00:30 3 июля 2015 | Легкая атлетика

Виталий Петров: "Исинбаева уже опоздала"

7 февраля 2010 года. Москва. Елена ИСИНБАЕВА и Виталий ПЕТРОВ на турнире "Русская зима". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 6 августа 2012 года. Лондон. Елена ИСИНБАЕВА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
7 февраля 2010 года. Москва. Елена ИСИНБАЕВА и Виталий ПЕТРОВ на турнире "Русская зима". Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Бывший тренер двукратной олимпийской чемпионки впервые рассказал о своей работе и расставании с Еленой Исинбаевой, а также о перспективах знаменитой прыгуньи с шестом на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро

Виталию Петрову уже 77, но он по-прежнему один из ведущих легкоатлетических тренеров планеты. Известность пришла к нему в 1983-м, когда его 19-летний ученик Сергей Бубка выиграл чемпионат мира в Хельсинки. Петров вел великого советского прыгуна с шестом вплоть до 1990 года. В 2003-м другой спортсмен Петрова – итальянец Джузеппе Джибилиско – стал чемпионом мира в Париже.

Но не меньше рекордов потрясли спортивный мир события осени-2005. К Петрову от Евгения Трофимова внезапно перешла олимпийская чемпионка Елена Исинбаева, на тот момент – обладательница 13 мировых рекордов на открытом воздухе. За время их совместной работы Елена успела выиграть ЧМ-2007, Олимпиаду в Пекине и довести мировой рекорд до 5,06. Однако в 2009 году у Исинбаевой началась полоса неудач, и в 2011 она вернулась в Волгоград к прежнему наставнику Трофимову.

Ситуацию с возвращением Исинбаевой в Россию Петров публично никогда не комментировал. Спонтанным получился и наш разговор. Наблюдая за баталиями прыжкового турнира на Европейских играх в Баку, я к своему удивлению обнаружил, что 21-летнего бразильца Тиаго Браза да Силву, установившего в Азербайджане второй за сезон рекорд Южной Америки (5,92), готовит именно Петров. После продолжительных уговоров Виталий Афанасьевич согласился на беседу.

13 августа 2013 года. Москва. Чемпионка мира Елена ИСИНБАЕВА и Евгений ТРОФИМОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ТРОФИМОВ, НЕ РАЗОБРАВШИСЬ В СИТУАЦИИ, НАЧАЛ БРОСАТЬСЯ ОБВИНЕНИЯМИ

– В 2010 году вас назначили старшим тренером сборной России по прыжкам с шестом. Когда эта работа закончилась?

– В марте 2011 года.

– В тот момент, когда Исинбаева вернулась к Трофимову?

– Да. Лена решила уехать – это ее выбор.

– Для вас это стало неожиданностью?

– Когда она приехала ко мне в 2005 году, я сразу сказал: "Лена, таких отношений, как с прежним тренером, у нас не будет. Мы разные. Нам придется подстраиваться друг под друга. Могу лишь пообещать, что пока мы работаем, я не буду болеть. И второе. Если ты однажды захочешь уйти, предупреди меня за пару месяцев. Никаких проблем. Ты не моя рабыня и ничего мне не должна". Но получилось так, как получилось. Жалеть не о чем. Тем более мы ее "выдержали".

– В смысле?

– Иначе Исинбаева уже давно ушла бы из спорта.

– Расскажите, наконец, как вообще получилось, что вы стали работать вместе?

– Это было на сборе. Шла тренировка. Поздоровались, все как обычно. Потом я начал замечать, что Лена поглядывает на меня, хочет что-то сказать. Через некоторое время подходит: "Виталий Афанасьевич, я хочу с вами работать".

– Удивились?

– Не то слово. Одно дело, если бы с такой просьбой подошел молодой, неопытный парень. А тут – олимпийская чемпионка, рекордсменка мира. Спросил, зачем ей это надо. Она ответила, что разругалась с Евгением Васильевичем.

– А вы?

– Сказал, что я-то, конечно, могу ее взять. Не стал скрывать, что мне было бы интересно с ней поработать. Перспективы Лены были очевидны. Но попросил ее предварительно обговорить все с Трофимовым. А она в ответ выдает: "Если не возьмете меня, я закончу карьеру".

– Вы в курсе, что Трофимов сильно обиделся на вас из-за этой истории?

– Конечно. Я должен был позвонить ему. И собирался это сделать. Но тут мне на глаза попалась статья, в которой он в жесткой форме раскритиковал мои действия. Что на него нашло? Я ведь тогда еще даже не начал работать с Леной. Может быть, она ему позвонила и рассказала? В общем, я решил, что если он не посчитал нужным благородно отнестись ко мне и, не разобравшись в ситуации, начал бросаться обвинениями, то смысла что-то обсуждать уже нет. Это же не я помахал Исинбаевой ручкой и поманил ее к себе. Если у них все было хорошо, разве она ушла бы? Когда спортсмен меняет тренера, как бы ни звучала официальная версия, всегда есть место разладу.

Сергей БУБКА. Фото Сергей КИВРИН

БУБКА ПРЕДЛАГАЛ НАРУШИТЬ СПОРТИВНЫЙ ПРИНЦИП

– Сергей Бубка когда-то тоже от вас уходил…

– Об этом я тоже не жалел. Такое случается... Тут дело даже не в разногласиях методического плана. Просто можно очень сильно друг другу надоесть. Я же вел его с десяти лет. Можете представить, сколько переходных периодов мы вместе пережили? Школа, первые победы, институт, армия, рекорды мира, семья…

– При этом вам всегда нужно было быть на шаг впереди.

– В том-то и дело. А ты поди, успей! Молодые годы движутся гораздо быстрее. Со временем стали возникать проблемные ситуации. Например, Серега уговаривал, чтобы я взял на Олимпиаду человека не по-спортивному принципу, а того, с кем он хорошо общался. Но я не мог так сделать! Примерно в то время я и понял, что растить звезд мне легче и приятнее, чем работать с ними.

– Это, наверное, касается большинства тренеров.

– Конечно. Ты взял за руку юного спортсмена, и вы идете вместе. А куда он пойдет, когда достигнет облаков, сказать невозможно. Так было и с Джузеппе Джибилиско, и с призером Олимпийских игр Татьяной Григорьевой. Но с Ленкой все равно получилось очень странно. Там был такой заряд!

– Вы и после Олимпиады в Пекине не стеснялись говорить, что к Лондону Елена выйдет на рубеж в 5,20. Не слишком ли смелое заявление?

– Я осторожничал. Мы железно сделали бы это. Все уже было подготовлено. Шли по программе к 5,30.

– Что вы первым делом изменили в прыжке Исинбаевоей?

– Хват. Когда она пришла, он составлял 4,45. Я сразу сказал, что нужно поднимать до 4,65. Если уж Фабиана Мюрер уверенно справлялась с 4,55, то для Лены, которая быстрее и сильнее физически, вообще не должно было быть никаких проблем.

– Когда долго вы перестраивали технику на свой лад?

– Я сразу сказал, что мне потребуется два года. И как раз в 2007-м Лена в Риме установила рекорд мира. Потом были второй, третий рекорды, Олимпиада в Пекине. А затем начались проблемы. Помните, что было в 2009 году?

– Чемпионат мира в Берлине, на котором Елена не взяла начальную высоту.

– Она была великолепно готова! Но все эти любовные дела… Не может быть такого, чтобы человек "баранил", а через неделю, как часы, за три попытки (4,70, 4,90, 5,06) устанавливал новый мировой рекорд. А потом пошли травмы…

– Чем они были вызваны?

– Полтора месяца перед "Русской зимой" мы сбивали вес…

– Откуда он взялся?

– Перед началом сезона Лена на неделю уехала на съемки в Тайвань. Обещала тренироваться там. А в итоге привезла три лишних килограмма. В результате из-за интенсивной работы организм начал давать сбои. И она получила травму подколенного сухожилия.

Елена ИСИНБАЕВА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ПОДВОДНЫЕ ТЕЧЕНИЯ ВОКРУГ ИСИНБАЕВОЙ НАЧАЛИСЬ РАНЬШЕ ВРЕМЕНИ

– У Трофимова Исинбаева стала возвращаться к старой технике?

– Да как сказать. Мы уже заложили ей технику нового образца. Куда от нее денешься? И я никак не могу понять, почему ее считают плохой. Разве она может быть таковой, если мировой рекорд с таким прыжком вырос с 5,01 до 5,06? Лена установила при мне девять мировых рекордов.

– Есть мнение, что всего этого Исинбаева добилась на старой базе…

– Стоп-стоп. Первые два года нашей совместной работы Лена не била мировых рекордов. Вот если бы все было наоборот – сначала она продолжала прыгать высоко, а через пару лет перестала, то тогда можно было бы так сказать. Мы начали набирать обороты, все шло хорошо, но вмешались определенные жизненные обстоятельства. Лена, как и любая девушка, хотела замуж. Я же ей говорил, что допрыгаем до Лондона – и уж тогда можно отдыхать.

– О том, что Исинбаевой нужно завершать карьеру в 30 лет, вы говорили еще после Олимпийских игр в Пекине.

– Все правильно. Лене нужно заводить детей, это абсолютно нормально. Но подводные течения начались раньше времени.

– На ваш взгляд, тренер не должен контролировать такие вещи?

– Не в этой ситуации. Это же природа, физиология. Лена – абсолютно нормальная девушка. Не каждая способна на то, что делает Фабиана Мюрер. Да и едва ли это стоит таких жертв.

– А что делает бразильянка?

– Она сказала, что вообще не собирается заводить детей и целиком посвятит себя карьере. Это личное дело каждого, и я не вправе вмешиваться в такие моменты. Могу лишь намекнуть, что через пять-шесть лет будешь смотреть на эти вещи совсем иначе. Женский инстинкт всегда берет свое...

Так вот и Лена могла спокойно уйти в 30. Но 2011 и 2012 годы прошли в облегченном режиме. Затем был ударный 2013 и – декретный отпуск. Знаете, многие хотят, чтоб теперь она успешно выступила в Рио. И я тоже. Но Исинбаева слишком поздно приступила к тренировкам после родов. Я ничего не имею против, это нормальное материнское желание. Но после такого перерыва вернуться к Рио ей будет крайне сложно.

Елена ИСИНБАЕВА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ПРЫГАТЬ НА ПЯТЬ МЕТРОВ МОЖЕТ ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК

– У вас возникает разочарование, когда становится понятно, что ваш ученик не реализуется в полной мере? Вы говорили ведь о как минимум 6,30 для Бубки и 5,20 для Исинбаевой.

– Конечно. Это непросто. Но надо понимать, что я вижу жизнь только с одной стороны. С той, которой все подчинено результату. А любой спортсмен замечает много всего остального. Кто-то меньше, кто-то больше.

Плюс к этому – не каждый готов к большим победам. Взять Джибилиско. Его физическая подготовленность была просто потрясающей. Зато имелись проблемы в голове. После победы на чемпионате мира-2003 его начало кружить, и он так и не вырулил. При желании всему можно найти логичные объяснения. Но разве они должны касаться тренера? Удержать спортсмена, когда он вздохнул победным кислородом, очень сложно.

– На таком уровне можно работать только на уровне интуиции?

– В детстве тренер тянет спортсмена на 80 процентов. Он прививает культуру, любовь к тренировкам, ставит технику и так далее. А вот когда вы поднялись на самую вершину, все наоборот. Там уже спортсмен должен на 80 процентов тянуть тренера, делиться всеми наблюдениями и предчувствиями.

– Как прокомментируете высказывание трехкратного олимпийского чемпиона по плаванию Евгения Садового, сказавшего, что каждый тренер ставит опыты над спортсменами?

– Скорее, тренер пытается втянуть подопечного в свою систему. Эксперимент идет один раз. Если он оказывается успешным, то в дальнейшем тренер ведет ученика, исходя из этого опыта. При этом каждый следующий спортсмен добавляет новые интересные детали. Все люди отличаются культурой движений, мышечной памятью. Один усваивает технический элемент за неделю, а иному и года мало. Да и дано не всем. Если дать программу, по которой тренировался Бубка, любому другому человеку – ничего не получится.

Прыгать на пять метров может любой человек, а для 5,50 нужна средняя подготовленность. Преодолеть же шесть метров способны лишь единицы. А вот для 6,30-6,40 нужна совокупность фантастического таланта и абсолютно безошибочное исполнение прыжка.

