00:00 26 марта | Футбол — РПЛ
Газета № 7883, 26.03.2019

"Про Кокорина и Мамаева петь не буду. Ненавижу травлю!" (Не)серьезное интервью Семена Слепакова

Семен Слепаков дает интервью "СЭ". Фото Александр Федоров, "СЭ" Семен Слепаков дает интервью "СЭ". Фото Александр Федоров, "СЭ" Семен Слепаков. Фото Александр Федоров, "СЭ" Семен Слепаков. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Семен Слепаков дает интервью "СЭ". Фото Александр Федоров, "СЭ"
Большое интервью одного из самых остроумных людей России

Семен Слепаков – известный кавээнщик из Пятигорска, резидент "Камеди Клаба", топовый автор и исполнитель ироничных песен, которые растаскивают на мемы, а еще модный продюсер и сценарист, порвавший всех сериалом "Домашний арест".

Офис, где трудится Семен, расположен неподалеку от новенького стадиона "Динамо". Его кабинет на мансардном этаже современного пятиэтажного здания выглядит просторно и стильно, но без перебора – все подобрано просто и со вкусом. Портреты Beatles и Жванецкого, специальная камера для хранения гитар (я их насчитал 13, но мог и ошибиться), "режиссерский" стул с надписью Semen Slepakov, с одной стороны – длинный стол для переговоров, с другой – диван, кресла и рабочее место с компьютером.

Повсюду стопки книг. Вглядываюсь в одну из них. Разнообразие поражает: это и профессиональная литература по режиссуре и продюсированию, и издания художника-мультипликатора Норштейна, и собрание сочинений Высоцкого, и "Вредные советы" Остера. И самый яркий сине-оранжевый корешок "Еврейское остроумие".

***

Хозяин кабинета встречает радушно, но с грустью спрашивает про камеры:

Думал, "Спорт-Экспресс" – это газета, а у нас оказывается будет видеоинтервью. Я же одет по-домашнему.

И мы одновременно смотрим на его черный лонгслив и серые спортивные штаны.

– Да нет, выглядите классно, – решает подбодрить Слепакова один из операторов.

Семен в ответ молчит.

Москва. Семен Слепаков в своем кабинете.

***

Съемочная группа просит для фона поставить за спиной героя гитару. Слепаков не возражает. Подбирает инструмент, аккуратно располагает его на специальную подставку. А перед самим интервью закрывает окно:

– Может продуть гитару, – поясняет Семен. – Ей это вредно…

***

Перед записью спрашиваю про количество запросов на интервью от журналистов. Семен отвечает мгновенно – коротко, ярко, искренне. Дословно привести эту цитату не могу. Но как человек, который ежедневно общается с журналистами, внутренне в чем-то соглашаюсь.

Как попасть в ложу Абрамовича?

Наш разговор под камеру начинается с вопроса про "Челси" – на одном из матчей камера выхватила в президентской ложе Романа Абрамовича крупный план Слепакова и Леонида Слуцкого.

Леонид – прекрасный человек! – восклицает Семен. – Мы с ним великолепно общаемся. Конечно, когда видимся – а видимся мы нечасто. Я все время его спрашиваю: "Леонид, почему у российского футбола такие проблемы?" А он отвечает: "Понимаешь, Семен…" и подробно объясняет.

***

Как попасть в ложу Абрамовича? Слепаков сначала задумывается, а потом признается:

– Не знаю. На самом деле меня пригласил не Абрамович, а Слуцкий. С Абрамовичем я очень шапочно знаком. Он – один из попечителей фонда Чулпан Хаматовой, который устраивал тогда в Лондоне благотворительный концерт, проходивший в заведении Абрамовича. А Слуцкий, я так понимаю, в более близких и тесных с ним отношениях… Там очень классно в этой ложе, нам очень понравилось. И мою жену Абрамович даже пледом накрывал. А я потом изображал ревность. Немножечко…

– А что именно классного в ложе? Вкусно кормят?

– За три дня до этого мы были на "Эмирейтс", где играл "Арсенал" с "Манчестером". И стадион "Челси" оказался гораздо более уютным. Его, знаю, то ли реконструируют, то ли должны были реконструировать (клуб действительно планировал на месте "Стэмфорд Бридж" строить новую арену, но в 2018 году проект заморозили. – Прим. "СЭ"). Обзор поля там отличный. Это первый стадион, где мне было видно так же, как по телевизору. А вот игра шла не очень интересная. Вернее, она была интересна тем, что в случае победы "Челси" становился бы чемпионом Англии… Этой, как ее… премьер-лиги! И "Челси" выиграл, и все очень радовались… Ну и кормят там… Знаете, как это всегда приятно!

