14:40 5 октября | Футбол — РПЛ
Газета № 7755, 09.10.2018

"ВАР – это будущее, начавшееся сегодня". Когда в России появятся видеоарбитры, и сколько они стоят

Система ВАР уже использовалась в России во время Кубка конфедераций и чемпионата мира. Фото Дарья Исаева, "СЭ" Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ" Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ"
Система ВАР уже использовалась в России во время Кубка конфедераций и чемпионата мира. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Руководитель проекта по внедрению видеоарбитров (ВАР) в России Леонид Калошин в интервью "СЭ" рассказал о существующих проблемах и перспективах, связанных с использованием видеоповторов.

УЕФА

Неделю назад исполком УЕФА принял революционное решение. Начиная с сезона-2019/20 в Лиге чемпионов будут работать видеоассистенты, год спустя они появятся в Лиге Европы. Видеоарбитров станут использовать в матчах за Суперкубок УЕФА, финальном турнире чемпионата Европы-2020 и финалах Лиги наций-2021.

– Что случилось? Что заставило президента УЕФА Александера Чеферина, одного из главных противников введения видеоповторов, поменять позицию? – вопрос Калошину.

– Не стал бы называть его противником. Он, скорее, тот человек, который хотел получить больше информации и лучше понять весь процесс. Читал его интервью после чемпионата мира. Чеферин поднимал вполне резонные вопросы, затрагивал спортивные, футбольные аспекты. Исполком УЕФА принял решение не с бухты-барахты. Оно наверняка тщательно продумано. Что еще раз доказывает: люди понимают, что видеоассистенты – это будущее, которое началось сегодня. Я это так называю. Кажется, что прошло уже много времени с тех пор, как появились ВАР. Но на самом деле экспериментальная фаза завершилась только в марте 2018 года. Когда ИФАБ решил, что это теперь составная часть игры.

Завидую и отдаю должное УЕФА. Там работают очень быстро, так как обладают огромными финансовыми и человеческими ресурсами, а также возможностью задействовать специалистов из полусотни стран мир. Уже с 8 по 11 октября пройдет первый семинар для видеоассистентов. Туда приглашены 24 судьи из 21 страны Европы – арбитры элитной и первой категорий УЕФА. Причем в основном из стран, где не используются видеоассистенты.

– Где их соберут?

– Под Амстердамом, на той базе, что расположена на территории футбольного союза Голландии.

– Какие страны будут представлены?

– Англия, Германия, Италия, Испания, Греция, Швеция, Румыния, Словения…

– Почему нет наших арбитров?

– Пока у меня нет точной информации на этот счет. Но в любом случае обучать надо большое число судей. Элитная категория рефери УЕФА – 25 человек, первая – 50. То есть в общей сложности для начала речь идет о 75.

– Представители УЕФА в разговоре со мной высказывали озабоченность: в еврокубках много матчей проходят одновременно, в едином центре не разместить такое большое число видеоарбитров, которые охватили бы все игры. Сколько же тогда нужно оборудовать рабочих комнат для ВАР! Вам известны детали? Как УЕФА собирается все делать?

– Мы с вами общаемся в пятницу вечером. Решение исполком УЕФА принял днем ранее. Вечером в четверг судьям пришли письма с приглашением на семинар. Думаю, в течение ближайших дней станут известны подробности. Глобальные инфраструктурные, стратегические вопросы обязательно нужно решать. Но нужно это делать параллельно с обучением видеоассистентов.

Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ"
Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ"
Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ"
Письмо представителей клубов РПЛ. Фото "СЭ"

Голландия

– Вы ездили в командировку в Голландию, видели центр для ВАР. Наверняка мы что-то скопируем для себя, воспользуемся опытом голландцев. Что этот центр из себя представляет?

– Отдельное здание на территории футбольной федерации в Зайсте. В ВАР-комнате овальной формы установлены шесть систем. На каждой одно рабочее место для ВАР, второе – для его помощника, АВАР. И еще одно – для replay operator, оператора повторов, персонального режиссера, который выводит на монитор повторы с нужных ракурсов. У голландцев, между прочим, игры снимаются в основном 6-8 камерами.

– Этого достаточно?

– На мой взгляд, нет. Но у них сегодня такие условия. На играх ведущих команд – ПСВ, "Аякса", "Фейеноорда" – число камер увеличивается. Минимум до 12.

– Я правильно понимаю, что между рабочими местами шести ВАР нет перегородок?

– Они установлены, их можно выдвинуть.

– Но звукоизоляцию ими не обеспечить. Допустим, три матча идут одновременно. Работают три бригады ВАР. Они же будут слышать друг друга и мешать. Разве нет?

– Я был в тот момент, когда одновременно шли два матча. Хочу сказать, что видеоассистенты работали достаточно спокойно, не было криков. Абсолютно нормальная атмосфера, без особого шума. Возможно, им эти перегородки и не нужны. Хотя по протоколу ИФАБ это неправильно. Например, в испанском ВАР-центре каждая комната отдельная, закрывается, как это положено, за 30 минут до начала игры и открывается только после ее окончания. Индивидуальная вентиляция.

– У голландцев в центре ВАР-комнаты находится своеобразный постамент с неким пунктом управления. Что это такое?

– Это то место, где располагается руководитель проекта. Он же ВАР-инструктор. Quality control centre. Центр контроля качества. Там же место для "споттера" – эксперта, который отмечает все ситуации для группового анализа после тура. В Голландии их используют для оценки работы видеоарбитров. У этих специалистов есть доступ к переговорным системам, но они не вправе вмешиваться в разговор судей, может только слушать. И смотрят, что конкретно происходит на мониторах у ассистентов. Отсюда же можно связаться с режиссером трансляции.

– Во время чемпионата мира что-то похожее создавалось для представителя ФИФА.

– Да, но у голландцев это рабочее место функциональнее.

– Получается, что на каждом матче фактически работают два инспектора?

– Да. Один оценивает работу судей на стадионе, второй – работу ВАР.

– Что ведет к удорожанию всего проекта.

– Понятно, что чем больше вовлечено людей, тем выше расходы.

– Такие дополнительные инспекторы введены только в Голландии?

– Они есть в некоторых странах, например, в Германии. И на чемпионате мира было то же самое. Порядок сумм не знаю. Но это необходимость. Иначе качество работы видеоассистентов не оценить.

Футбол с презервативом

– Попалась на глаза цитата знаменитого аргентинца Хорхе Вальдано. Он сказал, что "футбол с ВАР – это футбол с презервативом". Негативно отзывается о внедрении видеоповторов, считает футбол игрой, которая не приемлет технологий. Иначе он потеряет свою изюминку, быстроту, спонтанность и станет совсем другим.

– Футбол уже становится другим. Мы это видели на Кубке мира и в матчах тех чемпионатов, где есть ВАР. Плохо это или хорошо? Большинство за то, что хорошо. И я отношусь к этому большинству. В то же время не идеализирую систему ВАР. Она не может исключить все судейские ошибки и поправить все моменты, которые существуют. Но нужно понять, что процесс неизбежен. Дальше все будет только развиваться – с точки зрения технологий и использования видеоассистентов.

– Кто сегодня основные идеологи и кураторы проекта ВАР в мире?

– Надо сказать о том, что права на проект ВАР принадлежат ИФАБ. Международному совету – законодательному органу, уполномоченному вносить изменения в правила игры (в него входят представители ФИФА, а также четырех британских ассоциаций – Англии, Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии.Прим."СЭ"). Только ИФАБ дает разрешение на работу ВАР на матчах в режиме live. После чемпионата мира к процессу стала подключаться ФИФА. Она хочет участвовать в сертификации. Уже запущена программа Implementation Assistance and Approval Program, IAAP.

– Любят они всякие аббревиатуры...

– Программа будет работать по нескольким блокам. Спортивному – обучение ВАР и инструкторов ВАР. Инфраструктурные вопросы, вопросы управления...

Эллерей и Розетти

Но все-таки можете назвать конкретные фамилии?

– Дэвид Эллерей. Технический директор ИФАБ.

– В России его знают как судью печально известного матча сборных России и Украины. Он назначил после фола Смертина "тот самый" штрафной удар, с которого пропустил Филимонов.