– Исинбаева и Бубка – самые талантливые люди, с которыми вам доводилось работать?

– Серега – однозначно. Лена также чрезвычайно способная. И я убежден, что, если бы она попала ко мне раньше, ее результаты были бы выше. Хотя и так грех жаловаться. Она ведь перешла в легкую атлетику из гимнастики только в 15 лет. А уже через год выиграла Всемирные юношеские игры в Москве. Талантище! Но можно было раскрутить ее выше. На "тридцатник" – точно.

– С кем вам было тяжелее: с Леной или Сергеем?

– Конечно, с Леной.

– Потому что она девушка?

– Это само собой! Но помимо этого она пришла ко мне уже в статусе чемпионки. Переубедить ее в чем-то было крайне сложно. Вот взять, опять же, Мюрер. Она бежит медленнее, физически слабее. Но Фабиану мы вывели на разбег в 18 шагов за полтора года. А Ленка так и не вышла на 18 шагов…

– Почему?

– Психология не сработала. Человек боится. Когда чего-то добиваешься, следующие шаги делаешь осторожно, потому что рискуешь потерять то, что уже имеешь. Проще согласиться с тем, что нынешних затрат достаточно для достижения успеха. С Серегой в этом плане было очень легко. Вот пример. Прихожу как-то на тренировку. Говорю ему: "Мне не нравится твой разбег". Он опешил. Ведь все, наоборот, постоянно называли его разбег красивым, да и сам Бубка в это верил. Походил-походил, а через минуту спрашивает, что нужно поменять. Объясняю. И он делает то, что я хочу увидеть, уже в конце тренировки! На следующий день Бубка повторяет свой личный рекорд – 5,40, а через две недели на соревнованиях прыгает 5,55.

Другой пример. Перед чемпионатом мира-1983 говорю ему: "Ты так и собираешься заниматься ерундой?". Он сразу насупился. Объясняю, что надо поднимать хват. Сереге 19 лет, и он тут же начинает спорить и доказывать, что у него точно такой же хват, как у мировых лидеров: Константина Волкова, Владислава Козакевича и Тьерри Винерона. Отвечаю: "Хочешь прыгать, как они, оставайся на этом". Через три тренировки Бубка поднял хват с 4,83 до 5 м! И в Хельсинки выиграл свой первый чемпионат мира.

Рено ЛАВИЛЛЕНИ. Фото REUTERS

ВСЕ ШЛО К РЕКОРДУ ЛАВИЛЛЕНИ

– С какими чувствами вы наблюдали за тем, как в 2014 году, да еще в Донецке, француз Рено Лавиллени побил, казалось бы, вечный мировой рекорд Бубки, прыгнув 6,16?

– К этому все шло. Серега у меня еще в конце января в Быдгоще спросил: "Он действительно готов на мировой рекорд?". Я ответил положительно. И вскоре свершилось.

– Стоит ли ждать от француза новых подвигов?

– Все будет зависеть от условий – погода, атмосфера, зрители, настроение. Если все факторы сойдутся, ничего исключать нельзя. Но надо понимать, что у Лавиллени далеко не оптимальная техника. Так может прыгать только он. Рено напоминает мне пантеру, барса.

Хотя, если бы Серега в свое время знал, что так будет, прыгнул бы 6,30 – и сидел до старости спокойно. Но тогда у него не было запала и мотивации двигаться такими шагами. До шести метров мы добрались очень быстро, а затем умышленно замедлялись и поднимались по сантиметру. Чем чаще ты мелькаешь в сводках новостей, тем лучше. Кто знал, что так получится?

– Насколько затормозило установление рекордов уменьшение "усиков", на которых стоит планка? Это ведь инициатива Бубки?

– Давайте так: устанавливая мировые рекорды на открытом воздухе, Сергей ни разу не задел планку. Всегда прыгал чисто. А изменения, о которых вы говорите, связаны с тем, что спортсмены стали слишком часто придерживать планку в воздухе руками. Стало доходить до смешного. Именно поэтому путем голосования, а не по прихоти Бубки, как некоторые думают, было принято соответствующее решение.

Материалы других СМИ