17 сентября 2020, 08:30

Медведева воссоединилась с Тутберидзе. А как они расставались?

Анастасия Рацкевич
редактор интернет отдела
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Прочему нынешнее примирение двух звезд нашего фигурного катания — это настоящее чудо.

В среду двукратная чемпионка мира в одиночном катании Евгения Медведева вернулась в группу московского тренера Этери Тутберидзе. Возвращение получилось не менее громким, чем уход, который будоражил болельщиков в мае 2018 года. «СЭ» вспоминает, как со стороны выглядело скандальное расставание, и выясняет, какие трудности пришлось преодолеть для того, чтобы нынешнее примирение стало возможным.

Первые слухи

В начале марта 2018 года, сразу после Олимпиады в Пхенчхане, на сайтах о звездах шоу-бизнеса появились слухи о возможной смене Медведевой спортивного гражданства: якобы, Евгения думает об уходе от Тутберидзе и выступлении за Армению, откуда родом ее отец. Правда сама фигуристка и ее тренер все очень быстро опровергли:

— Новость, которую я увидела в интернете, ввела меня в ступор. Не выдумывайте того, чего нет. Займитесь делом! Оставьте в покое меня и моего тренера. Мы продолжаем работать! — говорила тогда Медведева официальному сайту ФФККР.

На самом деле Евгения тогда не тренировалась, занимаясь лечением хронической травмы спины и последствий стрессового перелома ноги, который получила осенью 2017-го. Но вскоре озвученная журналистами безумная идея внезапно проросла. Как стало известно позднее из интервью Брайана Орсера изданию The Icenetwork, впервые Медведева вышла с ним на связь еще 2 апреля 2018 года. Тогда он получил смс от фигуристки.

— Я был ошарашен и тут же позвонил своей помощнице Трэйси Уилсон и выпалил: «Ты ни за что не поверишь!», — вспоминал Орсер.

Встреча Медведевой и ее будущего тренера состоялась 22 апреля в одном из отелей Сеула. Двукратная чемпионка мира пришла на нее вместе с мамой, Жанной Девятовой. После этого фигуристка и Орсер обменялись еще несколькими смс.

— Она сказала: «Я хочу перемен». Но не объяснила, почему. Я проникся уважением к ней, потому что она сказала: «Я не хочу говорить ничего плохого о моей нынешней ситуации с тренером. Главное, я должна иметь свой голос в своем катании — у меня не было этой роскоши раньше», — отметил Орсер, пригласивший Евгению в Торонто в конце июня.

Кульминация разрыва

А дальше Тутберидзе на «Первом канале» сообщила, что ее ученица не выходит на связь. А также добавила, что об уходе Медведевой узнала из СМИ.

— Слухи уже нагнетались. Я писала Жене — ни ответов на смс, ни ответов на звонки, — заявила Тутберидзе. — Выйдя с олимпийского льда, она бросила детскую фразу: «Неужели вы не могли Алину подержать еще год в юниорах?». Я сказала: «Женя, ты что, у всех должны быть равные шансы». Это должна быть просто вера в тренера, вера ежедневная в результат, а не какие-то условия. Расставание с Женей, если она выдвигает какие-то условия или не отвечает на смс и звонки, наверное, неизбежно.

Спустя день после появления этого интервью Евгения подтвердила слухи — снова на сайте Федерации фигурного катания России.

— Я буду продолжать выступать за Российскую Федерацию, оставаясь в школе «Самбо-70», тренируясь у канадского специалиста Брайана Орсера. Делаю я это для того, чтобы использовать новые возможности и другие методики тренировочного процесса. Надеюсь, что пройдет время и все поймут, что это был единственный возможный вариант для нас обеих, продолжить честно работать, — заявила Медведева.

Проблема букета для тренера

Разумеется, двумя заявлениями по горячим следам ситуация завершиться не могла. После 11 лет сотрудничества расстаться без эмоций нереально. Тутберидзе выразила надежду на благодарность со стороны бывшей ученицы.

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы первый раз я ее увидела не на «Гран-при», а все-таки у нее хватило совести прийти и подарить мне цветы, я не знаю, сказать «спасибо», — говорила Тутберидзе в эфире Первого канала. — Это первое. А второе, к сожалению, в общем-то эта ситуация для меня уже не новая. Я встречалась со своими спортсменами, которые уходили. Ну поэтому я себя морально, наверное, к этому приготовила.

Затем в дело пошли детали ухода — Этери Георгиевна отметила, что Медведева была оскорблена результатами Пхенчхана.

— Были разговоры, что она не принимала результаты Олимпиады, — объясняла тренер. — Всей командой с ней общались, пытались разобрать, почему получилось второе место, а не первое, почему не хватило одного балла. Она — моральный лидер. Это хорошо. Второго места для нее нет.

Сама Медведева в подробности вдаваться не стала. Она не уточнила, в чем был конфликт и был ли он вообще. Спортсменка лишь отметила, что этот выбор был самым сложным в ее жизни.

— Это был мой трудный выбор, — говорила Евгения в интервью Olympic Channel. — Я просто не знала, что мне делать, но в конце концов увидела проблеск в своем будущем. Просто я хочу идти вперед. И я больше не боюсь ничего! Чувствую себя уверенно и свободно на льду. Я могу наслаждаться каждым моментом.

Постепенно страсти стали накаляться — сама фигуристка в начале июня начала намекать на предательство своего бывшего тренера.

— Мое детство закончилось в 12 лет — спорт заставляет быстро взрослеть. Детство уходит, когда ты набираешься жизненного опыта и натыкаешься на такие препятствия как предательство. Они нас учат, и помогают взрослеть, — говорила Медведева в интервью Elle. — Самое сложное в периоде взросления — осознать, что человек, который тебе помогает, не всегда за тебя и работает для своей выгоды.

После начала тренировок с Орсером Евгения сравнила их со своими прошлыми занятиями, отметив более душевный подход канадского специалиста.

— В Торонто все очень сильно отличается от Москвы. И рабочий процесс тоже, — сказала Медведева в интервью Youtube-каналу John Wilson Blades. - Меньше времени на каждую тренировку, но больше самих сессий. В России у меня было две тренировки по полтора часа. Здесь тренировки короче, но их больше. И это даже тяжелее, чем я думала. Но работа с Брайаном Орсером очень позитивна. Он постоянно пытается успокоить тебя, и все проходит очень мирно.

После этого фигуристка с головой ушла в тренировочный процесс. Но уже всем было понятно, что между Тутберидзе и Медведевой после Олимпиады-2018 произошел нешуточный конфликт. Начиная с осени 2018 года они не общались на соревнованиях. И, если бы не Татьяна Тарасова, добровольно взявшая негласное шефство над Евгенией, девушка, у которой и так не все ладилось на льду, получила бы дополнительный источник психологического давления.

О чем молчали Тутберидзе и Медведева?

Позднее тренер Даг Хау, который является другом Брайана Орсера, рассказал о своей версии конфликта знаменитого тренера и двукратной чемпионки мира. На Youtube-канале The SkatingLesson Хау был задан вопрос: «Правда, что Тутберидзе после Олимпиады отправила Медведеву рожать детей и сказала ей, что она больше ничего не добьется?». Хау никак не прокомментировал версию про деторождение, но отметил: «Да, тренер сказала, что она больше ничего не добьется».

На контрольных прокатах в сентябре Тутберидзе не досмотрела прокат своей бывшей ученицы. Следующие два года Этери Георгиевна и Евгения периодически бросали фразы в адрес друг друга, поверхностно отвечая на вопросы о конфликте. Однако теперь, когда случилось воссоединение, старые недопонимания преподносятся уже совершенно иначе. Ни Медведева, ни Тутберидзе, не хотят вдаваться подробности прежних взаимных претензий.

—Все-таки 11 с половиной лет, которые она каталась у нас, не остались бесследно. Мне почему-то кажется, что она и психологически надломлена. Хочется помочь ей обрести и физическую форму на льду, и чтобы она чувствовала себя комфортнее, — так прокомментировала Тутберидзе возвращение своей бывшей ученицы.

Сама Евгения в эфире все того же Первого канала заверила — у них с Этери Георгиевной в данный момент все хорошо:

— Благодарна Брайану за проделанную работу, — сказала Медведева. — Он отнесся с глубочайшим пониманием и одобрением к моему решению. Мы сохранили теплые отношения, никаких конфликтов. Я рада, что так получилось. У нас с Этери Георгиевной все хорошо: мы встретились, поговорили, начали работу.

Что на самом деле произошло между тренером и фигуристкой весной 2018 года — недопонимание или открытая конфронтация — уже неважно. Здесь лишь хочется процитировать название пьесы Уильяма Шекспира — «Все хорошо, что хорошо кончается».

Новости