Мы впереди Европы всей!

Аксель Вартанян
Историк/статистик
24 декабря 2018, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Мы впереди Европы всей!»

№ 7818, от 24.12.2018

9 сентября 1975 года. Мюнхен. "Олимпиаштадион". "Бавария" - "Динамо" К. - 0:1. Олег Блохин (справа) начал великолепный слалом, завершившийся суперголом. Фото AFP

Летопись Акселя Вартаняна. 1975 год. Часть девятая

Да, это случилось! Мы пережили момент наивысшего счастья. Благодаря киевскому "Динамо", двум его превосходным победам над именитой мюнхенской "Баварией". Вот как это было.

Предматчевый расклад

О проблемах "Баварии" мы говорили перед матчем Кубка чемпионов с "Араратом" (см. "СЭ" от 26.10.2018). Об особенностях ее встречи с другой советской командой, с киевским "Динамо", в поединке за Суперкубок Европы поведаю. И весной, и осенью соперники находились в разной игровой форме. Если в начале марта (за месяц до старта союзного первенства) "Арарат" был сыроват, то немцы пребывали в разогретом состоянии. Их чемпионат – на пике. Трудности немецкого клуба заключались в другом: в уходе нескольких ведущих футболистов, ухудшении микроклимата в команде, смене тренера…

Надежды на качественное пополнение в межсезонье не оправдались. "Бавария" начала чемпионат с большим скрипом, сказывались на ее боеспособности травмы главной ударной силы, Герда Мюллера, и еще четверых игроков основы. Мюллер, не долечившись, вернулся к четвертому туру. Проигрыш в пятом, перед встречей с "Динамо", опустил "Баварию" на не приличествующее лучшей команде Европы место.

Наш чемпионат и его участники к осени набирали оптимальные кондиции, а киевляне, получив в августе трехнедельный отпуск, максимально его использовали для подготовки к первому поединку: приняли участие в двух скоротечных турнирах в Марокко и Испании, вернувшись домой, сыграли календарные матчи с "Зарей" и "Днепром". Судя по их мирному течению (оба завершились с одинаковым счетом – 1:1), вполне могли восприниматься как товарищеские, если быть точным – контрольные. Однако кадровые проблемы не обошли и динамовцев: заболел Матвиенко, все еще травмированы Мунтян и Онищенко, а Веремеев, удаленный в матче с ПСВ, игру пропускал.

Гостей немало удивили полупустые трибуны великолепной арены "Олимпиаштадиона": по официальным данным, на 80-тысячнике свободно разместились около 32 тысяч посетителей. На­деясь получить с матча столь высокой значимости солидный навар, хозяева клуба резко взвинтили цены на билеты. И просчитались. Немцы – народ экономный, на непредвиденные расходы тратиться не пожелали и приобрели билеты на две дешевые трибуны со стоячими местами. Дорогие практически пустовали.

Супергол Блохина

Динамовцы поначалу осторожничали, овладев мячом, охотно друг с дружкой им делились, по выражению кого-то из журналистов, "вели нескончаемый хоровод". Но и немцы, вопреки ожиданиям, вели себя не по-хозяйски, укрепили оборону и выжидали ходов киевлян. Первыми ударами, не представлявшими угрозы целостности ворот, соперники обменялись где-то в середине тайма. Зрелищности матча сдержанное поведение команд не способствовало. Но как только "Бавария" вспоминала, что статус хозяев вынуждает вести себя активно, динамовцы отвечали стремительными проходами преимущественно усилиями лучшего игрока в составе обеих команд Блохина. Один фланговый прорыв Олега едва голом не закончился. Он навесил на дальнюю штангу, Майер неосмотрительно покинул ворота, и опередивший его Буряк послал мяч в дальний угол. Цобель устремился к мячу в тот момент, когда, казалось, догнать его невозможно. Но судьба вознаградила рвение и настойчивость игрока: он каким-то чудом выбил мяч с ленточки, в сантиметрах от заветной черты.

В таком примерно ключе продолжалась игра до 67-й минуты, пока сильнейший футболист СССР двух последних лет не изготовил шедевр, настойчиво требующий подробного описания, – супергол.

Затертое, девальвированное от частого употребления (в большинстве своем без нужды) слово "супер" предназначено для событий или явлений выдающихся, штучных, уникальных, со знаком высочайшего качества, выделяющихся из общего ряда. Оно должно соответствовать первоначально вложенному в него смыслу. Забитый Блохиным гол в ворота "Баварии" из этой категории. Не имея возможности показать вам его, использую единственно доступный в данной ситуации способ: опишу шедевр устами московского и киевского журналистов, участника матча и первоисточника. Он того стоит. Гол Блохина должен занять достойное место в анналах, в летописи советского и мирового футбола.

"Футбол-Хоккей" № 37 (автор отчета фамилию свою не обнародовал): "Он (Блохин. – Прим. А.В.) принял мяч еще до центральной линии поля, кинул его вперед и, сопровождаемый защитниками соперника, рванулся по флангу. Не доходя до угла штрафной площади, Блохин осмотрелся в поисках партнеров. Но они еще не успели выйти из обороны, и на половине поля "Баварии" Блохин не нашел никого из динамовцев. В этот момент на этой же половине поля, кроме вратаря Майера, было еще пять игроков обороны хозяев. Безвыходная, кажется, для форварда ситуация! Но Блохин доказал, что для мастера не существует ситуаций безвыходных. Сместившись чуть к центру, он смело пошел в борьбу. Показав незаурядное мастерство обводки, Блохин скупыми движениями обыграл сначала двух защитников, затем тут же третьего и, пока не успел в борьбу вступить четвертый защитник, форвард с ходу, без раздумий нанес редкий по точности удар в дальний угол".

Леонид Буряк: "Когда Олег получил мяч от Конькова, я находился неподалеку. Я подумал, что Олег не пойдет вперед, потому что все мы остались на своей половине поля. Логичнее было отбросить мяч назад. Однако Олег решил иначе и начал свой рейд. "Держись, Олега!" – подумал я. И тут же я побежал ему на подмогу и… не догнал. Трое защитников "Баварии" были уже позади него. Увидел удар и Майера, в отчаянии схватившегося за голову. Гол! От свалившихся на меня чувств я не знал, что делать… Не веря в такое счастье, я даже глаза закрыл!"

Олег Блохин через два дня после игры поделился своим видением произошедшего с корреспондентом газеты "Молодь Украiни": "Сегодня все можно разложить по полочкам. А тогда на раздумье не было даже мгновения. Я действовал скорее автоматически, как на тренировке. Так что опыт похожих ситуации у меня был…

Оглядываюсь. Все наши далеко. Это плохо. Четверка баварцев это видит, она спокойна, уверена, что не пойду вперед. Значит, мой рывок станет для них неожиданным. Во-вторых, их четверо против одного, и они уверены, что легко меня остановят. В то же время каждый в какой-то мере надеется на соседа. Это облегчает мою задачу… Вперед! Делаю обманные движения туловищем вправо и влево, при этом перебрасываю мяч с ноги на ногу – так удается обвести Шварценбекка и еще одного защитника. Наперерез бросается третий. С одним уже легче, тем более, что Шварценбекк, мой основной опекун, упал на колено, значит, отстает… А четвертый – далеко. Еще шаг, и я решаюсь пробить. Майер, как мне казалось, так был уверен в своих защитниках, что не успел подготовиться к "встрече". Двигаюсь к ближнему углу, вижу, и вратарь туда смещается. Когда он рванулся ко мне, я пробил в открытый угол ворот".

А ведь среди защитников находился сам "Кайзер Франц" – Беккенбауэр. Всех поименно перечислил 11 сентября корреспондент той самой молодежной газеты. Вот что он увидел: "Блохин получил мяч от вездесущего Конькова на левом краю. Впереди – ни одного партнера, только соперники. Ближайший – персональный опекун Шварценбекк. Движение к воротам Блохин начал в несвойственной для себя манере, медленно, всем своим видом показывая, что не видит возможностей для развития атаки. Сместившись чуть вправо, он оказался на углу штрафной площади. Перед ним узенький коридор, надежно "заминированный" Шварценбекком, Беккенбауэром слева и Хорсманном справа. Блохин, медленно начав слалом, неожиданно включил скорость и оставил за собой всю тройку. Наперерез кинулся Вайсс и вынудил киевлянина сместиться влево. А так как Майер прикрыл ближний угол, Блохин с левой ноги неотразимо пробил в правый – 1:0".

И тут же оказался в объятиях подоспевших друзей. Даже всегда внешне невозмутимые Валерий Лобановский и Олег Базилевич не выдержали и в радостном порыве обнялись с вскочившими с лавки ребятами. Среди них Мунтян, Онищенко и члены советской делегации. Кто-то заметил, как чемпион Европы и мира Гюнтер Нетцер, находившийся неподалеку на трибуне, обернулся к нынешнему своему тренеру из мадридского "Реала" югославу Мильяну Мильяничу, развел руками и, покачав головой, воскликнул: "Вот это гол!" Не гол, а супергол, герр Гюнтер. Или вам это слово неизвестно?

Все, что происходило до и произойдет после, меркнет в сравнении с творением Блохина. Немцы в нокдауне. Придя через какое-то время в себя, побежали отыгрываться. Пытались долго, настойчиво. Наши парни грамотно оборонялись, ничего серьезного создать у своих ворот не позволили, а когда хозяева слишком увлекались, тут же организовывали контратаки, способные счет увеличить. Не довелось – 1:0. Победа сколь неожиданная (так в Германии, в Европе, да и у нас ее восприняли), столь и радостная. Шанс после ответной встречи оставить драгоценную (во всех смыслах) чашу в Киеве значительно возрос.

Европа в шоке

На пресс-конференции оживление необычайное. Ошеломленный баварский тренер Диттмар Крамер успел лишь соперников похвалить: "Динамо" – одна из лучших клубных команд мира, а гол Блохина великолепен". И только? Лобановский, справившись с острым приступом нахлынувших чувств, взял себя в руки и сказал то, что обычно в таких случаях говорил. Никого персонально не отметил, даже Блохина. А надо бы. "Все футболисты провели матч сильно, – уведомил Валерий Васильевич аудиторию. – Поэтому выделять никого не хочу. Тактическое задание было выполнено: мы сдержали наступление хозяев поля и при малейшей возможности опасно контратаковали". Народ и сам все видел.

Потрясенная увиденным, западная пресса расщедрилась на комплименты. Выловлю из рейнских вод две рыбки, наиболее полно отразившие характер поединка.

Frankfurter Rundschau: "Киевские динамовцы успешно сконцентрировали свои усилия на снижении темпа игры, что позволило восторжествовать их тактике, с помощью которой они сумели погасить ветер атак "Баварии". "Ветер атак" – фигура речи. Передвигались хозяева и разыгрывали комбинации медленно, а динамовцы, грамотно выстроив оборону, не позволили им территориальное преимущество конвертировать в голы.

M?nchner Nachrichten: "Киевляне могут пользоваться любой тактикой, потому что их форвард Блохин способен в одиночку решить исход матча. Оказывается, четыре защитника для него не помеха. Оборона же киевлян превосходно сдерживала атаки как минимум семерых игроков мюнхенского клуба".

Многие зарубежные издания авансом назвали киевское "Динамо" лучшей командой Европы. Меньше чем через месяц придется аванс отработать.

Бавария – Динамо К – 0:1 (0:0) 
Гол: Блохин, 67.
"Бавария" (Мюнхен): Майер, Шварценбекк, Хорсманн, Дюрнбергер (Рот, 46), Вайсс, Беккенбауэр (к), Вундер, Цобель, Мюллер, Румменигге, Капельманн.
"Динамо" (Киев): Рудаков, Коньков, Фоменко, Решко, Зуев, Дамин, Трошкин, Колотов (к), Буряк, Слободян, Блохин. 
Судья: Гонелла (Италия).
9 сентября. Мюнхен. "Олимпиаштадион". 32 000 зрителей.

"Борщ, бифштекс, салат из свежих овощей…"

Перед реваншем (так часто называют ответные встречи) реваншем и не пахло, ситуация не располагала. Накануне вылета в Киев "Бавария" проиграла "Кайзерслаутерну" (1:2), и вообще ее игра, не так давно осыпанная комплиментами, подверглась жесткому разносу: "Полное отсутствие идей", "Позорная, катастрофическая игра", "Насмешка над футболом"… Эти (и многие другие) строки из немецких газет сопровождали матчи "Баварии" в бундеслиге, независимо от результата.

Четвертого октября в киевский совет "Динамо" поступила телеграмма из Мюнхена. Ее содержание напоминало заказ блюд в ресторане: "Прибываем в воскресенье 5 октября, в 18.10. Просим организовать тренировку в 19.00. Ужин – в 20.30. Борщ, бифштекс, салат из свежих овощей, жирная картошка и свежие фрукты. Президент футбольного клуба "Бавария" Вильгельм Найдек". Напрашивается фраза из популярного советского фильма: "А шнурки тебе не погладить?"

Пятого октября ровно в 18.10 самолет "Аэрофлота" "Ту-134" доставил "Баварию" в аэропорт Борисполя. Плененная журналистами команда отбивалась от сыпавшихся со всех сторон вопросов. Футболисты, внутренне осознававшие, что им здесь ничего не светит, делали хорошую мину при плохой игре: натужно улыбались, отшучивались, пытались острить, обещали "приложить все силы"… Только Беккенбауэр, не скрывая озабоченности, выразил истинное настроение товарищей и сказал, что думал: "Да что там говорить. Наша задача – не проиграть с крупным счетом". Задачу выполнили, крупно не проиграли. Хотя должны были.

Тренера Диттмара Крамера спросили:

– Вы прилетели в Киев за сутки до матча. Не слишком ли мало времени для акклиматизации?

– А что нам оставалось делать? – ответил вопросом на вопрос и, не дожидаясь реакции, продолжил. – Вчера у нас была очередная игра чемпионата, и мы смогли вылететь из Мюнхена только сегодня днем. Мы явно в худшем положении. И дело не только в поражении в первом матче, сколько в том, что не приехали наши сильнейшие игроки. Мюллеру только что сделали операцию, у него разрыв мышц бедра. Хенесс в течение двух недель перенес две операции и только-только оставил костыли. Травмирован Андерсен.

Пока гости общались с журналистами, службы аэропорта выгружали багаж: огромные кованые сундуки с футбольной амуницией, инвентарем и прочим скарбом, а также "аварийным" запасом продуктов. На всякий случай, вдруг "официанты" заказ вчерашний не приняли или повара приготовить не успели. Внимание привлекла огромная коробка с надписью: "Не кантовать!" Внутри, как оказалось, суперкубок. А ведь я о нем ни слова еще не проронил. Исправляюсь.

Весь в золоте и серебре

Идея розыгрыша Суперкубка принадлежала президенту амстердамского "Аякса" Ялану ван Прагу. Цель – в двух матчах победителей Кубка чемпионов и Кубка кубков определить лучшую команду Европы. Верховодивший в начале 1970-х на континенте "Аякс" в 1973-м дважды обыграл шотландский "Рейнджерс". Однако УЕФА не признал эти встречи легитимными, поскольку не определил еще своего отношения к новшеству.

В 1974-м "Аякс", не обращая внимания на позицию футбольного союза, сыграл с "Миланом". После 0:1 в гостях у себя итальянцев уничтожил, с землей сровнял – 6:0. И вторично овладел призом. Что же он собой представлял? Внушительная метровая и почти пудовая (15 килограммов) чаша. Вся в золоте и серебре. Обошлась в 20 тысяч долларов. Сумма по тем временам не хилая. Оплатил ее изготовление то ли амстердамский клуб, то ли какой-то голландский меценат.

И третий поединок, которому сегодняшняя глава посвящена, все еще официально УЕФА не признанный, считался этой организацией "левым". Но это ни в коей мере не снизило к нему интереса. Сам президент УЕФА Антонио Франки присутствовал на первом матче в Мюнхене, а теперь и в Киев из Рима пожаловал.

Элегантный седовласый глава УЕФА на пресс-конференции после киевского матча подтвердил непреклонную позицию руководимой им организации, но надежду на ее изменение все же оставил: "Для того, чтобы какое-либо соревнование стало официальным, необходимо, чтобы оно пользовалось популярностью. Пока же Союз европейских футбольных ассоциаций не считает так называемые матчи Суперкубка официальными. Но думаю, что сегодняшний матч, ставший яркой пропагандой футбола, веский аргумент в пользу признания Суперкубка со стороны УЕФА".

А презент для финалистов все же приготовил, но до Киева не довез. Журналисту в аэропорту Борисполя признался: "Я собирался вручить от УЕФА игрокам обеих команд дипломы и медали. Увы, чемодан, в котором находились награды, затерялся где-то в пути".

Всё готово, все готовы

Ближе к делу, к предстоящему матчу. Немцы, не заглянув в предоставленные им апартаменты, из аэропорта отправились на Центральный стадион, на тренировку. И были несказанно удивлены при виде сидевших на трибунах нескольких тысяч болельщиков. Не позавидуешь футболистам. В субботу провели матч бундеслиги, в воскресенье совершили пятичасовый перелет рейсом Мюнхен – Киев и в тот же вечер на тренировке изрядно потрудились. В понедельник – игра. Крамер в день матча дал своим парням несколько свободных часов. Одни с городом знакомились, сувениры приобретали, другие в гостиничном номере отдыхали.

Что же хозяева? Времени на подготовку предоставили им, если с немцами сравнивать, вагон и солидных размеров тележку, аж десять дней. Последнюю перед повторным матчем с "Баварией" календарную встречу провели 26 сентября в Москве с ЦСКА. Как и две перед мюнхенским матчем, проходила в легком тренировочном режиме и завершилась с таким же счетом – 1:1.

Готовились к ответной игре на роскошной (по советским понятиям), со всеми удобствами и небходимым оборудованием базе в Конча-Заспе. Распорядок дня будничный, как перед рядовой календарной встречей: ранним утром подъем, медицинское обследование, часовая зарядка, завтрак. После – свободное время. Распоряжались им футболисты по своему разумению. Буряк с Блохиным азартно бильярдные шары гоняли, кто-то книжки почитывал, а Трошкин, прихватив рыбацкие снасти, направился к реке рыбок из нее выуживать. В два часа – мертвый час… Недокомплект команда испытывала не столь чувствительный, как оппонент. Матвиенко все еще не оправился от болезни, а Колотов из-за травмы играть не мог. Зато возвратились в строй Мунтян и Онищенко.

Своеобразно готовились судьи. Турецкая бригада, возглавляемая Бабачаном, сразилась в мини-футбол с администрацией стадиона и разгромила ее – 11:3. Оправдывает проигравших огромная физическая нагрузка, выпавшая на долю дирекции и особенно работников арены в связи с подготовкой к ответственной встрече.

Прежде всего, необходимо справиться с невиданным дотоле наплывом желающих посмотреть игру "живьем": поступило 650 тысяч заявок. 250 тысяч только из Киева, 395 – из разных регионов страны, еще пять тысяч – из-за кордона. Предстояло из этой массы сто тысяч советских и зарубежных граждан отобрать и столько же ртов накормить и напоить.

Попавшие на трибуны счастливчики выказали неуемную жажду и необычайный аппетит не только к зрелищу, но и к хлебу насущному. Опубликованные в киевской прессе данные кажутся неправдоподобными, но оснований не доверять им не нахожу. В перерыве между таймами умяли 40 тысяч бутербродов, 25 тысяч бубликов, 20 тысяч пачек печенья, 5150 плиток шоколада… Запили съеденное 3600 литрами кваса, 65 тысячами бутылок фруктовой и минеральной воды. На здоровье и приятного аппетита.

Впервые в Киеве выпустили значки с эмблемами играющих команд, вместо обычных программок стадион отпечатал массовым тиражом десятки тысяч красочных буклетов. Журналистам предоставили пресс-центр с бюллетенями на двух языках – немецком и русском. Диспетчерская служба, специально к игре сформированная, работала безукоризненно. Я уж не говорю о подтрибунных помещениях. Привели их в порядок, обеспечили команды удобствами и комфортом. Справились вроде. Всё готово, все готовы. Пора начинать.

Девятнадцать ноль-ноль. Бабачан с мячом в сопровождении "махал" с флажками уже в центре поля. По сигналу главного команды ровными, стройными цепочками засеменили к "сборному пункту". Рукопожатия, брошенная вверх монетка, свисток, первый удар по мячу. И…

Завертелось

Минутная стрелка только отправилась в полуторачасовой путь, а Рот уже пробил. Мяч улетел далеко от намеченной цели. До 35-й минуты Рудакова не беспокоили. Когда она наступила, вратарь легко, без напряжения принял мяч на грудь. В промежутке между двумя этими минутами и после преимущество киевлян было столь ощутимым, а создаваемые голевые моменты столь реальными, что оставалось дивиться нулевой реакции горящих на табло цифр. Динамовцы по-хозяйски распоряжались мячом, уверенно, как удобно им, задавали ритм игры, темп, чередовали спокойный розыгрыш мяча взрывами необычайной силы, грозившими разрушительными последствиями.

"Фигаро" Блохин возникал на разных участках огромного пространства, аж в глазах рябило. Угрожал сам, затевал комбинации, создавал моменты товарищам, чреватые большими для Майера неприятностями. Удержать его не в силах ни заметно уступавший Олегу в скорости Шварценбекк (за весь матч выиграл у форварда только одно единоборство), ни его помощники. Раз у ребят не получается, попробую сам, видимо, решил Блохин. Почему нет, игра получалась. Попробовал. Не зря. Минут за пять до конца сделал то, что должен был вместе с партнерами много раньше. Стремглав промчался вдоль кромки, не обращая внимания на беспомощного своего сторожа и его помощников, туда, куда форвардов, голодных до гола, как магнитом притягивает. А как только увидел бросившегося к нему Майера, послал мяч в дальний от него нижний угол – 1:0.

"Мо-лод-цы!"

Перед началом второго тайма, когда команды появились на поле, игроки "Баварии" зааплодировали Блохину. Трогательно. Жест благородный, джентльменский. Тайм начался резкими атаками хозяев. Первая увенчалась успехом. Возмутитель спокойствия опять же Блохин. Захотелось ему (такое создалось впечатление) показать землякам, как в Мюнхене с немецкой защитой в одиночку разобрался. Подхватил вдали от ворот мяч и ничтоже сумняшеся двинулся на четверых возникших перед ним баварцев. Не желая повторения мюнхенской истории, кто-то из них сбил Олега. В целях безопасности – на далеком, 25-метровом от владений Майера расстоянии. Мунтян с Веремеевым никак не могли договориться, кому экзекуцию совершить. Дискуссию, неожиданно для товарищей, тем более для немцев, прервал Блохин. Он очень редко выполнял "стандарты". А тут внутренний голос что-то прошептал. Прислушался, коршуном налетел на мирно покоившийся мяч и пробил. Кругляш полетел по низкой траектории в обход "стенки", мимо вконец растерявшегося голкипера и уткнулся туда, куда его хозяин отправил, – в самый уголок. 2:0. Была ли это домашняя заготовка или импровизация, творческий порыв, значения не имеет.

Общий счет возрос до 3:0 и окончательно похоронил на­дежды (если еще где-то глубоко внутри теплились) "Баварии". Все три гола – дело ног нашей звезды, заслужившей приставку "супер". Своеобразный хет-трик. Кто-то из журналистов, заподозрив, что Олег "при виде "Баварии" приходит в состояние творческого экстаза", оказался, наверное, прав.

Попытки гостей, тяжеловесные, неуклюжие, избежать позорища, хотя бы голик забить легко отражала уверенно игравшая киевская оборона. За весь матч она не позволила им создать хотя бы один мало-мальский шанс. А киевляне, верные своей тактике, успели совершить еще несколько фирменных рейдов, после которых могли отличиться Буряк и Блохин. Последние минуты проходили под мощнейший аккомпанемент здорового стотысячного хора: "Мо-лод-цы!"

Протяжный свисток турецкого арбитра завершил встречу и одновременно послужил сигналом к началу торжественной части – награждению триумфаторов. Вручать призы, передавать их в надежные руки – обязанность президента УЕФА. Но он был не в состоянии выполнить свою работу: поди подними пудовый груз, да еще без видимого напряжения, с улыбкой. Франки не растерялся, выход нашел: подозвал жестом Фоменко с Коньковым и попросил исполнить президентские функции. Они немедленно направились к столику с бархатной скатертью, откуда с интересом наблюдал за игрой суперкубок, подхватили его под "белы ручки" и, сгибаясь от тяжести, положили к президентским ногам. После короткой речи синьора Антонио мюнхенцы исчезли в подтрибунном чреве.

Но до этого киевский журналист успел остановить Беккенбауэра. Вот что он сказал: "Буду откровенен, иного финала я не ждал… Если бы у соперников не было Блохина, можно было на что-то рассчитывать. Однако не только левый крайний киевлян показал суперигру, все его коллеги играли великолепно. Возьму на себя смелость сказать, что киевское "Динамо" ныне – одна из сильнейших команд не только в Европе, но и в мире. Желаю ей успеха в предстоящем турнире Кубка чемпионов".

Динамо К – Бавария – 2:0 (1:0) 
Голы: Блохин, 40 (1:0). Блохин, 53 (2:0).
"Динамо" (Киев): Рудаков, Коньков, Фоменко (к), Решко, Зуев, Трошкин, Мунтян, Буряк, Веремеев, Онищенко, Блохин.
"Бавария" (Мюнхен): Майер, Шварценбекк, Хорсманн, Дюрнбергер (Хансен, 70), Вайсс, Беккенбауэр (к), Рот, Вундер, Шустер (Торстенссон, 78), Румменигге, Капельманн. 
Судьи: Бабачан, Ок, Тунджан (все – Турция).
6 октября. Киев. Центральный стадион. 100 000 зрителей.

Немного статистики, свидетельствующей о бесспорном преимуществе хозяев. В скобках – расклад по таймам.

Удары по воротам: "Динамо" – 22 (12+10), "Бавария" – 12 (4+8).

Угловые: "Динамо" – 6 (6+0), "Бавария" – 2 (0+2).

Штрафные: "Динамо" – 13 (4+9), "Бавария" – 11 (2+9).

Один Блохин пробил почти столько, сколько его товарищи, вместе взятые, – 10 раз. У немцев самый жадный до гола Рот – семь ударов.

