мне очень хотелось бы, чтобы они добились таких же еврокубковых побед. И тот, и другой всей своей карьерой этого заслужили.

Кстати, мой давний и добрый друг Семин после нашей победы аж заплакал от счастья. Мой сын Владимир был с ним в одной ложе. Семин ему сказал: "Вова, ты не представляешь, что папа твой сделал". А как плакал в трубку Никита Павлович Симонян, поздравляя меня по телефону!

– Как вел себя Гинер? С трудом представляю его поющим и скачущим.

– Да что вы! Гинер радовался чуть ли не сильнее, чем все мы. И пел. В раздевалке не было ни одного человека, кто не сошел бы с ума.

– Вы как-то сказали, что помните все клубы, кто не прислал поздравительных телеграмм. Кто это был?

– Не буду отвечать. Но помню. 95 процентов российских команд прислали. Были поздравления от "Реала", "Баварии", "Барселоны". А также от ведущих клубов Украины – от Рината Ахметова, братьев Суркис. Григорий Михайлович был на финале и потом в нашей раздевалке.

Особенным, конечно, было поздравление президента России Владимира Путина. А еще меня очень тронул звонок вдовы Лобановского. Она сказала: "Жаль, что Валерий Васильевич до этого дня не дожил".

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. 65-я минута. Гол Юрия ЖИРКОВА. Фото - Александр ВИЛЬФ

УВИДЕВ ЖИРКОВА, ПРЕДЛОЖИЛ РУКОВОДСТВУ ТРУДОУСТРАИВАТЬ ФЕРРЕЙРУ

– Вы упомянули о шести россиянах в составе. Четырем из них – Акинфееву, братьям Березуцким и Жиркову – не было и 23 лет.

– При этом любимец моей мамы Акинфеев отыграл финал на исключительном уровне, Алексей Березуцкий сравнял счет, а Жирков забил "Спортингу" победный гол! А ведь тогда в России не было никакого лимита на легионеров, который я считаю злом. И никто не делал этим футболистам скидок, не гладил их по головке. Они сами в жесткой конкурентной борьбе завоевали право на место в основе и на главные роли.

Не согласен с теми, кто сегодня утверждает о провале нашего детско-юношеского футбола, из-за которого-де мы и не можем ничего выиграть. Почему с большой симпатией отношусь к работе Рината Билялетдинова в "Рубине"? Потому что он не боится доверять молодым, которые могут расти только играя. А большинство других специалистов, боясь ошибок, молодежь игнорирует.

Я всегда доверял молодым игрокам, хотя сколько меня критиковали за тех же братьев! А в итоге Леша Березуцкий забил гол в финале Кубка УЕФА, а Вася – по сей день лучший центральный защитник страны.

– Особенно тезис о жесткой конкурентной борьбе касается Жиркова, у которого на левой бровке был весьма умелый конкурент аргентинец Осмар Феррейра.

– Большую часть чемпионата 2004 года ЦСКА тренировал португалец Артур Жорже. Считаю, что в целом его пребывание для команды прошло незаметно, за исключением одного момента. Этот тренер дал возможность начать карьеру пришедшему в команду Жиркову.

Когда вернулся я, то посмотрел на обоих и пришел к выводу, что Юра намного перспективнее. В тренировочном процессе производил гораздо большее впечатление. Феррейра – хороший футболист, он подавал большие надежды в аргентинской молодежке и потом много лет успешно играл в "Днепре". И хотя его купили на 300-400 процентов дороже, чем Жиркова из тамбовского "Спартака", я после окончания сезона-2004 сказал руководству, что Феррейру можно трудоустраивать: такому мастеру нет смысла сидеть на скамейке.

– Победа ЦСКА в Кубке УЕФА, по-вашему, отразилась на судьбе сборной России?

