«Гран-при» — это тренировка». Траньков — о Туктамышевой, Трусовой и дерзком Козловском

22 ноября 2020, 19:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Максим Траньков: «Гран-при» — это тренировка»»

№ 8330, от 24.11.2020

Максим Траньков и Елизавета Туктамышева. Фото Дарья Исаева, "СЭ" Елизавета Туктамышева с тренером Алексеем Мишиным и хореографом Татьяной Прокофьевой. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Огненные итоги «Гран-при России» от тренера и двукратного олимпийского чемпиона Максима Транькова.

Максим Траньков — действующий тренер пары Евгения Тарасова/Владимир Морозов, но турнир в «Мегаспорте» провел в роли телекомментатора Первого канала. Он видел из первого ряда все нюансы соревнований, эмоциональный крик Дмитрия Козловского с приглашением соперников в очередь и соблюдение санитарных правил, за что Россию покритиковал американский журналист Филип Херш. «СЭ» расспросил одного из самых ярких специалистов России про неожиданный исход женских соревнований, трэшток в парах и другие спорные темы.

Поражение Трусовой — не что-то глобальное

— Максим, если бы вам перед этапом сказали — у женщин выиграет Туктамышева, покрутили бы у виска?

— Ну, как минимум я бы выразил сомнение — именно насчет победы. Потому что изначально была заявлена Аня Щербакова. Борьба за тройку — здесь согласен, но победа — это другое. В ней уверенности не было.

— Такой исход турнира — мотивация продолжать карьеру для Медведевой, Загитовой, других возрастных фигуристок? Вот, пожалуйста, можно же бороться и выигрывать.

— Спорный вывод. Бороться можно всегда, при наличии грубых ошибок у твоего соперника можно обыграть кого угодно. Другое дело — способен ли ты выигрывать в равных условиях. Здесь важно, с чем ты себя сравниваешь. Но в целом, конечно, любой может продолжать кататься и выигрывать, это было показано.

— Раз мы согласны, что ключевым фактором стало выступление Трусовой, то что с ней произошло, по-вашему?

— Этим вопросом задаются все, меня не первый человек об этом спрашивает. Но что произошло, могут рассказать только те, кто с ней работают. Я могу сказать одно: на тренировке, как мне сказали, она творила нечто невероятное, это был заоблачный уровень. Штамповала четверные уверенно, круто. Думаю, для людей, кто видел ее на тренировке, это тоже неожиданность, трагический случай.

— Если ты чемпион тренировок, но затем проигрываешь на старте, логично думать о психологии.

— Где-то психология вмешалась, возможно, да, подвела, она важна в нашем виде спорта. Но, поймите, я искренне не знаю, что произошло с Трусовой. Как бы вы меня на это ни выводили.

— Тогда так: багаж Тутберидзе существует? Можно сказать, что какое-то время на фигуриста действует то, что заложил предыдущий тренер?

— Конечно, наработки предыдущего тренера закладываются в голове и имеют накопительный эффект. И это не только Тутберидзе, но и первый, детский, тренер. Я бы не назвал это багажом — скорее накопленным опытом. Сколько-то он работает, а дальше либо улучшается, развивается, либо остается на том же уровне. Но точно никуда не девается.

— Я к чему: просто настроение многих сейчас, мол, теперь мы увидим реально работу Плющенко. Вот Саша дошла до кризисной ситуации, теперь должен показать себя уже новый тренер.

— Почему мы в принципе говорим о кризисной ситуации? Тоже спорно. Если я не ошибаюсь, Саша проиграла лишь один старт. А если посмотрим на то, что было до этого, то оба были выиграны, ту же Валиеву Трусова обыграла. Я не считаю, что произошло что-то глобальное. Это лед, бывает, люди срывают. Бойкова и Козловский были третьими неделю назад на Кубке России, а здесь они прекрасно откатали и выиграли. У нас понятный вид спорта: кто катает чисто — тот и выигрывает.

— То есть это не катастрофа, не трагедия?

— Цыплят по осени считают — очень правильное выражение. А в нашем случае — по весне или по зиме, в Челябинске. Мне вообще кажется, что Челябинск расставит все по местам и многое покажет.

Поведение Козловского мне не импонирует

— Прозвучали фамилии Бойковой и Козловского. Вчера Дмитрий после проката крикнул: «Это наше место! В очередь!» Как вам посыл?

— Это было крикнуто чуть ли не глядя мне в глаза, так что я это все, к сожалению, хорошо слышал. Потому что сидел рядом с местом, где проходила концовка проката. Это модель поведения Димы, он чемпион, не мне его судить. Нравится ли мне это поведение? Оно мне не очень импонирует с первого дня. Хотя я тоже был эмоционален в моменты триумфов, но у нас с Таней это было по-другому — мы просто радовались вместе. Но мне тоже часто говорили: вот, Траньков прыгает, руками машет.

Это новое поколение, чемпионское. И я не могу его судить, чтобы не прослыть, простите, старым пердуном, который говорит: «Ох, как это неправильно!» Если это у нас такое новое явление, то пусть. Появились же фанаты, теперь вот трэшток. А ветеранам остается разводить руками и говорить, что мы уважали соперников, не было бы крутых конкурентов — не было бы нас. Да, действительно, мы более уважительно относились к соперникам. Но, еще раз повторюсь, почему нет? Новое время, дальше действовать будут они. Поэтому пусть ведут себя как они считают нужным. Кому-то это понравится, кому-то — нет.

— В очереди готовы постоять? Хоть Дмитрий потом и сказал, что это он себе, думаю, в очередь пригласили и вас с Тарасовой и Морозовым.

— Я свою очередь уже давно отстоял. Мое дело — приходить теперь на тренировки и делать все, чтобы Тарасова и Морозов вернулись на былой уровень. Если это получится, то и без очереди можно будет спокойно залезть, так с любой очередью можно сделать. Эта очередь точно не электронная, а живая.

— Вас впечатляет рост пары Мишина/Галлямов?

— Меня очень впечатляет Александр с юниорских времен. Это потенциально лучший партнер в России, в силу многих факторов: стати, внешнего вида, растяжки, силовых, прыжковых элементов. Партнер без слабых мест, нужно просто развивать пару. Тем более возраст позволяет. Может быть, не на эту Олимпиаду, а на следующую они станут главными действующими лицами. Если работать будут, конечно. Так что да, для меня они главное открытие сезона. Мне нравится смотреть на их развитие.

— На чемпионате России три претендента на золото у пар?

— Не три — больше. Надо кататься, сенсации возможны, те же Павлюченко/Ходыкин — у них интересные элементы, хорошая короткая программа. Те соревнования, которые были в Казани, — там были, наверное, три основные пары и настоящая борьба.

— Довольны их исходом?

— С учетом условий — да. Я не могу быть доволен вторым местом. Это было выступление на тройку, но окей. Потому что во времена этой пандемии тяжело что-либо планировать. Ты пишешь план подготовки, распределяешь нагрузки — а потом все накрывается медным тазом из-за болезни партнера или карантина на катке. А у нас вообще катка своего нет, вот и ездим по Москве. Конечно, в таких условиях я был рад, что наконец выступили и сделали это неплохо.

— Ситуация с Щербаковой показала, как все хрупко. Перед тем же Челябинском кто-то заболеет в самолете — и вся вторая часть сезона тоже тазом накроется.

— Я об этом же. Сейчас все немного расслабленные, вот соревнования проводим. Хотя я все равно считаю, что Россия правильно делает, даже рискуя, по мнению некоторых иностранцев. Иначе просто все встанет.

Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Выбирай Туктамышева — она бы спросила, на фиг ей «Гран-при»

— Мы ничего не сказали про Косторную, хотя выиграть могла и она — но не рискует и даже не пытается прыгать тройной аксель.

— Если говорить об Алене, то, думаю, судьи наглядно оценили ее прокаты. Это не та Косторная, которая выигрывала чемпионат Европы и которую за те победы полюбили фанаты, и в том числе я. Она мне импонировала больше всех из троицы. Пока она не в форме. Но, насколько я знаю, сейчас все готовятся к чемпионату, и большинство воспринимает нынешние старты как тренировку. Я тоже не считаю этапы Кубка и «Гран-при» битвой насмерть. Да, некоторые спортсмены показывают эмоции, топают ногами... Но для тренера главное — подготовка к чемпионату России, там будут распределяться квоты в сборную и финансирование.

— А Алену не лояльно оценивают? Особенно в коротких программах.

— Я бы сказал, абсолютно адекватно. Если бы она с таким прокатом выиграла, начались бы разговоры. Думаю, ей самой полезно получить небольшой щелчок, ее это простимулирует. Поймите, это нормально — проиграть на тренировке. Даже не в ковидный сезон многие спортсмены относятся к «Гран-при» спокойно, как к не очень важному старту. Это проба пера, не титул. Ты не будешь потом всем рассказывать: «Я победитель этапа «Гран-при».

— Сейчас все болельщики Туктамышевой выдохнули. Гул разочарования бежит по Петербургу.

— Нет, конечно, здорово выигрывать, каждый спортсмен этого хочет. Но для большинства чемпионат России, Европы, мира в разы важнее. Если бы у самой Лизы спросили: «Выбирай, выигрываешь сейчас «Гран-при» или через месяц чемпионат России», — она стопроцентно сказала бы: «Чемпионат, на фиг мне этот «Гран-при». Ну не такой большой трофей, чтобы о нем много воды лить.

— Отсутствие Щербаковой его дополнительно обесценило?

— Я бы не стал так говорить. Кто участвовал — тот участвовал. Но, возвращаясь к психологии, это влияет на соперниц. Отсутствие соперников мешает выступать, ломает тебя. Когда Алена и Робин (Савченко и Шолковы. — Прим. «СЭ») снимались с произвольной, мы ее возили, на голове катались. Потому что ломалась психология — нам хотелось с ними соревноваться. А тут ты настраиваешься на принципиального соперника— хлоп! — и его нет.

— Это случай Трусовой?

— Про нее ничего не знаю, говорю же.

— Не удивило, что в «Мегаспорте» вчера Косторную почти никто не поддерживал, все топили во время объявления ее оценок за Лизу?

— У Лизы всенародная любовь в отсутствие чемпионок — Жени и Алины. Лиза занимает эту нишу любви. К тому же очень много народу приехало вчера из Питера, я лично знаю людей, поскольку там соревнований особо нет. А в Питере у нее огромнейшая поддержка. Так что Лиза реально императрица! И если бы Кубок Ростелеком проходил в Петербурге, было бы сумасшествие.

— Не пора ли, кстати?

— Мне вообще нравится идея стран Северной Америки и Японии, когда они проводят свой этап в разных штатах, префектурах. Думаю, мы тоже придем к этому. Не знаю насчет Перми, там дворца нет хорошего, а Владивосток — почему нет? Было бы красиво. Почему бы в Сочи не провести? В Канаде мы как-то участвовали в этапе в городе Сент-Джонс в Ньюфаундленде, почти между айсбергами плавающими. Но это правильно, это дает развитие фигурного катания в регионах.

— Североамериканцы успели и наш «Гран-при» уже прокомментировать. Известному журналисту Филипу Хершу не понравилось, как у нас обнимаются тренеры и спортсмены, он даже хочет нажаловаться в ISU. Вы были на арене, заметили что-то запрещенное?

— Кто он, американский журналист? Окей, он может жаловаться куда угодно. Но это даже формально этап, который проводит федерация — хозяйка соревнований. По внутренним правилам Роспотребнадзора. При чем тут ISU, строго говоря? Мы же не у него в Америке целуемся. С таким же успехом мы можем прокомментировать происходящее у них. Зачем партнер и партнерша сидят в kiss-and-cry в масках на американских соревнованиях? Они только что катались без них! Зачем они их надели? Это смешно, это шапито. Но у них такие правила. Это правильно, мы их уважаем. А у нас другие правила, более расслабленные. И им стоит их тоже уважать. Все просто.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Опрос

проголосовало: 100236
Все опросы
За какой российской фигуристкой вы следите наиболее внимательно?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
16
Офсайд
Предыдущая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир