Все приехали на праздник, Россия — на войну. Наша сборная — пока самая закрытая на ЧМ

14 февраля 2020, 12:25
Александр Логинов. Фото AFP
После смешанной эстафеты ни один наш биатлонист не посчитал нужным остановиться в микст-зоне.

Чемпионат мира — это ярмарка, где сборные стараются продемонстрировать все лучшее, что у них есть. К этому турниру приковано внимание всего спортивного мира, поэтому шансы засветиться особенно высокие. Круче только Олимпийские игры.

И атлеты активно пользуются этим — стараются показать, какие они классные. Не только в спортивном плане, а вообще. Это ведь уникальный шанс заинтересовать спонсоров, увлечь новую аудиторию как собой, так и всем видом спорта в целом. Бейся на трассе, улыбайся вне ее, будь интересным. Праздник же!

Весь биатлонный мир собрался в Антхольце, чтобы кайфовать. От борьбы с лучшими в своем деле, с собой, от полного стадиона, от атмосферы, от жизни, в конце концов. И только российская сборная приехала воевать. С языкастыми соперниками, лыжами, собственными винтовками, журналистами — с кем угодно.

После смешанной эстафеты было одновременно грустно и забавно наблюдать, как наши биатлонисты с лицами людей, от которых будто бы зависит судьба всего мира, проходили по микст-зоне, даже не думая останавливаться.

Ирина Старых не говорит с пишущими в принципе. Во-первых, боится, что переврут, поэтому останавливается только перед камерами. Во-вторых, опасается, что ей зададут неудобный вопрос. А к ней таковые имеются.

Екатерина Юрлова-Перхт общается, когда считает нужным. В Поклюке вот ей жутко не понравились разговоры о рекордной безмедальной серии. «А почему вы нас не поддерживаете?» — удивлялась она.

За Матвеем Елисеевым подобное наблюдается крайне редко. Будем надеяться, вчера был единичный сбой.

Наконец, Александр Логинов второй чемпионат мира подряд дает обет молчания. И если в прошлом году это как-то можно было понять — тогда его активно прессовали по допинговой теме — то теперь акция выглядит такой же бессмысленной, как и весь российский биатлон в сегодняшнем виде.

Наши спортсмены практически не коммуницируют с коллегами из других команд. Даже не пытаются учить языки. Как и общаться с прессой. Ходят по стадиону с хмурыми лицами. Как будто живут в своем невидимом коконе. Какие уж тут кубертеновские: «О, спорт — ты мир!»?

Еще и результат не показывают. А когда спрашиваешь про это — обижаются. Абсурд же.

Если все так начнут делать? Представьте: строители сколотили здание, которое вот-вот рухнет. Звучит логичный вопрос: как же так? А они надувают губы. Почему, мол, вы нас критикуете? Мы же старались. Каждый день на работу приходили! И вообще нас надо поддерживать!

Можно привести аналогичные примеры с врачами, учителями, полицейскими. С них тогда тоже не надо спрашивать? Да они закапываются в бумажных отчетах. Хотя уже другая крайность.

Так чем заслужили особое положение спортсмены, которые не хотят отвечать за свою работу? Они тренируются и соревнуются за государственный счет. То есть — за наш с вами. И считают нормой не объясняться за свои выступления — даже банально поделиться впечатлениями от старта. Миллионы за альтернативные игры — это с радостью, объяснить, почему все пошло наперекосяк в очередной гонке — не, как-то нет желания. Вы просто болейте за нас.

Скажи об этом норвежцам или французам — не поверят. Люди наоборот бьются за внимание болельщиков, прессы. Это их хлеб, господдержки сравнимого с Россией уровня там нет и близко. Итальянские спортсмены до бессознанки участвуют в различных мероприятиях, поскольку понимают, что домашний ЧМ — шанс популяризовать биатлон в стране. Фуркад, явно разочарованный после неожиданного провала Франции в миксте, останавливается даже перед российскими журналистами — и развернуто отвечает на совершенно не имеющий отношения к гонке вопрос. Про Анфису Резцову, конечно. Всем им это не мешает брать свое на лыжне.

Не сбивали разговоры на разные темы и Усейна Болта. После предварительных забегов он приходил в микст-зону и тоже спокойно со всеми разговаривал. Не зависал там часами, как после финалов, но один-два вопроса каждый желающий задать ему мог. Это же просто часть работы. Вчера смотрел по местному ТВ футбольные «Милан» — «Ювентус». Игроки давали флеш-интервью даже в перерывам принципиальнейшей игры.

А представьте, чтобы на общение забили звезды НХЛ? Да бред же. В любой успешной коммерческой лиге все завязано на зрителе. Именно его потребности должны удовлетворяться в первую очередь. Иначе он просто переключится на другое зрелище.

У нас азам профессионализма не учат в принципе. Это не столько проблема спортсменов, сколько всей федерации. О чем говорить, если в СБР даже нет ставки пресс-атташе. Вот и получается, что российский биатлон в этом смысле в каменном веке. И когда наступит хотя бы бронзовый — непонятно.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
115
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир