18:30 16 декабря 2015 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Екатерина Конева: "Живу надеждой поехать в Рио"

Екатерина КОНЕВА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Екатерина КОНЕВА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Одна из сильнейших в мире прыгуний тройным – о совмещении двух дисциплин и "красных флажках" от допинг-контроля

На недавнем Балу олимпийцев России чемпионка мира и Европы в помещениях в тройном прыжке Екатерина Конева появилась в черном кружевном платье в пол.

– Выбирали наряд в цвет ситуации, сложившейся сейчас в российской легкой атлетике?

– Частично вы правы. Но основная причина в том, что я перепутала даты и решила, что Олимпийский бар будет только 19 декабря. Тренер восьмого числа говорит, что костюм купил, а я не понимаю: "Зачем так рано?" Тут и Женя Колодко (серебряный призер Олимпийских игр-2012 в толкании ядра. – Прим. "СЭ") спрашивает, в каком платье пойду, а я вообще об этом еще даже не думала! Тут я заморочилась серьезно, долго выбирала цвет и модель. Решила, что, раз иду с мужчинами – тренером и товарищами по сборной Даниилом Цыплаковым и Александром Меньковым, нужно по цвету сочетаться. Раз они в черном и темно-синем, то и я тоже.

– Такое легкоатлетическое "темное царство".

– Выходит, что да!

– Объясните, как вам удалось избавиться от одного из двух красных флажков, которые вы получили за пропуск допинг-контроля?

– Это печальная и непонятная вообще ни для кого история. Я сообщила заранее, что буду в дороге, но пока ехала в поезде, ко мне в Новогорск приехал офицер для забора пробы. Правила позволяют день быть в пути, об этом только надо предупреждать. Я так и сделала, тем не менее получила флажок. Мы с тренером писали письма, жаловались и в итоге добились его отмены. Кто знает, может быть, помогло, что мы не стали молчать и рассказали об этой несправедливости публично.

– Насколько сложна вообще для вас система АДАМС, где о каждом своем передвижении нужно сообщать онлайн?

– Честно говоря, сложно. Бывает, что проблемы с интернетом, например, а нужно срочно что-то заполнить. Но тут все в одинаковых условиях, и абсолютно никто ни от чего не застрахован.

– Осенью вы удивили заявлением, что хотите совмещать в олимпийском сезоне два вида – прыжки в длину и тройным. В свете нынешней ситуации планы остались прежними?

– Пока да. В тренировках сейчас мы не делаем акцента ни на один из видов, прыгаем по-всякому. А дальше уже будем решать в зависимости от моего состояния в соревновательный период и того, какой из стилей будет получаться лучше.

– Татьяна Лебедева тоже успешно совмещала длину и тройной. Советовались с ней?

– Нет, а зачем? У меня есть свой тренер, который знает меня лучше всех. Он единственный мой помощник и советчик, не вижу смысла слушать других.

– Запрет на участие россиян в международных соревнованиях сильно ударил по вашей подготовке?

– Ударил, конечно. Коммерческих стартов нет, на чемпионат мира в помещениях не едем... Как-то непонятно, к чему вообще готовимся. Могли бы попробовать зимой прыгать два вида, но тоже не судьба.

– Тяжело тренироваться в обстановке неизвестности?

– Честно говоря, вообще закрадываются мысли, стоит ли это все продолжать, если непонятно, когда ты будешь выступать и где? У нас в России, к сожалению, женский тройной прыжок хромает, а прыгать одной очень сложно. Тем более я-то настраивалась на соперниц мирового уровня...

– Верите, что в Рио все-таки поедете?

– Конечно. Вся наша сборная живет надеждой на то, что мы поедем на Олимпийские игры и будем выступать под флагом России. Лично для меня это очень важно, я хочу не просто поехать в Бразилию, а представлять там свою родину.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