Заглянем за кулисы

Вместе с динамовцами последовали в раздевалку корреспонденты "Комсомольской правды" Д. Аркадьев и М. Блатин. Впечатлениями от увиденного и услышанного они поделились 9 октября с многомиллионным "электоратом" газеты. А я, спустя 43 года, делюсь прочитанным (в значительно урезанном виде) с вами, уважаемые читатели "СЭ".

Уставшие (не то слово употребил), измотанные, мокрые, хотя небеса, увлеченные прекрасным зрелищем, не проронили в тот чудесный вечер ни "слезинки", едва до раздевалки добрались. А Блохин, без устали истязавший Шварценбекка и компанию, едва на ногах держался. Ссылаюсь на журналистов: "Олег Блохин шатается, словно после корабельной качки, а правой рукой опирается о стену". Товарищи находились примерно в том же состоянии. Дойдя до кресел, плюхнулись в них, сняли мокрые футболки и вытирали ими мокрые от пота лица.

Вынудить их в таком состоянии с журналистами общаться – совершать пытку. Ребята мужественно ее выдержали. "Палачи", проявив неприсущее их ремеслу милосердие, ограничились одним вопросом: "Какой эпизод вам запомнился в первую очередь?" Все (за одним исключением) отвечали коротко, на большее сил не хватило.

Евгений Рудаков: "Когда несли кубок. Что было до этого? Простите, не помню".

Валерий Зуев: "Начало игры. Было страшно, но потом втянулся".

Стефан Решко: "Когда забили второй гол, стало легче".

Владимир Мунтян: "Корректность матча. С такой командой приятно играть".

Владимир Веремеев: "Лица ребят после матча".

Исключение, о котором говорил, – герой обеих встреч. Причину объяснили журналисты: "Сам Олег после игры не мог говорить. Это не газетный штамп, это факт".

Завершив "истязание", поднялись на пресс-конференцию. Излагая краткое ее содержание, ссылаюсь на других надежных своих информаторов.

Диттмар Крамер, поздравив победителей с заслуженным успехом, громогласно заявил: "Киевское "Динамо" доказало, что является сегодня лучшей командой Европы". От Блохина в восторге: "Это экстра-класс. Я был бы счастлив, если бы в моей команде играл Олег Блохин. Мы бы глубоко запустили руку в карман, чтобы приобрести его". Не трудитесь, герр Диттмар, советские люди не продаются.

Валерий Лобановский, доброжелательно отозвавшись об игре "Баварии", сказал о главном: "Пользуясь тем, что здесь присутствует президент УЕФА, мы предлагаем узаконить матчи за Суперкубок. Такие игры – вершина футбола". С позицией президента я успел вас познакомить. На вопрос о претензиях к своим футболистам Валерий Васильевич ответил в свойственной ему манере: "Они всегда есть – и в случае победы, и в случае поражения. Сегодня претензий очень мало". В сущности, тренер прав. Идеал недостижим, к нему можно (и нужно) только стремиться.

Что ж, одержана победа яркая, заслуженная. Поздравим киевское "Динамо", болельщиков Украины и всего Союза. Мы были вместе, вместе разделили с футболистами и их тренерами огромную радость. В 1960-м сборная СССР, выиграв Кубок Европы, добилась наивысшего успеха, стала лучшей на континенте. Через полтора десятка лет динамовцы Киева получили право именоваться сильнейшим европейским клубом. Это был звездный час советского клубного футбола. По значимости ни майская победа над "Ференцварошем", ни будущие успехи тбилисского (1981) и киевского (1986) "Динамо" в розыгрышах Кубка кубков не идут ни в какое сравнение с той, что случилась золотой осенью 1975-го.

Спасибо тебе, Киев, за доставленное удовольствие, за испытанное счастье и чувство гордости за наш футбол, за сбывшуюся (долгие годы казалась недостижимой) мечту, за осознание ставшей реальностью истины – мы впереди Европы всей!?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья