16:00 2 сентября 2012 | Футбол — "У своих ворот"

Вагиз Хидиятуллин: "Странно, что объединения тренеров и болельщиков являются членами РФС, а представители футболистов - нет"

Вагиз ХИДИЯТУЛЛИН. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ". Фото "СЭ"
Вагиз ХИДИЯТУЛЛИН. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ". Фото "СЭ"
3

Корреспондент "СЭ" обсудил насущные проблемы нашего футбола с главной ОПСФ, в прошлом популярным защитником сборной СССР, "Спартака", ЦСКА и "Динамо" Вагизом Хидиятуллиным.

- Ваш профсоюз организовался в 2010 году. Что удалось за это время?

- Профсоюз развивается, в нем уже более 500 человек. Мы представляем интересы футболистов всех профессиональных лиг, мужских и женских, в комитетах по статусу, этике и в палате по разрешению споров. У нас есть четкое понимание, как расти дальше, и здесь ключевым моментом должно стать обсуждение и подписание коллективного соглашения с клубами. На предстоящей внеочередной конференции РФС помимо выбора нового президента будет рассмотрен вопрос о приеме Общероссийского профсоюза футболистов в члены РФС.

- Зачем вам это членство?

- Мы активно участвуем в совершенствовании регламентов, по которым живет российский профессиональный футбол, и с этой точки зрения шаг абсолютно логичный. Членство в РФС позволит нам предлагать своих кандидатов в исполком и на пост президента РФС. Странно, что объединения тренеров и болельщиков являются членами РФС и даже представлены в исполкоме, а представители футболистов - нет.

- Что даст коллективное соглашение членам профсоюза?

- Стандартизированные формы контрактов, четкие критерии страхования футболистов, трудовые и социальные гарантии. Мы разработали рамочный проект соглашения и готовы обсуждать его с клубами. Это поднимет уровень взаимоотношений работников и работодателей, футболистов и руководителей клубов на принципиально новый уровень, сделав их более цивилизованными. Конкретно же членам профсоюза это впервые даст возможность влиять на процессы, впрямую затрагивающие их судьбы.

- Чем в принципе занимается профсоюз?

- Повседневная работа связана с обращениями футболистов по поводу нарушения их прав, и глобальная стратегическая - с укреплением позиций профсоюза в футбольном пространстве. Наша основная задача - создать такую систему взаимоотношений футболистов и клубов, которая свела бы к минимуму количество спорных ситуаций. Для этого нужно ввести обязательную форму трудовых договоров футболистов и жесткие правила лицензирования клубов, что позволит резко снизить количество обращений в Палату по разрешению споров. Говоря о конкретных ситуациях, по которым мы работали, можно вспомнить "операцию" по возврату долгов футболистам "Сатурна". Еще была ситуация с Аджинджалом и Белозеровым в "Крыльях Советов". После одного из матчей тренер объявил, что эти футболисты больше ему не нужны. На сайте клуба опубликовали информацию, что расстаются с ними. Потом поняли, что оснований уволить футболистов нет и неустойку за досрочное расторжение надо платить приличную. Возник конфликт, который удалось разрешить лишь в спортивном арбитражном суде Лозанны. Нам удалось доказать, что своими действиями клуб фактически расторг договор и должен выплатить соответствующую неустойку. Из нашумевшего можно вспомнить решение проблем Ребко, Прошина, Хохлова и Иванова из "Ростова", где футболистов изолировали от команды, перевели на обособленные тренировки, даже форму отказались стирать. При этом клуб, прикрываясь специально созданным фондом, регулярно задерживал положенные по контракту выплаты, задолжав их к тому моменту за 5 - 6 месяцев. В результате нашего вмешательства и последующего обращения футболистов в палату и комитет по статусу клуб погасил все долги. Отдельно стоит сказать о Деяне Радиче, вратаре "Ростова", который из-за игровой травмы лишился почки. У меня не укладывается в голове, как клуб мог так себя с ним вести: долги за восемь месяцев, неопределенный статус, он тренировался с молодежной командой в минус 17 градусов! На Западе, если футболист не может вернуться к полноценной карьере, ему, как правило, предлагают какую-то работу в структуре клуба. Слава богу, сейчас новое руководство вроде бы исправляет ситуацию. Сейчас мы заняты возвратом долгов обратившихся к нам футболистов "Жемчужины", брянского "Динамо", "Нижнего Новгорода", владимирского "Торпедо". Обратилась к нам и группа игроков и тренеров, выводивших белгородский "Салют" в ФНЛ. За это им обещали до 500 - 700 тысяч рублей премиальных. Выплатили же лишь по 10 тысяч, сославшись на тяжелое финансовое положение клуба.

- Что даст введение более строгих правил лицензирования профессиональных клубов?

