«За рубежом следят за нашим биатлоном — и за голову хватаются». Черезов — о том, когда Россия выберется со дна

Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
25 апреля 2020, 12:30

Статья опубликована в газете под заголовком: ««За рубежом следят за нашим биатлоном — и за голову хватаются»»

№ 8185, от 27.04.2020

Иван Черезов. Фото Александр Вильф Владимир Драчев перед выборами президента СБР. Фото Владимир Сергеев, "СЭ" Королькевич уже был тренером российских биатлонисток, и не раз. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Член правления СБР — о смене власти в федерации и о смене тренеров в национальной команде

Иван Черезов завоевал три титула чемпиона мира как спортсмен, сейчас работает в СБР как член правления, а также популяризирует биатлон в концерне «Калашников». Он среди прочих в четверг проголосовал за мирную революцию в Союзе биатлонистов России — поддержав требование правления о внеочередной отчетно-выборной конференции. Это значит — действующему боссу нашего биатлона Владимиру Драчеву придется как минимум защищать свой пост — или уйти в отставку. «СЭ» в эфире Instagram поговорил с экс-биатлонистом о мотивации этого решения, новых тренерах сборной и молчании Александра Логинова.

Из Минспорта пришел сигнал — если не разберетесь, повторите судьбу легкой атлетики

— Если вкратце — чем Драчев не устроил правление?

— Бывает так, что проходит правление проходит, единогласно принимается решение, а потом президент озвучивает свою точку зрения. В четверг прошло заседание по составу тренерского штаба, а затем Драчев сказал, что он не будет подавать заявки выбранных тренеров в Минспорта. Это была последняя капля.

— Была информация о том, что с Драчевым не было контакта последние дни, и он даже не был в курсе этих планов по созыву конференции.

— Изначально заседание правления планировалось по другим вопросам. Например, Виктор Майгуров попросил людей собраться, чтобы обсудить план подачи заявки в IBU на проведение в России международных соревнований. Но от Драчева не было никакой реакции. Вроде бы в итоге он по семейным обстоятельствам не смог. Но он точно знал, что правление идет.

Владимир Драчев перед выборами президента СБР. Фото Владимир Сергеев, "СЭ"
Владимир Драчев перед выборами президента СБР. Фото Владимир Сергеев, «СЭ»

— Майгуров занимается организацией выборов и был главным соперником Драчева. Не повторится ли история с Польховским, который стал главным тренером, фактически управляя его выборами?

— (смеется) Поймите, никаких мыслей о перевыборах не было, даже после письма ветеранов. Сейчас список кандидатов даже неизвестен, рано о чем-то говорить. Может, будет Виктор Викторович выдвигаться, никто не знает. Победит Драчев — значит, он будет работать. Решение о выборах было принято только после его интервью.

— То есть не было бы интервью — все бы осталось как было?

— Думаю, да. Но если у президента и правления разные мнения — будут страдать спортсмены и федерация. Нам несколько дней назад пришел сигнал из Министерства спорта, что если вы не разберетесь сами, можете повторить судьбу легкой атлетики, там у федерации отозвали аккредитацию. Понятно, что надо было искать компромиссы. Но раз не получается — давайте чтобы никому не вредить, выберем новое руководство.

— Все произошло спонтанно, конкретной альтернативной кандидатуры нет. Настолько Драчев достал, что нужно было принять уже хоть какое-то решение, чтобы изменить ситуацию?

— Да, вы же видите, что происходит. Все действительно вышло спонтанно. СМИ освещают биатлон очень пристально. Было много нареканий, мол, члены правления не принимают никаких решений, начало такое мнение складываться у людей. А там люди с опытом, именами. Зачем тогда оно нужно? Мне происходившее не нравилось, надо было как-то реагировать. Поэтому я голосовал за созыв конференции. А появятся кандидатуры — выберем, с кем идти дальше. С Драчевым работать у меня уже не получится, доверия нет. У нас очень много проблем, в том числе и в финансовой составляющей.

IBU может негативно отнестись к кандидатуре Королькевича

— А есть сейчас человек, который готов привести больших спонсоров?

— Откровенно говоря, нет. Все понимают, что происходит с экономикой у нас и в мире, думаю, вкладывать желающих немного. Ближайшие года два будет бюджет выживания. Тем более что не один год уже идут скандалы.

— Сколько денег нужно нашему биатлону?

— С учетом незапланированных расходов из-за претензий IBU — 150 миллионов рублей примерно.