– Однозначно. Нет сомнений, что именно две победы ЦСКА и затем "Зенита" в Кубке УЕФА легли в основу бронзы сборной России на Euro-2008. Почти всю национальную команду составляли люди, одержавшие по одной из этих двух побед. Весь опыт мирового футбола говорит о справедливости принципа: сильные клубы – сильная сборная. Взять испанцев, которые выиграли два чемпионата Европы и чемпионат мира подряд. Они начали в 2008 году, и это совпадает с тем, что "Барселона" побеждала в Лиге чемпионов 2006, 2009 и 2011 годов, а "Севилья" и "Атлетико" выигрывали Кубок УЕФА и Лигу Европы. "Бавария" после долгого перерыва выиграла Лигу чемпионов в 2013-м – и год спустя сборная Германии взяла золото чемпионата мира.

Что-то подобное получилось и у нас, то есть мы не просто объединили всю страну радостью победы ЦСКА в Кубке УЕФА, но и заложили основу для единственного серьезного успеха сборной в постсоветский период. А после 2008 года финансовых возможностей у российского футбола и клубов, в частности, стало намного больше – результатов же никаких.

За три года до домашнего первенства мира у нас слабый чемпионат, в Европе мы неконкурентоспособны, и выхода из этого тупика не видно. Хотя сразу пять клубов – четыре московских и "Зенит" – обязаны ставить наивысшие цели. Одной из главных наших проблем мне кажется отсутствие амбиций, малодушный отказ от них. Слова, что задача команды – выйти из группы Лиги чемпионов, считаются нормальными.

– Недавно главный тренер "Краснодара" Олег Кононов сказал, что его мечта – выиграть Лигу чемпионов.

– Целиком и полностью поддерживаю. Тренер должен быть предельно амбициозен и ставить перед собой максимальные цели. Это всегда было моим принципом и позволило выиграть Кубок УЕФА. Конечно, вместе с великолепными игроками и президентом.

18 мая 2005 года. Лиссабон. "Спортинг" - ЦСКА - 1:3. Победный рывок Валерия ГАЗЗАЕВА. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

НАЗАД В ТРЕНЕРЫ? НИКОГДА НЕ ГОВОРИ "НИКОГДА"

– Что творилось в самолете из Лиссабона?

– Что-то невероятное. Слава богу, что он сел нормально (смеется). Гуляли серьезно. Но – заслуженно.

– Вы игроков не ограничивали, учитывая, что через три дня был матч со "Спартаком"?

– Нет. Потом ребята еще день гуляли дома, затем мы встречались с президентом страны. Это был большой праздник – не каждый день с главой страны шампанское пьешь. И вот за сутки до "Спартака" наконец собрались на базе и вышли на тренировку. Гляжу я на них – разобранная команда! Прогнал с поля, встряхнул. А на следующее утро – первый и последний раз в карьере в день игры – провел интенсивную тренировку. В жару, где-то на час пятнадцать. Почувствовал, что так надо. А потом вышли и показали свое мастерство (ЦСКА выиграл – 3:1. – Прим. "СЭ").

– Домой Кубок УЕФА забирали?

– Возил его во Владикавказ, потом – по всей Северной Осетии. И многие ребята возили трофей в родные города, в школы.

– Говорят, на следующий день после игры Владикавказ не вышел на работу. Это был официальный праздник в республике?!

– Не думаю (улыбается). Это была личная инициатива жителей. И не думаю, что они за нее пострадали.

– После Кубка УЕФА вас не приглашали тренировать зарубежные клубы – в ту же Италию, например, откуда вас в начале 90-х звали работать с "Фоджей"?

– Разговоры были, но не более. Честно говоря, у меня самого уже не было никакого желания уезжать. Прекрасная команда-победительница, хорошие возможности, сопоставимые с европейскими клубами, – чем ЦСКА хуже какого-то середняка серии А?

– И последнее. Насколько вероятно ваше возвращение в тренерскую профессию? Вы ведь прежде не раз говорили, что однажды хотите вновь возглавить сборную России и взять реванш за 2003 год.

– Никогда не говори "никогда".

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...