На всякий случай уточняю:

– Икра была?

– Нет, не было, – печально отвечает Семен.

Как Слепаков играет в футбол?

Спрашиваю про фото в инстаграме, где Семен запечатлен на зеленом газоне в футбольной форме.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Сегодня был день большого футбола. Вот история в тему, рассказаная российским футболистом Дмитрием Сенниковым. Несколько лет назад команда "Локомотив" прилетела в Израиль для участия в товарищеском матче. Как и все туристы, посещающие Израиль (а российских футболистов иначе как туристами вообще назвать трудно, даже когда они играют дома), команда отправилась осматривать достопримечательности. Оказавшись у Стены Плача, ребята по традиции стали писать записки с просьбами и засовывать их меж камней. Возможно, сейчас вы подумали, что история о том, как ребята не могли попасть записками в щели и беспомощно тыкали ими в камни, но она не об этом. Один из футболистов (имени я не запомнил) написал, что мечтает выступать за "Арсенал" или за "Интер" и спрятал записку в стену. Казалось бы, на что он рассчитывал? Но произошло чудо - Бог выполнил его просьбу, причем дословно: сначала он много лет играл в киевском "Арсенале", а закончил свою карьеру в бакинском "Интере". "Лошара, ты что, город не мог указать?", - говорили ему при встрече друзья-футболисты.

Публикация от Семен Слепаков (@slepakovsemyon) 11 Ноя 2017 в 9:54 PST

– Это звезды эстрады, политики, и я не знаю, чего еще встречались со сборной кавээнщиков, – вспоминает Слепаков. – Мы проиграли 2:13. Потому что у них там команда, они регулярно собираются, тренируются целыми днями. А мы собрались один раз, абсолютно несыгранные. А еще у них была цель – одержать над нами кровавую, убедительную победу. Максимально убедительную. А мы просто пришли поиграть. У нас на поле все выходили – и толстые, и кривые, и косые. Удовольствие хотели получить. Ну и получили…

***

Когда Слепаков говорит о футболе, его глаза наполняются абсолютно детским азартом, а стилистика речи не может не вызывать улыбку.

– Вообще я в футболе хорошо разбираюсь, – то ли шутит, то ли всерьез говорит Семен. – Не так, как Слуцкий, конечно. Я не могу сказать, что мы г**но. Настолько я не разбираюсь в футболе. Но футбол очень люблю. Всегда играл в нападении. Такой кинжальный форвард. Обожаю голы забивать, был забивной.

– Как Дзюба?

– Нет, я не такой силовой. Дзюба хорошо играет. Я все-таки не так хорошо… Но в детстве очень много в футбол играл – школу начал прогуливать с четвертого класса, потому что играл в футбол целыми днями. Больше всего в жизни мне запомнился матч, когда мы встречались с ребятами, которые были на два или три года старше. Долго никто никому не мог забить. Уже надо было расходиться – или время заканчивалось, или урок важный начинался. И тут мы подали с углового, и я ударил, но не лбом, а всей рожей (для наглядности Семен показывает этот момент на себе и широко улыбается). Я с такой силой ударил – мне было очень больно и радостно. И вот этот удар у меня отпечатался где-то на подкорке.

***

А вот походы на стадион Семена совсем не привлекают.

– Вживую видел только одну игру чемпионата мира. Должен был посетить больше, но никакого удовольствия не получаю от похода на футбол. Ни-ка-ко-го. Я люблю сесть перед большим телевизором, взять бутылку пива и спокойно смотреть. А не идти на этот стадион, проходить 700 проверок, подниматься на трибуну, садиться, потом там все подходят фотографироваться. Короче, я на финале был и чуть не сошел там с ума. Вот в ложе Абрамовича было хорошо (улыбается). Но меня туда перестали звать! Не знаю, что я там себе напозволял!

Киев, "Спартак" и "Атлетико" из Мадрида

– За кого болеет Семен Слепаков?