- Порядок. Расплодилось много псевдопрофессиональных клубов, которые появляются и исчезают, как светлячки в летнюю ночь. В итоге, когда футболисты пытаются через процедуру банкротства получить свои деньги, выясняется, что даже клубный факс был у кого-то арендован, а сам клуб не имеет никаких активов. Критерии должны быть четкими: нет активов, нет инфраструктуры - нет статуса. Вторая лига, по нашему мнению, должна быть полупрофессиональной, в ней вполне могут играть любительские команды. Нужно менять систему лицензирования, клубы не должны начинать новый сезон с долгами за старый, не имея четких гарантий финансирования.

- Влияет ли на футбол мировой экономический кризис?

- Сильно влияет. В большинстве европейских чемпионатов клубы испытывают финансовые затруднения. Отсюда постоянные задержки по зарплатам футболистов. Значительно выросло количество обращений в национальные палаты по разрешению споров и в аналогичную палату ФИФА. Участились случаи банкротств клубов. Недавняя история с "Рейнджерс" тому наглядное подтверждение. Похожая ситуация и у нас. Мы уже назвали клубы премьер-лиги и ФНЛ, потерявшие профессиональный статус. Еще больше потеряно во втором дивизионе. Сказываются чрезмерная зависимость от местных бюджетов и слабый уровень. Но у кризиса есть и позитивные стороны. Он четко обнажает проблемы. Слабых делает слабее, а сильных сильнее. Надеюсь, это станет хорошей школой для многих наших футбольных управленцев.

- Как относитесь к смягчению лимита на легионеров?

- Если нам нужна сильная сборная, важно развитие российского детского и юношеского футбола, то лимит должен быть жестким. Необходим разумный баланс, гарантирующий игровую практику российским футболистам, при этом позволяющий клубам, приглашая сильных иностранцев, быть конкурентоспособными на европейской арене. Как представитель профсоюза я участвовал в рабочей группе, обсуждавшей этот вопрос. Нам, как мне кажется, удалось найти приемлемый вариант - 15 россиян плюс 10 легионеров, но не более восьми на поле. Почему этот вариант не был принят, не знаю. Надо серьезным образом переосмыслить систему подготовки кадров. Сегодня большинство футбольных школ работают фактически вхолостую. Мы теряем многих ребят 16 - 18 лет, не попадающих в дубль и не готовых еще к мужскому футболу во второй лиге. Практически все школы ориентированы на победы в турнирах, а не на воспитании выпускников для большого футбола. В этом плане считаю важным проект создания студенческой лиги. При правильной организации эти соревнования могут стать буфером в системе подготовки молодежи.

- Что слышно о ваших конкурентах?

- Их у нас нет. Мы единственный общероссийский специализированный спортивный профсоюз. Люди, выдающие свою организацию за альтернативный профсоюз, лукавят. Так им удобнее пускать пыль в глаза футболистам и клубам. Мы до сих пор не получили никаких внятных объяснений, почему они берут с футболистов агентские комиссии, вымогают с них деньги, позволяют себе быть одновременно руководителями организации футболистов и работниками клубов, за что им платил агентские наш уважаемый тренер, почему всякие одиозные околофутбольные личности называют их своими адвокатами. Я с 1996 года занимаюсь развитием профсоюзного движения в российском футболе. С 2002 года представляю футболистов в Палате по разрешению споров. Организацию, созданную без участия футболистов, подделав их подписи, я всерьез не воспринимаю. То же самое они в свое время проделывали с прежним неугодным им главой палаты Николаем Толстых. В ход шли провокации, заказные статьи, несанкционированная запись заседания палаты. Сделали все, чтобы выжить Толстых из футбола. Причина - его нежелание признавать эту липовую контору.

- Почему тогда их поддерживает международный профсоюз ФИФПро?

- ФИФПро поддерживает не отдельных людей, а конкретную организацию. В свое время с целью завладеть выделяемыми ежегодно ФИФПро грантами была проведена афера по замене легитимных руководителей в организованном с моим участием в 1996 году профсоюзе группой проходимцев. Мы активно общаемся с отдельными представителями ФИФПро, которые знают о сложившейся ситуации и поддерживают нас. Просто в руководстве этой организации есть человек, заинтересованный, чтобы эта ситуация не выплыла наружу. Но все тайное когда-нибудь становится явным. Так было на Украине, где бывший профсоюзный лидер, друг ФИФПро, теперь отбывает тюремный срок за махинации. Так недавно произошло в Эквадоре, где ФИФПро поддерживала откровенный криминал. ФИФПро, к сожалению, является заложником собственных правил. Принимая от одной страны один профсоюз, они сами ставят себя в позицию, когда им надо выбирать между порой очень многочисленными претендентами. Это нарушает профсоюзные принципы солидарности и братства. И, конечно, рождает альтернативу. ФИФПро далеко не абсолют в мире футбольных профсоюзов. Игнорируют этот орган профсоюзы Германии, Голландии, Италии, Испании.

Александр ЛЬВОВ

3
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (3)

Tumbum

Вагиз стал похож на Сорокина. А раньше сильно отличались, фирменная фишка Спартака была.

08:20 3 сентября 2012

чимуренга

Какое "бритьё" , если он такой и есть ?

21:36 2 сентября 2012

$

Да, зря он под ноль обрился.

20:52 2 сентября 2012