– Когда с ним общаемся, он часто вспоминает этот матч... Продолжаем разговор о персоналиях. Йоханнес Хольцмюллер, руководитель департамента инноваций и технологий ФИФА. Эллерей занимается судейской частью, а на Хольцмюллере – технологическая часть. Также в ИФАБ есть Дирк Шлемер. Немец, который принимал участие в запуске проекта ВАР в Германии.

– Какова роль Пьерлуиджи Коллины и Роберто Розетти?

– Не знаю, насколько вовлечен Коллина. А Розетти начал заниматься ВАР давно. Он запускал проект в Италии. Видеоассистенты работали там под его руководством. Сейчас он перешел в УЕФА, став старшим офицером по судейству. В Германии много сделал Хельмут Круг.

– С ним был связан скандал. Его обвинили во влиянии на видеоассистентов. Чтобы они принимали решения в пользу одной из команд.

– Это внутреннее дело Германского футбольного союза. Не знаю, чем завершилось расследование, если оно завершилось. Возвращаясь к перечню специалистов, не могу не назвать Хоуарда Уэбба. Он много сделал для МЛС. Сейчас он стал в Америке главным судейским руководителем, а проект ВАР там возглавил другой человек.

– Уэбб остался в США? А как же его любимая – немка Бибиана Штайнхаус? Она-то продолжает судить матчи в Германии.

– Что поделаешь, работа есть работа.

– А в России сегодня вы – единственный специалист по ВАР?

– Да. Руководитель проекта по внедрению ВАР в России.

– Ассистенты, помощники?..

– Формирую так называемую проектную группу. Еще пять человек – менеджер, эксперт в области технологий, финансист, юрист и администратор.

– Сотрудники РФС?

– Нет, это отдельный проект.

Теория

– Несколько вопросов по теории. Многие до сих пор считают, что с приходом ВАР в российскую премьер-лигу исчезнут все судейские ошибки. Давайте еще раз внесем уточнения и объясним, как на самом деле обстоят дела.

– Видеоассистенты могут вмешиваться только в четырех основных типах ситуаций. Первый тип – все, что связано с голами. Засчитанные, отмененные... ВАР должны их проверять. Не было ли нарушения при взятии ворот или в тот момент, когда команда завладела мячом и провела стремительную контратаку.

– Второй?

– Все, что связано с пенальти, назначенными и не назначенными. Третий: красные карточки. Прямые. Сюда не относятся вторые желтые карточки, которые показаны или нет. И четвертый тип ситуаций. Редкий, но важный. Когда судья ошибочно идентифицирует игрока, которыйдолжен получить дисциплинарную санкцию. Например, нарушение совершил восьмой номер, а желтую карточку получил шестнадцатый. Потому что судья ошибочно определил нарушителя.

– Применительно к нашему чемпионату, можно вспомнить матчи "Зенит""Локомотив", когда был ошибочно удален за второе предупреждение игрок гостей, и "Волга" – "Зенит", когда вместо Широкова желтую карточку вынесли Халку.

– Да, классические ситуации, когда должен вмешаться видеоассистент. Следует сделать еще одну очень важную ремарку: вмешательство происходит, когда совершена очевидная ошибка.

– По мнению видеоарбитра...

– Естественно. При этом предусматривается, что, когда судья выносит какое-то решение, он должен четко сказать о нем своим коллегам по коммуникационной системе. Допустим, когда даешь желтую карточку, должен объяснить, какой номер ее получает и за что. Когда назначаешь пенальти, должен объяснить, за какой тип нарушения.

Жесты

– Если мы видим, что судья характерным жестом показывает на ухо и начинает общение с видеоассистентом, это значит, что ВАР усмотрел ошибку в действиях арбитра?

– Нет. Сам по себе жест "палец к уху" означает, что игра не возобновляется. Кстати, это жест классический с точки зрения протокола ИФАБ и правил игры. Но на чемпионате мира мы его не видели, потому что руководство судейского корпуса ФИФА сказало, что показывать не нужно. Хотя жест официальный. Еще раз: когда судья поднес палец к уху, а другую руку вытянул ладонью вперед, это означает, что матч не возобновляется, идет так называемый check, проверка.

Когда она состоялась, есть варианты продолжения. Первый – видеоассистент удостоверился, что судья не совершил очевидной ошибки. Арбитр дает свисток на возобновление игры. Второй – check переходит в video review, в просмотр видеозаписи. Сам video review делится на две части. Когда сам судья идет к монитору, просматривает момент и выносит окончательное решение. Другая ситуация касается не интерпретации момента, а фактического решения. Например, офсайда. Судье не нужно бежать к монитору и определять, потому что это факт, а не интерпретация.

Есть понятие silent check – "молчаливая, тихая проверка". Когда в ходе матча видеоассистент что-то проверяет, но не ставит в известность об этом судью. Допустим, забивается гол. В среднем между взятием ворот и возобновлением игры проходит минута. В течение этой минуты ВАР проводит рутинную проверку.

Сложности

– В чем основная сложность в работе ВАР?

– Сложностей много. Основная – процесс общения. К сожалению, бывали случаи, когда система коммуникации выходила из строя. На это существует запасные варианты. В той же Голландии у резервного судьи есть мобильный телефон.

Хочу подчеркнуть: человеческий фактор никуда не исчезает. Все равно идет процесс интерпретации того или иного момента. Много ситуаций возникает, когда один видеоассистент считает, что совершена очевидная ошибка. Будет другой – посчитает иначе.

Раньше говорили, что достичь единой трактовки невозможно. Сейчас, когда стали использовать ВАР, этот вопрос стал одним из важнейших. Видеоассистенты и судьи должны проводить много времени в аудитории, смотреть видеоклипы и приходить к пониманию того, что считается очевидной и неочевидной ошибкой, а также того, что считается нарушением правил. Речь о том, что такое игра рукой, серьезное нарушение или безрассудный фол, агрессивное или неспортивное поведение. Без этого проект ВАР будет постоянно хромать на обе ноги.

– Судья и видеоассистент должны быть арбитрами одного уровня, одной категории...

– Не согласен. Как показывает практика, лучшие судьи страны далеко не всегда являются лучшими видеоассистентами.

– Я о другом. Если на поле работает опытный арбитр, судья ФИФА, он может не прислушаться к мнению видеоассистента, если тот недостаточно опытен.

– Сам процесс подготовки ВАР трудоемкий. Это отдельная функция арбитража. Не посадят за монитор в соревновательном матче неподготовленного судью.

– В российской премьер-лиге 18 арбитров. Все они станут видеоассистентами?

– Все обязательно пройдут подготовку. Дальше посмотрим, кто на каком уровне окажется. Мне хотелось бы, чтобы все работали ВАР. В некоторых странах ими становятся и судьи первых лиг. В Италии в прошлом сезоне функции ВАР возлагались, в том числе, и на арбитров серии В.

– А как насчет ветеранов?

– Отношусь к этому скептически. Ветераны не используются. За исключением Германии.

– В Корее вроде их задействовали.

– И на некоторых играх в Бельгии работали действующие инспекторы.

– Я имею в виду тех ветеранов, кто только закончил судейскую карьеру. Могут они завтра продолжить работу уже в роли ВАР?

– Пожалуйста. Есть выбор – стать инспектором или ВАР. Что касается России, то план такой. Сделать так, чтобы все 18 судей могли работать видеоассистентами. Но на каждую игру кроме ВАР понадобится АВАР, его помощник. Склонен к тому, чтобы это был ассистент матчей РПЛ.

– Если брать тур чемпионата России, когда все матчи начинаются в одно время, получается, что нужно 16 из 18 арбитров. Учитывая, что не все доживают до конца сезона из-за травм и отстранений, может так получиться, что ВАР не хватит.

– Травмированный может работать видеоассистентом. В Германии почти весь прошлый сезон пропустил судья Тобиас Вельц, который входит в первую категорию судей УЕФА. Он работал ВАР.

– Вам известны суммы гонораров ВАР в других странах? Насколько меньше они получают по сравнению с обычными судьями?

– Это зависит от страны. Зарплату устанавливает национальная ассоциация или лига. Чаще всего ВАР получает тот же гонорар, что и ассистент судьи. В УЕФА ассистент судьи и дополнительный ассистент (тот, кто работает у ворот.Прим."СЭ") получают по 30 процентов от зарплаты арбитра. Во многих странах ассистенты получают 50 процентов.

– Насколько высока психологическая нагрузка у ВАР?

– Больше, чем у судьи. Арбитр может не добежать, не успеть, оказаться перекрытым игроками. Видеоассистент не имеет права не увидеть очевидную ошибку. Недопустимо, чтобы весь мир видел, что гол забит рукой, а ВАР этот фол пропустил бы. Оправданий быть не может.

У судьи на поле есть секунды и иногда даже минуты, чтобы передохнуть. Когда, к примеру, игроку оказывают помощь. У ВАР такой возможности нет. Он всегда должен быть сконцентрирован на мониторе, потому что даже во время остановки игры возможны какие-то инциденты, акты агрессивного поведения.

Телевидение

– У нас, к сожалению, беда с телетрансляциями. Весь мир, как вы выразились, следящий за происходящим на экране телевизора, не увидит всех деталей. В отличие от ВАР, у которого есть доступ ко всем камерам. Иногда возникает ощущение, что специально не дают повторы спорных ситуаций, возникающих, к примеру, в штрафной площади. Недавний пример – матч ЦСКА – "Спартак" и единоборство Бекао с Луизом Адриану. В ходе игры этот эпизод не показали крупным планом.

– Видеоассистент не смотрит телетрансляцию. Любой момент, который происходит в игре, ВАР может изучить с помощью всех задействованных камер. Кстати, в этом сезоне на центральных матчах появились камеры, располагающиеся на линии ворот, чего не было раньше.

Очень важно наше взаимодействие с основным телевизионным вещателем. Вплоть до того, что мы должны участвовать в составлении плана расстановки камер. Важна работа самих операторов камер. Переходы должны быть плавными. Но и replay operator, оператор повторов тоже должен быть профессионалом и знать, что выводить на монитор для ВАР.

– Складывается ощущение, что не на всех российских стадионах установлено то число камер, которое достаточно для работы ВАР.

– Жаловаться не приходится. Минимальное число камер в премьер-лиге – 12. А на некоторых матчах оно доходит до 24.

– Но никогда нет стопроцентной гарантии, что у видеоассистента обязательно будет в нужный момент видеоповтор.

– Нет гарантии, что у ВАР будет видеокартинка, на которой он сможет определить, что же произошло.

– Для ВАР в России будет достаточно 12 камер на каждой игре?

– Можно и меньше. Важна их расстановка. Важно, как будут работать операторы. Важно, какое качество у этих камер. Нужно чтобы было несколько камер SSM – Super Slow Motion. Они дают возможность в течение секунды показать в несколько раз больше кадров, чем обычные. Одна из важнейших функций – точно определить момент паса для определения офсайда.

– У нас есть такие камеры?

– Используются. На каких-то матчах их больше, на каких-то – меньше.

Система ВАР

– Перейдем к тому, что составляет всю систему ВАР. В нее входят видеоассистент или видеоассистенты, оператор повторов, техник, телекамеры основного вещателя и их операторы, режиссер трансляции. Что нужно приобрести у провайдера?

– Проект ВАР в первую очередь использует камеры телевещателя. Видеоассистент обязательно должен видеть то, что видит телезритель. Дополнительные камеры, офсайдные, тоже могут устанавливаться. У технологического провайдера нужно покупать или брать в аренду оборудование – мониторы, серверы, а также программное обеспечение.

– Это дорого?

– Недешево. Но с развитием проекта ВАР во всем мире все больше компаний выходят с предложениями на рынок. Цены должны начать снижаться.

– Из чего состоит расходная часть?

– Подготовка видеоассистентов, проведение семинаров. Чем чаще, тем лучше. Оплата технологий. Приведение инфраструктуры в соответствие с требованиями...

Стоимость

– Сегодня есть понимание, сколько средств нужно выделить на начальном этапе?

– Обсуждение бюджета находится на финальной стадии. На сезон проект ВАР стоит несколько миллионов евро. Включая подготовительный период и зарплаты, а также расходы на проектирование и создание централизованной ВАР-комнаты. Склоняюсь к тому, чтобы использовать ее, а не оборудовать комнаты на каждом стадионе. Понятно, что эти расходы разовые и касаются только первого сезона.

Есть несколько блоков. Первый – подготовка видеоассистентов и персонала. Второй – технологические вещи. Третий – инфраструктура. Четвертый – зарплаты.

– Где предполагается оборудовать ВАР-комнату?

– В Москве.

– А точнее?

– В РФС нет помещения, которое удовлетворяло бы требованиям. Мне кажется, очень хороший для рассмотрения вариант – делать это там, где находится вещатель. Скажем, в Останкине.

– Кто оплачивает все расходы – клубы, лиги, ассоциации?

– В основном – лиги. Но есть страны, где это делается на паритетных началах. Бывает, но редко что все оплачивает федерация.

Поймите, что проект ВАР не для судей. Он в первую очередь нужен самим клубам. Должна быть минимизация судейских ошибок. Чтобы была объективность при занятии командами их мест в таблице.

Почему это важно? Некоторые наши клубы говорят, что система дорогая, средств и так не хватает. Но ведь только попадание в Лигу чемпионов приносит минимум 15 миллионов евро, в Лигу Европы – 3 миллиона евро. Одно дело, когда ты играешь в премьер-лиге, другое – в первом дивизионе. Несравнимо разные деньги.

В среднем в команде на контрактах с хорошими зарплатами 25 игроков. Представим, что их будет на одного меньше. А средства, которые тратят на одного футболиста (покупку, аренду, зарплату), клуб вполне может инвестировать в проект ВАР. Призываю их к этому! Мы же, наверное, не хотим отстать от глобального футбольного процесса?

ВАР в России

– Я правильно понимаю, что не все 16 клубов за ВАР?

– В конце августа клубы премьер-лиги подписали соответствующее письмо, касающееся видеоассистентов. Не поставили свои подписи "Ахмат", "Ростов" и "Урал".

– На каком этапе сейчас проект ВАР в России?

– Все, что можно было сделать на этапе до финансирования, уже сделано. В частности, самая примитивная работа с видеоассистентами проведена.

– Теперь дело за РПЛ, за выделением средств?

– Нужно, чтобы было финансирование. Кто это сделает, лига, клубы, спонсоры, национальная федерация, для меня, как руководителя проекта, непринципиально. Надеюсь, в ближайшее время все окончательно решится.

– Кто должен принять решение?

– Совместно РФС, РПЛ и футбольные клубы. Вопрос финансирования краеугольный.

– Пока один комплект системы закупил "Краснодар".

– Мы ее уже используем. И можем использовать дальше как симулятор для подготовки видеоассистентов.

– Периодически возникают слухи, что по примеру краснодарцев и другие клубы собираются закупать свои комплекты оборудования.

– Покупать ничего не нужно. По крайней мере сегодня. Приоритет – это аренда, но не индивидуальная Если есть вопросы или нужно что-то уточнить, можно обратиться ко мне. Я объясню все нюансы, связанные с проектом ВАР.

– Есть шанс, что начнете использовать видеоарбитров в чемпионате России-2019/20?

– Да. Надеюсь, что достаточно реальный. Но при этом нельзя забывать, что решающее слово останется за ИФАБ и ФИФА.

К сожалению, многие считают, что ничего сложного в организации проекта нет. Вот вам комната, поставили в ней мониторы, пригласили судью – смотри и помогай арбитру. Нет, все не так просто. Процесс сложный и многогранный. Такого глобального проекта в футболе не припоминаю.

– Каков крайний срок, сколько еще можно подождать до выделения финансирования, чтобы сохранить возможность ввести ВАР будущим летом?

– Надо не забывать, что мы готовимся к отдельным матчам, которые состоятся уже в этом сезоне. В частности, речь о кубковых полуфиналах и финале, а также стыковых играх.

– И все-таки – когда будет поздно?

– Точную дату не назову. Надеюсь, что все решится положительно и будет утверждено в течение месяца, до конца октября.

Газета № 7755, 09.10.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...