– Я все детство болел за "Динамо" Киев. Мы с папой очень любили эту команду. Ее костяк представлял сборную СССР на чемпионате Европы-88, где мы взяли серебро. А потом я болел за романцевский "Спартак".

– Неожиданно. Киев и "Спартак" – это же заклятые враги!

– Поймите, я жил в Пятигорске – это не Киев и не Москва. Мне просто нравилось, как играла эта команда, когда в ней были Титов, Тихонов, Цымбаларь, Аленичев, Онопко – наш кавээновский любимец. Я за них очень сильно болел. Особенно когда встречались с "Интером", где выступал Роналдо. Даже ухитрялись забивать (речь о полуфинале Кубка УЕФА-1997/98, где "Спартак" уступил "Интеру" в двух матчах – 1:2, 1:2. Два гола на счету бразильца Роналдо. – Прим. "СЭ"). А после этого периода я перестал болеть.

– Почему? Современный футбол неинтересен?

– Я смотрю Лигу чемпионов и все первенства мира и Европы. Просто саму игру. На сегодня нет конкретной команды, за которую я смог бы переживать. Одно время выделял "Барселону". Сейчас нравится "Атлетико" Мадрид. Потому что впечатляет Гризманн, я его считаю сейчас самым крутым игроком.

– Матчи с "Ювентусом" смотрели?

– Да, конечно.

– И как вам жест Симеоне?

– Смешной, хороший жест. Ну, конечно, немного грубовато вышло. Но там видно – есть за что подержаться, он так схватил и все прям выпучилось (Слепаков активно руками показывает, как именно выпучилось). Но в Симеоне всегда было что-то звериное. Помню, когда он еще за "Интер" выступал, всегда был жесткий, агрессивный.

Диего Симеоне.

Как рождаются песни?

Честно говоря, интервью со Слепаковым мы задумывали еще в прошлом году, когда его песня "Оле-оле-оле" про сборную России накануне ЧМ-2018 взорвала все информпространство (более 12,5 миллиона просмотров на YouTube). Но тогда Семен не смог пообщаться. Зато согласился в феврале, после своего успешного концерта в "Крокусе" (полный зал – 6000 зрителей). Но тема сборной актуальности не потеряла и стояла, конечно, особняком. А подбираться к ней я начал издалека – с вопроса "Как рождаются песни?"

– Мы пишем с товарищем – Джавидом Курбановым (в последнем клипе Слепакова "Тяжелый год" он подпевал вместе с хором в заичьих ушах. – Прим. "СЭ"). Чаще всего собираемся после работы – часов в 8-9-10 – и часика два-два с половиной сидим и просто разговариваем. Обо всем. Нам интересно друг с другом общаться. И в общении появляются какие-то мысли, которые потом перерождаются в песенки. Иногда бывает, что в душе придет какая-нибудь смешная строчка. Вот строчку "А у мэра "Порш Панамера" я придумал, когда действительно увидел Панамеру в Кисловодске. Такой разбитый город, дороги плохие и вдруг этот "порше" едет. Сразу стало понятно, о чем песню писать. Остальное – дело техники.

"Оле-оле-оле": за что должно быть неловко?

– Вы следите за сборной России? – перехожу в атаку.

– В каком смысле следите? Хожу за ней и тайком подглядываю? – Семен явно понимает, к чему я клоню.

– Знаете состав, расписание, смотрите ее матчи? Может быть, анализируете тактику?

– Нет, что вы. Зачем мне хлеб у Черчесова отнимать?

– Тем не менее перед ЧМ-2018 написали и исполнили песню про сборную, где усомнились в команде и тренере. Признайтесь, вам же было неловко из-за этого?

– Нет. Вообще не было. А за что мне должно быть неловко?

– Вы в жесткой сатирической форме прогнозировали провал, а в результате сборная успешно выступила на чемпионате мира.

– Да я только радовался! Считаю, что человек, равнодушный к нашей сборной, такую песню никогда бы не смог написать. Песня вышла хорошая и смешная. Все что получается вот так вот – искренне и хорошо, это всегда пропитано болью и переживанием. Я просто смотрел все товарищеские матчи и не видел команды, не понимал, что происходит. Так эта песня и появилась. А когда сборная начала побеждать, я со всеми вместе радовался. Когда играли с хорватами, так болел, что даже голос сорвал.

Нет, мне не было неудобно. Я же не после ЧМ-2018 это написал! Просто сейчас все забыли, но настроение тогда у всех было такое. Когда они начали хорошо играть, то все поначалу очень сильно удивились. Это же закон толпы. Толпа всегда объединяется против кого-то или чего-то. И все начали говорить: "Да, мы верили, мы верили!" Да никто тогда не верил! Вот есть у меня друг Сережа Светлаков – вот он действительно верил. Потому что Светлаков такой человек, он всегда будет болеть и верить. Я другой, я более пессимистично настроен. Да, в чудеса не верю. А произошло действительно чудо, которое смогли сотворить Черчесов и ребята.

Но, может быть, вот это настроение людей (я сейчас не про свою песню, а в целом), которое давило на футболистов, сыграло определенную роль. Ну не хотелось им облажаться! Если бы я был на их месте, мне было бы страшно представить эти помои. Я, между прочим, никогда не лил эти помои, в своем творчестве никогда их не ругал. А эти помои начали бы еще больше проливаться, когда турнир проходит в России. Этот успех – это какая-то совокупность факторов, здесь сложились и желание, и морально-волевые качества, и грамотная работа Станислава Саламовича.

Семен Слепаков дает интервью "СЭ". Фото Александр Федоров, "СЭ"
Семен Слепаков дает интервью "СЭ". Фото Александр Федоров, "СЭ"

– Как писалась "Оле-оле-оле"?

– Сидели, как обычно, с Джавидом, болтали. Я говорю: "Представляешь такую ситуацию, что тренировать сборную будет вот этот тренер?"

– "Вот этот тренер" – это Рамзан Кадыров?

– Да. И мы начали фантазировать вокруг этой темы, набрасывать разные строчки, потом я пошел домой и придумал все начало. Затем написали один вариант, потом все переписали.

– А вы сразу назначили на пост тренера Кадырова? Или рассматривались другие кандидатуры?

– Не рассматривались.

– Первая реакция на песню была от одного из министров Чечни, который призвал вас извиниться. Какие эмоции у вас тогда преобладали – улыбка, непонимание, страх?

– Нет, страха не было. Я же сам с Кавказа. Прекрасно понимаю, какие вещи могут обидеть, а какие не должны. Я тогда скорее удивился, потому что эта песня не должна была задеть чьих-то чувств.

– Каково это, когда на твои песни реагирует Рамзан Кадыров?

– Мне было приятно. Он отнесся с чувством юмора, написал ответное стихотворение. Очень люблю, когда у людей есть чувство юмора и они правильно все воспринимают. Вообще этот чемпионат мира – это какой-то сумасшедший круговорот, бесконечный карнавал. И это как страничка всего этого. Я, честно говоря, не собирался оказываться на чемпионате мира в центре внимания. Это случайно произошло.

"Чемпионы": "Коля, ну что я могу написать?!"

Разговор плавно сворачивает к другой песне – "Чемпионы", исполненной совместно с Сергеем Шнуровым уже по ходу успешного для сборной России чемпионата мира.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЧЕМПИОНЫ!!!

Публикация от Семен Слепаков (@slepakovsemyon) 1 Июл 2018 в 9:54 PDT

– Сборная начала выигрывать у всех, – вспоминает Слепаков. – Встречались с Египтом, а я пошел в студию к Ване Урганту. Он меня пригласил как раз на волне песни "Оле-оле-оле". И мы вместе смотрели этот матч. Они выиграли. Мы были потрясены. Константин Львович Эрнст пришел в студию, с нами болел и радовался. И мне начали писать и спрашивать: "Ну что, будет другая песня, будет другая песня?" Отвечаю: "Какая другая песня?" Мне уже надоело, что меня все дергают по этой теме. Просто когда все началось, мне журналисты обзвонились, я трубку не брал, не люблю, когда с незнакомых номеров звонят. Я от этого так устал, говорю: "Ну какая песня? Не буду я писать никакую песню!" Все вновь: нужна песня или извинительная, или о том, как ребята стали хорошо играть. И вот вечером еду домой и мне водитель Коля говорит: "Ну что, Семен, будешь писать новую песню?" Я психанул: "Коля, как вы все задолбали меня этим вопросом! Буду я писать новую песню, не буду я писать новую песню. Вот что, я говорю, могу написать? Что я могу написать? Были г*****ы, стали чемпионы? Что я могу написать?" И он заржал. А я думаю: "А чего, нормальный припев". И в моей голове сразу всплыл человек, с которым это можно спеть.

– И вы позвонили Шнурову?

– Да. Он отвечает: "Давай, приезжай". Я же говорю, в этот чемпионат мира происходили события с головокружительной быстротой. На следующий день я написал эту песню, сбросил ему, он к вечеру уже прислал мне аранжировку и говорит: пригоняй. Мы сели на самолет, прилетели в Питер, за один день записали песню. Просто мы хотели успеть до Уругвая. Мы же все понимали. Если кто-то забыл, то они 0:3 проиграли. Нам надо было, чтобы это ощущение триумфа не смазалось. В общем, мы хотели успеть до Уругвая.

– Понимали, что миг скоротечен?

– (Смеется.) Понимали. А еще понимали, что выходим в плей-офф, скорее всего, на Испанию. Мы же не знали, что начнутся чудеса. Мы записали, вечером монтировали, ночью все прислали и на утро выложили – за два дня Уругвая.

***

В середине интервью раздается странное бренчание. Все начали коситься в сторону своих телефонов.

– Это кто-то жопой сел на мою клавиатуру, – догадывается Слепаков.

– Это наш звездный фотограф Александр Федоров, – я решаю сгладить ситуацию и представить героя эпизода.

– Хорошо, будем знакомы. У вас в "Спорт-Экспрессе" у фотографов есть такое разрешение – садиться жопами на клавиатуры? – Семен подмигивает Федорову. Тот краснеет.

***

– Давайте представим, что вы встретитесь с Черчесовым – предположим, в ложе Абрамовича. Что ему скажете?

– Знаете, это так интересно – команда сыграла с хорватами, и я сделал пост в инстаграме, написав: "Спасибо, сборная!" Мне начали все говорить: ты, мол, прогнулся. Почему прогнулся?! Я искренне написал, что испытывал! То же самое скажу и Черчесову. У меня вызывает большое уважение то, что он сделал. Я с Жирковым недавно пересекся на КВН и спросил: "Вы же не сильно на меня обиделись?" Он говорит: "Да нет, все нормально".

Аршавин и шикарный монолог про российских футболистов

Про сборную России Слепаков сочинял еще семь лет назад – песня про Андрея Аршавина посвящалась провалу в стыковых матчах со Словенией в 2009-м и вылету с Евро-2012. В частности, были такие вот строчки:

Верили мы, что своею игрою

Русский футбол ты поднимешь с колен.

Ради страны, что гордится тобою

Мог бы напрячься маленький член.

***

– Почему вам не нравится Аршавин?

– Мне он очень нравится! Я больше всего люблю пересматривать нарезку, где он четыре гола забил за "Арсенал". Мне очень нравится его удивление от этих событий. Слушайте, вообще я считаю Аршавина талантливейшим игроком за последние не знаю сколько лет. Но на тот момент опять же перекрыли эмоции. Почему? Потому что после чемпионата Европы все многого от него ждали, а он не оправдал ожиданий. Вообще – это все в песне сказано. Ваш вопрос какой-то бессмысленный. Кстати, я тогда долго думал – петь эту песню или нет. Но в итоге ребята убедили выступить с ней.

– А в чем были сомнения?

Не хотел обижать Аршавина.

***

И тут Семен переходит к разговору о проблемах российских футболистов – его монолог получается настолько остроумным и самодостаточным, что я в него не вмешиваюсь.

– Порой с таким интересом наблюдаю, как наши игроки выходят один на один. Кажется, что у них в этот момент возникает изумление, граничащее с ужасом. И в большинстве случаев они не знают, что делать. А у европейских игроков этого нет. Такое впечатление, что наших просто не готовят к тому, что можно выйти один на один. Им нужны психологи, которые должны объяснить, что в игре может возникнуть такой случай… "То есть, скорее всего, этого не будет, Вася… Но ты должен быть готов, что случайно мяч так отскочит, попадет к тебе и ты окажешься один на один с вратарем. И в этот момент ты должен решительно пробить по воротам. Не искать, кому отдать назад, взять ответственность на себя, рискнуть и поразить цель".

Думаю, что с западными футболистами эту работу проводят. Они тоже часто промахиваются, но у них почему-то нет растерянности. А у наших – есть. Мне их в этот момент так жалко. Думаю, как же они переживают.

Вспоминаю ту игру, когда я выступал за кавээнщиков. Меня хватило на большом поле ровно на 2,5 минуты. Я очень быстро побежал. Обыграл Дворковича, Башарова, резким финтом ушел от Сюткина. Бегу и думаю: да я, наверное, могу на самом высоком уровне выступать! Поле такое большое, мяч кидаешь и догоняешь его. Все легко. И через две минуты я сдох. И ушел с поля. Сидел минут 10, потом опять вышел, но уже не так бодро. Ну так вот, был момент, когда я прорвался к штрафной и то ли удар нанес, то ли пас кому-то дал и не решился ударить. Я этот момент прокручивал у себя в голове, наверное, год! Жалел – как же я не сделал, было же столько вариантов. И второй раз – мне кавээнщик Антон Морозенко навесил, но вместо удара по воротам получилось так, что мяч почему-то отскочил от моего лба и отлетел обратно к Антону Морозенко. И я потом тоже думал: почему я голову не повернул, идиот!

И это я так думал! А я вообще не обязан хорошо играть в футбол! Я вообще пожилой мужчина! А что же творится с профессионалами, когда они выходят один на один и не забивают, когда пенальти не реализуют?! Здесь действительно нужна работа с психологом, чтобы через это все пройти. Я очень переживаю за них в эти моменты.

Почему не будет песни про Кокорина и Мамаева?

Интервью Слепакова нужно обязательно смотреть на видео (вы можете сделать это на нашем сайте sport-express.ru и YouTube-канале), потому что когда он говорит, огромную роль играют непередаваемые в тексте интонация, мимика, жесты. Порой Семен произносит вполне серьезные вещи, но благодаря его уникальной стилистике звучат они дико смешно. При этом в нужный момент Слепаков может выключить этот режим, и тогда ты понимаешь: сейчас он точно не шутит.

Именно это и случилось, когда речь зашла об Александре Кокорине и Павле Мамаеве, которые находятся в изоляторе в ожидании завершения следствия по их делу.

– Дурацкая ситуация, – в словах Слепакова впервые за время нашего общения нет и намека на шутку. – Я в такие моменты переживаю за реакцию народа. Мы как-то увлекаемся морализаторством, воспитанием… Такое ощущение, что каждый считает своим долгом высказаться. Читаю дискуссии в интернете, там спрашивают: ну, что, должны выйти Кокорин и Мамаев? И кто-то отвечает: пусть сидят! И там 3000 лайков. А другой пишет: да ладно, пусть уж выйдут! ВЫ КТО ВСЕ ТАКИЕ ВООБЩЕ? Почему вы эти решения принимаете? Должен же быть закон! Надо действовать в соответствии с ним! Мне кажется странным, что они так долго сидят за то, что совершили. Я понимаю, что это показательная порка. Но надо ли, чтобы у них из-за этого вся карьера шла под откос? Я всегда сочувствую в таких ситуациях.

– А вы можете представить, что кто-то из вашего окружения окажется на их месте?

– Нет, в моем окружении нет подобных людей. У моего круга общения, наверное, интересы немного другие. Мы не ведем себя агрессивно в такие моменты.

– Тогда откуда у вас сочувствие, если для вас и вашего окружения подобное поведение тоже дико и неприемлемо?

– Наказание должно быть адекватно проступку. Они никого не убили, не ограбили…

– Почему вы до сих пор не затронули эту тему в своем творчестве?

– Мне это не смешно! Честно – мне это не-смеш-но! Когда начинается травля, я отхожу в сторону. Я не хочу принимать участие в травле. Не хочу быть частью толпы! Быть этим г****ом, – у вас в "Спорт-Экспрессе" можно слово "г****о" говорить? – которое либо палец вверх делает, либо палец вниз. Как в гладиаторских боях, когда лежит человек на земле и люди принимают решение – так сделаем или вот так. И если палец вверх, то они такие милостивые, а если вниз – то они решают его судьбу, мол, нам так хочется. Я против этого! Хочу быть в стороне! Ненавижу травлю! Еще бы в этот момент я, такой нарядный, со своей песенкой выбегал бы и пел про них. На той неделе, когда их посадили, мне все писали: давай песню про Кокорина с Мамаевым. Нет! Вообще не захотелось!

Семен Слепаков. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Семен Слепаков. Фото Александр Федоров, "СЭ"

"Домашний арест": почему не тонул карлик?

В прошлом году популярностью пользовались не только песни Слепакова – осенью прогремел сериал "Домашний арест", где Семен выступил и как автор идеи, и как продюсер, и как сценарист. Уточняю у Слепакова: "Наверное, вас все достали вопросами про сериал?.." "Наоборот, мне приятно, – отвечает Семен. – Спрашивайте". О своих героях он говорит так ласково и с таким трепетом, что вовсе не кажется банальностью фраза о том, что "каждый из них стал родным".

– У меня в сериале нет любимого персонажа – я их всех полюбил, так сильно прикипел к ним. Поймите, сначала я их писал, потом выбирал для них актеров, потом на площадке с ними прожил, затем – на монтаже. Только не подумайте, что я так восхищен собственной работой. У меня масса претензий к себе, есть много моментов, которые могли бы получиться лучше.

– Сериал начинался как сатирическая драма, а закончился как комедийная мелодрама...

– Я такой претензии не слышал, но если вы хотите мне ее предъявить, то отвечу. Ну какая же это драма? Это с первых минут комедия! Просто у людей было желание, чтобы все плохо закончилось. Все очень ждали, чтобы народный кандидат оскотинится. Ну была у нас такая версия. Но сочли ее неинтересной. Говорю абсолютно искренне – мы к хеппи-энду не стремились, оно само так написалось. И нам это нравится. Что бы кто ни говорил, я безгранично уважаю мнение каждого зрителя, но при этом от своего не отказываюсь. И мне нравится, что все закончилось хорошо, потому что я за время этого сериала полюбил его героев. Лично я, как их создатель, хотел, чтобы у них все закончилось хорошо. И это себе позволил. А почему я себе не могу это позволить, если я сам их придумал?

– Почему вы решили показать лизоблюдство именно через спорт, которым исключительно для постов в инстаграм занимается губернатор, персонаж Романа Мадянова?

– Потому что у нас спорт и ЗОЖ сейчас в тренде, у нас спортивный президент. Все хотят на него равняться и порой это выглядит нелепо. Вот эту нелепость я и хотел показать. Когда мы с Романом Сергеевичем обсуждали роль, я ему рассказал про эту идею, и он начал ее развивать, предлагать образы, показывать, как нелепо себя ведет. У меня был только один кусочек со спортом, а Роман Сергеевич внес свои предложения, и я вписал спорт в каждое его появление.

– Есть что-то, чем вы недовольны в сериале?

– Какие-то отдельные сцены сейчас смотрю и понимаю: это можно было сделать лучше. Например, снимали фрагмент, где карлик тонет. Не смогли яму продолбить – и карлик не мог там тонуть. Ему там было вот по сюда (Семен показывает на грудь). Потому что в том месте был бетон. Но у киношников всегда такие проблемы. Представьте этот идиотизм: надели на карлика гидрокостюм, навесили какие-то мешки с песком, на улице зима, минус 10, он делает вид, что тонет, рядом Саша Робак (исполнитель одной из главных ролей. – Прим. "СЭ"), которому яма вообще по сюда (показывает на щиколотку). Смотришь на эту сцену – дорисовать на графике нельзя. Думаешь: блин, облажались.

– Карлик – мой любимый персонаж. Как он появился? Это отсылка к "Игре престолов" – теперь в каждом сериале обязательно должен быть карлик?

– Люди любят найти сходства. Надо постоянно что-то с чем-то сравнивать. Если не сравнивать, то становится непонятно. Герой "Игры престолов" – это не первый карлик в сокровищнице мирового кинематографа, равно как и в литературе. А у нас он возник случайно. Сам не знаю как. Он появился в шестой серии, когда надо было тонуть, а потом мы вернулись и везде его вписали. Короче – он как-то прижился у нас. Такой смешной персонаж – фээсбэшник-карлик, который ходит с пистолетом и мечтает о полевой работе, а дядя его бережет. Мы искренне ржали над ним. Вот он и стал везде проникать в сценарий, и в итоге родилась целая история его восхождения.

***

Видеоверсию этого интервью со Слепаковым, куда вошло еще многое из того, о чем вы не прочтете в тексте, можно и нужно посмотреть на сайте sport-express.ru или на нашем YouTube-канале.

Газета № 7883, 26.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