— Драчев говорил о допинг-истории тренеров. Вам не кажется, что, действительно, назначение Польховского, Королькевича — не лучший вариант с учетом неполного статуса СБР в Международном союзе?

— Согласен, в медийном поле IBU и другие страны отслеживают, что происходит у нас, и за голову хватаются, наверное. Но такова реальность. В первую очередь разговор о Королькевиче. Странно — он работал в Белоруссии, Словении, и там скандалов не было. У него есть международная аккредитация тренера. IBU может негативно к этому отнестись. Но СБР отправил состав штаба в Минспорта, там должны его согласовать. Будет видно, согласуют или нет.

— Правильно ли я понимаю, что вы тоже эти кандидатуры не поддерживаете? Просто подчиняетесь решению большинства?

— Тренер должен подобрать для себя команду, Назначая главного тренера, надо давать зеленый свет его кадровым решениям. Тогда можно с него и спрашивать за результат. Да, есть момент, что с Королькевичем у некоторых девушек уже не получалось — например, Куклина, Миронова. Но они стали взрослее, сильнее. Королькевич — точно специалист грамотный. Надеюсь, получится со второго раза.

Королькевич уже был тренером российских биатлонисток, и не раз. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Королькевич уже был тренером российских биатлонисток, и не раз. Фото Федор Успенский, «СЭ»

— Не раз высказывалась идея разделить на отдельные группы подготовки. Как она вам?

— Есть разные пути, вопрос в том, как это выстроить и правильно сделать отбор. Получается, в ноябре нужен отбор для всех команд. Идея рабочая.

— Как нам к следующему сезону отбирать людей на централизованную подготовку, кстати? Чемпионата России же не было.

— Есть рейтинг СБР, и тренеры в курсе состояния спортсменов.

— А как быть со спорными ситуациями? Условный Бабиков, Цветков. Наверняка возникнут вопросы.

— Спортсмены проходят углубленное медицинское обследование, которое может показать функциональное состояние и возможности для роста. Да, возможно придется сравнивать спортсменов вот так, дистанционно. Но тот же Бабиков — я считаю, его можно взять в команду. Надо подтягивать молодых ребят, тех, кто был на отборе на чемпионат Европы, например.

— Болельщики требуют новые лица и в тренерском штабе и удивляются, почему взяли тренеров, у которых не было успехов на последних местах работы.

— Надо обкатывать молодежь на более низких уровнях до сборной, у нас есть проблема, что одни те же люди ходили из одной команды в другую и обратно. Есть Максим Максимов, например. Я хорошо отношусь к Шашилову, у него регулярно появляются девушки в команде. Знаю, что он долгое время отказывался от работы в сборной. Но последние дни есть информация, что он готов.

— Почему мы ходим по этому порочному кругу, есть основная причина? Мы, журналисты, раздуваем? Денег нет? Плохое управление?

— Отчасти, конечно, постоянные диалоги в СМИ мешают. Один сказал, другой ответил, третий подхватил. Раньше же такой возможности не было. Когда президентом был Прохоров, было четкое понимание — все интервью со спортсменами через пресс-службу.

— Метод Логинова — закрыться?

— Это не значит, что надо закрываться! Просто информация должна идти через официальные источники.

— Вам кажется, ему стоит рассказать историю о дисквалификации? Вот новый тренер мужской сборной Роберт Кабуков считает, что надо было.

— Сложная ситуация. Если рассказывать, то надо было сразу. Видимо, Александр принял для себя внутреннее решение. У иностранцев принято, что человек должен говорить публично, а если молчит, то он виноват. Если он не считает нужным говорить, пусть не говорит. Если сочтет нужным сказать — пусть скажет. Перед чемпионатом мира он закрылся. Да, есть такие люди, не хотят душу теребить. Если это помогает, давайте потерпим и пойдем навстречу, так сказать, капризам спортсменов. После этого можно уже поговорить, мол, ты был не прав.

Возвращаясь к нашим проблемам — я могу сказать нашим болельщикам одно: верю, что все устаканится и образумится. Да, мы живем в непростые времена, в биатлоне в том числе. Но через них надо пройти, и надеюсь, наши биатлонисты будут чаще побеждать на Кубках и чемпионатах мира, да и на Олимпиаде принесут золото и начнут возвращать стране место номер один в биатлоне.

Полностью интервью Ивана Черезова смотрите на Youtube-канале «СЭ»

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
28
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир