2 июля, 23:30

Катарина Гербольдт: «Неправильно, когда всю жизнь отдают ради двух сезонов»

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Тренер ЦСКА открывает свою академию и высказывается в поддержку возрастного ценза.

Главное событие лета в фигурном катании — повышение возрастного ценза. Теперь до 17 лет во взрослые фигуристки перейти не смогут. Россия дважды голосовала против этой поправки, также с критикой в адрес предложений ISU выступили многие российские специалисты. Но есть в нашей стране те, кто поддерживает новые правила. Среди них тренер из ЦСКА Катарина Гербольдт.

Уникальная фигуристка, выступавшая за взрослую сборную как в одиночном, так и в парном катании, уверена, что это поможет возрастным спортсменам сохранить себя в спорте и выдержать конкуренцию. О своем видении ситуации и планах на свою собственную школу фигурного катания Гербольдт рассказала в интервью «СЭ».

Завершать карьеру трудно. Сразу мысли, а что тебе делать дальше?

— Вы редкий в России сторонник идеи, что новый возрастной ценз — это хорошо. То есть вы не поддерживаете мысли, что его ужесточили в рамках борьбы с доминированием российских фигуристок?

— Нет, меня даже обижает такая позиция. Послушайте, у нас есть столько хороших спортсменов, которые побеждали и в старшем возрасте. Так что мы и так сильны! В юниорах, конечно, вовсе непобедимы. Но меня огорчает тот факт, что столько сил и времени спортсмены тратят буквально ради одного-двух сезонов. Для меня как мамы это кажется сомнительным вложением ресурса. На карьеру ведь кладут жизнь не только самого ребенка, а всей семьи, родителей, других детей. И неправильно, когда все отдают ради двух лет.

Не сам спортсмен в итоге решает, когда заканчивать, за него решают обстоятельства. По-хорошему, надо откатать полный олимпийский цикл. Еще лучше, когда получается два или три. И новый возрастной ценз — это шанс для тех, кто выйдет на свой пик к 17-18 годам. Они будут полностью сформированы и смогут дольше показывать свой высокий уровень. Как наша Ира Слуцкая.

— Критики вам скажут — пусть и два сезона. Но если в них будут включены и Олимпиада, и чемпионаты Европы и мира, России, финал «Гран-при». Как у Алины Загитовой за два с половиной года все возможные титулы собраны. Разве это не полноценная карьера?

— Но ведь можно быть неоднократной чемпионкой! Самая титулованная чемпионка для нас не Загитова и Медведева, а Ирина Слуцкая. Пусть без золота Олимпиады, лучшая — она. И я не думаю, что наши новые девочки менее талантливые, не смогли бы продержаться еще больше времени. Просто в борьбе с юными поколениями они не могут исполнять столько сверхсложных элементов. Я уверена, что ломаются даже не столько физически, а психологически. Еще вчера ты была олимпийской чемпионкой, а сегодня вне десятки. Единственная наша чемпионка, которая смогла пережить годы унижений, — это Лиза Туктамышева. Ее считают старушкой, но ей всего 25 лет. Девушка в самом расцвете своих сил!

— Вас удивляет, что она продолжает кататься даже после этого сезона?

— С одной стороны, удивляет. С другой, заканчивать всегда трудно. Помню по себе. Ты с детства знаешь, что у тебя завтра все по расписанию. И проснуться с мыслью, что нет планов на день, страшно. А точные планы редко у кого есть. Они не знают, чего хотят, чем заняться. И это страшно. Нужно иметь в голове план Б, тогда будет проще заканчивать. Но задумываются об этом скорее те, кто уже далек от топа. А когда ты в сборной, когда ты побеждаешь, думать о планах на будущее и не приходится. Времени на это нет, ты в погоне за медалями, и мысли только об этом. Плюс не хочется останавливаться, если ты хорош и есть потенциал побеждать.

Елизавета Туктамышева. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Елизавета Туктамышева.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

— А какая сейчас мотивация у возрастных российских фигуристов? Одно дело молодежь, для нее даже два-три года тяжелое испытание — но не приговор. А когда тебе 25 или 26 лет, каждый следующий сезон может стать последним...

— Это сложный вопрос. Ситуация сложная, и я даже сама себе до конца ответить на него не могу. Скорее держит вера в будущее. Спортсмены по духу оптимисты, многие надеются, что все как можно скорее закончится. Что эта история ненадолго, точно не навсегда. К тому же наша федерация фигурного катания активно поддерживает своих спортсменов, организует хорошие внутренние соревнования. Чем-то ситуация напоминает пандемию. Мы также не выступали за рубежом, но все выдержали, и как только допустили, сразу показали свой уровень.

— Но наверняка сейчас обиднее, ведь если раньше не допускали на мировые старты никого, то сейчас выступают вне турниров только представители России и Белоруссии.

— Конечно, это очень обидно. И у спортсменов, которые только в этом году должны были выйти во взрослые, на международные старты, много мыслей на этот счет. Ответ будет банальный, но, значит, такова их судьба. Чемпион — он один. Нужно быть не только сильнее всех, но и удачливее. Сейчас удача не на стороне российских спортсменов...

— Вы согласны с мнением, что победители последнего ЧМ без россиян не совсем легитимны? В том плане, что это скорее удача, а не успех.

— Правильно говорила Тамара Москвина — прокаты забудутся, а вот титулы останутся. Справедливости до конца нет, конкуренция не была полноценной. Но в то же время это ведь не вина победителей? Они показали все, на что способны. И говорить сейчас о том, кто победил бы в других обстоятельствах, не стоит. Никто не знает, что было бы, кто как откатал. Так случилось, они свои победы заслужили. А разговоры забудутся.

Мне было бы страшно сейчас жить в другой стране

— Насколько сейчас велик риск, что лучшие российские фигуристы будут покидать Россию?

— Процесс смены спортивного гражданства непростой. И с каждым годом его только усложняют. Нужен паспорт новой страны, пройти карантин, одобрение российской стороны. Кто знает, может нашу сборную допустят уже через год, а у тебя два года простоя. И далеко не каждый выдержит столько времени без соревнований. Этот сезон — испытание для российских фигуристов.

— В 1990-е годы помимо спортсменов уезжали за рубеж и многие тренеры. Сейчас этого не наблюдается, хотя для них нет никаких ограничений. Как вы думаете, почему?

— Тренерам уехать проще, но ни я, ни мои друзья об этом пока не думают. Мы скорее надеемся, что ситуация образуется. Не знаю, насколько сейчас русскому человеку будет легко жить в Европе. К тому же иммиграция — это не только про себя, но и про семью. Мне было бы страшно жить в другой стране, тебя никто не любит, не ждет. Где родился, там и пригодился. Это мой принцип.

— Неужели даже в фигурном катании, столь космополитичном виде спорта, есть бытовые конфликты?

— Нет, конечно, со всеми, с кем я общалась, я общаться не перестала. Но все равно переезд в другую страну — это много незнакомых тебе людей. Может, ты сам и сможешь адаптироваться, но что будет делать твой супруг? Твои дети? Так что переехать смогут только молодые специалисты без семьи. Я как мама в первую очередь думаю о своем сыне и о трудностях, с которыми он столкнется.

Фигурное катание. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Фигурное катание.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

— Помимо возрастного ценза в новом сезоне нас ждет и обновленная система оценки компонентов? Как вы к ней относитесь?

— Нужно время, чтобы понять, к чему приведут эти нововведения. Мы увидим по ходу сезона, как будут оценивать ребят, как эта система работает. Пока что я вижу главное — система будет четко разделять лидеров от спортсменов уровнем пониже. Помимо оценок за компоненты в правилах много и других новых нюансов. Новые правила по вращениям, дорожке шагов. И не все смогут быстро к ним адаптироваться.

— Вы в ЦСКА уже начали объяснять спортсменам новые правила?

— Еще в мае начали учить новым вращениям, составили программы согласно новым правилам. На днях проведем отдельный семинар по этой теме. Проще с молодыми фигуристами. Научить правилам гораздо проще, чем переучиваться.

Конфликта между тренерами и родителями быть не должно

— Я слышал, что вы планируете открывать свою школу фигурного катания.

— Свою полноценную академию, спортивный клуб. Не одна, это совместный проект с Ариной Мартыновой, Анастасией Платоновой. Очень хочу уговорить и нашего хореографа Анну Билибину. У нас хорошая команда, с которой мы продуктивно работаем в ЦСКА. При этом я не ухожу из ЦСКА, продолжаю работать там. Но не у всех детей есть возможность продолжать кататься в известных государственных школах, как ЦСКА или «Хрустальный». Их без выполнения необходимых разрядов в старшие группы не берут, и наша школа нацелена на помощь таким детям. Тем, кто хочет кататься, но у кого не получается быстро прогрессировать.

Мы хотим дать им второй шанс, время. Все дети разные, многие раскрываются позднее. Ко мне часто обращаются разные знакомые с просьбой посмотреть их детей. Но многих я при всем желании взять не могу. С семилетними, условно, 11-летние кататься не могут в обычной школе... У нас таких ограничений уже не будет. Также будем набирать и юных деток, на перспективу. Гнать никого не будем.

— Занятия будут проходить также на катке ЦСКА?

— Нет, мы планируем работу на новом катке «Луч», напротив стадиона «Спартака». Где Волоколамское шоссе.

— Сейчас открывается много новых катков, фигуристы создают собственные академии.

— Катков открывается много, но ведь и больниц по стране немало. На любой вкус и цвет — бесплатные, элитные. Но выбирают обычно как? По врачу, идут к конкретному доктору. Также и мне хочется надеяться, что будут приходить на тренера, тренерский состав. Команда у нас серьезная, известная. К тому же мы готовы брать всех детей, в том числе и тех, на кого в других школах махнули рукой.

Еще из важных моментов: у нас занятия будут проходить максимально во внешкольное время. Мы стараемся подготовить свое расписание так, чтобы у детей не было необходимости стоять перед выбором — или фигурное катание, или учеба. У нас получится все сочетать вместе.

— При этом от спортивных амбиций ваши ученики не отказываются?

— Конечно, перед каждым учеником цели и задачи ставить будут, как иначе? И мне кажется, что новые правила по возрастному цензу как раз и помогут тем, кто не успел показать себя к 11, к 14 годам. Это их второй шанс, им дается еще три года. И мы будем стараться подтаскивать всех на самый высокий уровень. Вплоть до того, что, когда будет возможность, выступать и на международных соревнованиях. Иначе зачем работать?

— Следите за работой других частных академий?

— Не скажу, что особо следила. Наблюдаешь по результатам, а в этом плане пока что ЦСКА и «Хрустальный» выше остальных. Но мы будем стараться и своих новых подопечных подтянуть до этого уровня.

— Иногда в частных школах родители жалуются на обилие рекламных акций.

— По мнению некоторых, на такие мероприятия тратят время в ущерб тренировочному процессу. С другой стороны, это учит спортсменов правильно себя вести, возможно, в будущем этот опыт им поможет. Что касается нас, мы всегда боремся за количество часов на льду. И если есть возможность кататься 24/7, неясно, стоит ли тратить время на пиар.

— Еще один дискурс — отношения между тренерами и учениками.

— Всегда есть правила школы, которые надо соблюдать. Иначе нарушается авторитет тренера и клуба, возникают лишние разговоры, появляются проблемы с дисциплиной. Это раскачивание лодки. Спортсмены обязаны придерживаться правил и слушать тренера. А родители должны доверять специалисту, которому отдали своего ребенка. Иначе вам не по пути. Не скажу, что плохо, когда родители часто приходят на тренировки. Иногда это помогает в мотивации ребенка. Но конфликта между тренерами и родителями быть не должно. Никакого перетягивания каната, общая работа в одном направлении. Нравится — не нравится... Если ты привел, то доверяешь специалисту.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости