10:45 23 апреля | Легкая атлетика

"Если любишь невесту, купи ей холодильник". Как российский бегун живет в Кении

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева Асбель Кипроп. Фото REUTERS Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева Итальянский тренер Ренато Канова (слева). Фото Личный архив Степана Киселева Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева

Чемпион России по марафону Степан Киселев уже второй сезон тренируется в Кении под руководством легендарного итальянского специалиста Ренато Канова.

Степан Киселев уехал в Африку, на родину самых быстрых стайеров и марафонцев планеты, в начале 2018 года. После первых месяцев жизни в Кении но уже делился своими наблюдениями с читателями "СЭ". Теперь его опыт стал еще обширнее. Во второй части заметок легкоатлета вы узнаете:

– Что кенийцы думают про допинговую дисквалификацию их суперзвезды Асбела Кипропа?
– Какова главная мечта спортсмена в Восточной Африке?
– Зачем вставать на тренировку в пять утра?
– Каково на свадьбе без алкоголя?
– Можно трудиться ли меньше, а бежать быстрее?

Про допинг у Кипропа

Кенийцы, с кем я общался, Кипропу не верят. Считают, что он только запутывает историю своими оправданиями. Ни разу не сталкивался с таким, чтобы его поддерживали.

Но кстати, они и другим бегунам не верят – Мо Фара, например. Тоже думают, что неспроста он так много выигрывает, и это потому, что у него есть защита от антидопинговых служб.

Вообще, для кенийца Олимпиада – это далеко не самый главный старт. Спрашивал у знакомых, как они относятся к новым олимпийским нормативам – а те их даже не смотрели, не интересно. Тут мечта у большинства – просто выехать в Европу или США на любой пробег. Конкуренция сумасшедшая, и чтобы на тебя обратил внимание какой-то менеджер, нужно очень много трудиться.

Парадокс в том, что они приезжают, участвуют в нескольких стартах, но потом их уровень начинает падать. Без гор кенийцы не могут бежать быстро. Приходится отказываться от заработка, возвращаться назад, тренироваться и потом снова пытаться быть лучшими.

Про допуск на международные старты

Пока ИААФ допускает до выступлений в нейтральном статусе, в основном, российских метателей и спринтеров. Остальные бегуны ждут – мне вот уже больше года вообще ничего не отвечают. Скорее всего, это связано с тем, что по нам нужны данные паспорта крови, а чтобы эта информация была объективна, должно пройти время.

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева

Так получается, что до 2017 года я был в пуле тестирования, а потом, после чемпионата России, меня на год оттуда убрали. В мае снова будет год, как я непрерывно в пуле. Я бы понял, если бы в ИААФ мне сразу сказали "нет" – например, времени в пуле недостаточно. А так, я вынужден постоянно ждать неизвестно чего. Даже непонятно: рассматривали они уже мою заявку или нет? Мой тренер Ренато Канова спрашивает: "К чему готовимся-то?" А я не знаю, что ответить.

Итальянский тренер Ренато Канова (слева). Фото Личный архив Степана Киселева
Итальянский тренер Ренато Канова (слева). Фото Личный архив Степана Киселева

Если меня все-таки пустят, хочу отобраться осенью на чемпионат мира в Доху. Если удастся там попасть в 20-ку сильнейших, это даст так называемый "золотой" уровень. С ним уже можно будет попадать на престижные зарубежные марафоны, с хорошими трассами и пейсмейкерами. Но есть выбор: можно вместо чемпионата мира поехать на какой-нибудь марафон в Валенсию и там пробежать на результат. Нужно выяснить у руководства сборной, что им важнее. Пока все равно планировать бессмысленно.

Про москвичей и жизнь в Кении

Сейчас я в группе единственный белый. Были еще пара украинцев, но они травмировались и уехали. В прошлом году со мной тренировался еще наш Дмитрий Сафонов. Но он все-таки москвич, оказался не готов к местному быту. Уже тогда было понятно, что он сюда не вернется.

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева

Когда приезжаешь в Итен и встаешь в пять утра на тренировку, сомнения, конечно, посещают. Думаешь: а дома сейчас спал бы с женой, сын рядом, вкусный завтрак… Но проблема в том, что дома пришлось бы тренироваться одному, а это очень тяжело. В Кении тебя вперед толкает сама группа. К тому же, я пообещал себе, что до конца узнаю и разберусь для себя в системе Канова. Это один из лучших тренеров мира. Ради работы с ним, можно и потерпеть.

Не раз задавался вопросом: зачем первая тренировка так рано? Дело не в жаре, даже в 9 утра тут вполне терпимо. Возможно, из-за ветра – днем он усиливается. Плюс, днем более плотный траффик на дорогах. Ранний подъем дает больше времени на отдых между первой и второй тренировками. Или, еще версия: это позволяет не завтракать перед первой тренировкой. Потому что кенийцы часто не знают меры: так плотно поедят, что потом на тренировке за бок держатся. А тут, накидаются с вечера угали – и идут утром бегать уже натощак. Я однажды утром попробовал скушать бутерброд с джемом, у меня потом так бок прихватил на местных холмах, что теперь максимум горячий чай пью.

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении во время массажа. Фото Личный архив Степана Киселева

Стандартный режим дня? В пять утра подъем, сделать туалетные дела. К шести надо быть на месте встречи. Там садимся в так называемый матату, это типа маленького грузовичка. Едем на место тренировки, оно определено еще накануне. Разминка, запланированные работы, и примерно в 8:40 мы уже едем назад. Завтракаем, делаем массаж по желанию, потом обед, готовка еды на ужин. Примерно в 16:30 – 17:00 нужно ехать на вторую тренировку. Ужин, и уже к 22:00 стараемся засыпать. Из развлечений – только Интернет.

В принципе, местные условия сейчас, спустя год, не кажутся чем-то особенным. В комнате живем вдвоем: я – на скрипучей кровати, сосед – на матраце. Ночью боюсь лишний раз повернуться, чтобы его не разбудить. Крыша над головой есть – и спасибо. В прошлом году, например, во время сезона дождей у нас крыша протекла и пока мы спали, комнату заливало. Утром по очереди вытирали лужи.

С едой тут, конечно, беда, все очень однообразно. Местные любят только угали, это такое блюдо из кукурузной муки. Недавно мы разбогатели и купили себе мультиварку. Теперь варим там говядину, получается вкусно. Холодильника у нас нет, так что готовить приходится каждый день.

Про местную свадьбу

Один друг пригласил меня на свадьбу. Приехали все родственники и друзья с обеих сторон, плюс пришли еще жители деревни. Всех поочередно выставляли друг напротив друга, и нужно было представиться и рассказать о себе. Меня тоже вывели, я даже застеснялся говорить перед такой толпой. Когда сказал: "Степан Киселев, спортсмен из России", для них это было "вау".

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева

Потом начали танцевать, это какая-то местная традиция: в танце обменяться тканями, обернуть ими своих матерей. Потом, если не ошибаюсь, даже постельным бельем обменивались. Веселья было куча, но при этом вообще ни капли алкоголя. Мы поражались: кенийцы так гуляли, орали, смеялись, и это "на сухую"! Что же с ними будет, если они выпьют?

Я другу сказал: "Если любишь невесту, купи ей холодильник и стиральную машину". Он руками замахал: "Иди отсюда, сейчас научишь ее!" У них тут почему-то это не принято.

Про тренировки кенийцев

Режим дня тут у всех одинаковый: тренировка – сон – угали – тренировка, и так по кругу. Но почему-то после этого некоторые бегут быстро, а некоторые – нет. Кенийцы обычно все на расслабоне, раздолбайство им свойственно. Поэтому и в тренировках склонны, например, тяжелые работы делать, а более легкие, объемные, пропускать. То живот у него заболел, то еще что-то. В какой-то момент такие парни начинают уже и на тяжелых работах проигрывать.

Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева
Чемпион России по марафону Степан Киселев в Кении. Фото Личный архив Степана Киселева

Сейчас я в тренировках стал гораздо спокойнее. Раньше, например, тренер скажет: "Бегите километр по 3:37 – 3:40". А ребята начинают заряжать, смотрю на часы: мы уже по 3:25 – 3:20 бежим, а они еще прибавляют. В прошлом году я еще пытался за ними держаться, в этом – бросил. Знаю, что через пару дней будет другая тренировка, и чтобы ее выдержать, нужно делать так, как сказал тренер.

Знаю, что меня в России многие критикуют. Мол, чего он там пашет, где его результаты? Да, в прошлом году не все получилось, но там я сам виноват. Наши бегуны пытаются доказать, что не надо столько работать, как я. Можно трудиться меньше, а бежать не медленнее. Но я убежден, что без тяжелых тренировок результата не будет. Чудес все-таки не бывает.

Загрузка...
Материалы других СМИ