Газета № 7680, 13.07.2018

Отдохните и возвращайтесь, Сергей Николаевич

18 июня 2008 года. Инсбрук. Россия - Швеция - 2:0. Сергей ИГНАШЕВИЧ на Евро-2008: самом успешном турнире в истории сборной до ЧМ-2018. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 8 марта 2002 года. Москва. "Локомотив" - ЦСКА - 1:1, пенальти - 4:3. Сергей ИГНАШЕВИЧ (справа) и Владимир МАМИНОВ с Суперкубком России. Фото Алексей ИВАНОВ 2008 год. Сергей СЕМАК, Сергей ИГНАШЕВИЧ и Юрий ЖИРКОВ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА Сергей ИГНАШЕВИЧ в ЦСКА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Суббота. Сочи. Россия - Хорватия - 2:2, пенальти - 3:4. Сергей ИГНАШЕВИЧ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Сергей ИГНАШЕВИЧ на ЧМ-2018. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
18 июня 2008 года. Инсбрук. Россия - Швеция - 2:0. Сергей ИГНАШЕВИЧ на Евро-2008: самом успешном турнире в истории сборной до ЧМ-2018. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Юрий ГОЛЫШАК– о главном ветеране российского футбола, решившем завершить игровую карьеру

Сергей Игнашевич говорил об уходе. Голос прерывался – все вы помните это: "Хочу стать тренером. Хорошим тренером".

Кто, скажите, кто не был готов к этим словам? Да все. И все – не готовы.

Казалось, Сергей сейчас расплачется, словно Дзюба перед камерами. Видимо, не вполне был готов к расставанию, и он сам.

Ни секунды не сомневаюсь, Сергей станет хорошим тренером, просто отличным. Как не сомневаются все, хоть немного его знающие. Быть может, даже лучшим в России. Настолько уверенным я был в двух людях – Андрюше Гусине и нашем герое.

Игнашевич из тех людей, с кем смотреть будешь рядом футбол, одну и ту же картинку – но он увидит вдруг что-то, что не разглядит никто. Скажет вдруг: "О! Заметили?" – и повиснет тишина. Не поняли? А я вам объясню.

Как-то Властимил Петржела просматривал матч "Бешикташа", будущего соперника "Зенита". Десяти минут не прошло – воскликнул:

– С ума сойти, у них семь левшей в составе!

Вот Игнашевич это разглядел бы. Кто еще, не знаю. Точно – не я.

***

Могу себе представить, как ждал он этой паузы. Как смаковал минуту, когда все закончится и можно будет выдохнуть. Вот выдохнул – и, должно быть, стало сладко. Но ненадолго.

Он совсем не из тех людей, которые уходят – и по три года не будут ходить на футбол. Которые телевизор будут поскорее переключать на другую программу, где никаким футболом не пахнет.

Думаю, Сергей Николаевич загрустит без мяча довольно скоро. Сколько сил у него осталось, увидели мы все. Такой Игнашевич может играть в чемпионате России и сезон, и три. Оставаясь лучшим. Сейчас странно думать, что в ЦСКА этот человек оказывался на скамейке еще недавно. Ну скажите, как Игнашевич может не проходить в состав?!

Черчесов усмехается с телеэкрана:

– Игнашевичу я сказал: "Не меняй номер телефона, можешь понадобиться".

Сейчас это шутка – но скоро поинтересоваться, не сменил ли Игнашевич номер телефона, может Виктор Гончаренко. ЦСКА становится совсем другим – без Вернблума, Игнашевича, Головина. Возможно, без братьев. Ну и кем играть? Кто гарантирует, что не повалятся? Всем больно во время смены поколений. А кому-то больно так, что не пережить, не перетерпеть.

Вот тут-то про Сергея Николаевича и вспомнят: рано вам становиться хорошим тренером, еще успеете. Надо помочь.

Не знаю, на чем сыграли, возвращая Игнашевича в сборную. Но путь к этой светлой душе есть. Так что прощаться с футболистом рано. Давайте подождем.

Суббота. Сочи. Россия - Хорватия - 2:2, пенальти 3:4. МАРИУ ФЕРНАНДЕС, Сергей ИГНАШЕВИЧ и Александр ЕРОХИН.

**

Когда-то, давным-давно, приехали мы с Сашей Кружковым в Ватутинки. До конца не веря, что это случится – предстоит интервью с Игнашевичем. Достаю сейчас пожелтевшую газету, порастают в душе тогдашние впечатления. Будто вчера говорили!

Сидели, помню, в пустой столовой, команда разъехалась. Игнашевич подтянул правую ногу к лицу, обхватил двумя руками коленку. Так и говорил – ощутимо тревожась. Давать интервью было крайне непривычно. Казалось, и не знает, как это делается. Хотя был к тому моменту фигурой в нашем футболе могучей. Чуть было не уехал еще из "Локомотива" в лондонский "Арсенал". Мало кто знает – этот переход сорвался в самый последний момент. Сейчас странно представлять, что в жизни Игнашевича вообще был "Локомотив". Хотя случалось и другое – забраковали нашего героя на просмотре в "Ростсельмаше". В качестве замены Лоськову. Но это ладно, эпизод. Побыл к моменту нашей встречи Сергей капитаном ЦСКА – и вдруг перестал. Почему – в курсе были лишь посвященные. Секретики оседали в Ватутинках, не слишком расползаясь по газетным страницам.

А тут вдруг – интервью!

Решившись, Сергей старался быть откровенным. Хоть удивительна ему была эта роль. А уж мы как были поражены – не передать. В предисловии к той заметке вывели: "Едва Игнашевич заговорил, каждый из нас почувствовал себя Кислярским из "Двенадцати стульев". Вы ведь помните – тот, впервые услышав голос гиганта мысли, обомлел…"

Тем более, Игнашевич – вполне себе гигант мысли. Или просто умный парень. В сознании расползался по швам, разъезжался образ того Игнашевича, который пролетал угрюмо по микст-зоне. Ни разу не оглянувшись.

Тот Игнашевич, из микст-зон, был футболистом в худшем понимании. Этот – золотым человеком, умницей.

– Я почему отказываюсь от этих интервью? – размышлял вслух Сергей. – Долго прихожу в себя. Не хочется на эмоциях ляпнуть что-то в камеры и потом жалеть. Хотя недавно победили "Локомотив" на Кубок, совсем не против был поговорить. У жены как раз день рождения, хотел ее поздравить через газеты. Но никто не остановил. Такая вот расплата за годы молчания.

Ему вот-вот исполнялось тридцать. Тогда казалось – возраст! Спросили, о чем мечтает футболист в 30. Игнашевич улыбнулся:

– Подольше играть. Спрашиваю у ребят постарше, что это – тридцать лет? Говорят, ничего трагичного…

8 марта 2002 года. Москва. "Локомотив" - ЦСКА -1:1.По пенальти 4:3. Владимир МАМИНОВ и Сергей ИГНАШЕВИЧ с Суперкубком России. Фото Алексей ИВАНОВ
8 марта 2002 года. Москва. "Локомотив" - ЦСКА - 1:1, пенальти - 4:3. Сергей ИГНАШЕВИЧ (справа) и Владимир МАМИНОВ с Суперкубком России. Фото Алексей ИВАНОВ

**

Сергей – с большим юмором. Довольно парадоксальным. Да вот история – в 2002-м "Локомотив" мчался к чемпионству. Вдруг уступил "Сатурну", ЦСКА стал нагонять. Семин устраивает собрание, поднимает каждого: "Хотите золотые медали им отдать? Так отдайте! Ты, Маминов, отдашь свою медаль?" – "Нет" – "А ты, Лоськов, отдашь?" – "Нет".

Игнашевич сидел в последнем ряду, дошел Юрий Палыч и до него: "Отдашь?" Как думаете, что ответил Сергей? Выпалил: "Да!" Семин осекся, махнул рукой…

Он мог бы остаться в "Локомотиве" – и кто знает, как сложилась бы судьба? Кто играл в этой команде до 39? Но судьба руками тогдашнего президента клуба распорядилась как нельзя лучше – предложил Филатов в семь раз меньше, чем Гинер. Понятно, что выбрал бы любой футболист.

Мог Игнашевич время спустя оказаться в Петербурге. Накалились отношения с Газзаевым. Один неприятный разговор, другой…

Вскоре Сергею позвонил Гинер: "Есть предложение от "Зенита". Если хочешь – можем отпустить". Но Игнашевич не желал уходить в другую российскую команду. Если ехать – то за границу.

***

…Сергей рассказывал и рассказывал. О прощальной беседе с первой женой, после которой "были и слезы, и сердце прихватило". Пересказывал историю ссор с Газзаевым. Вспомнил, каким теплым может быть Евгений Гинер. Если захочет.

Образы стремительно перерисовывались в нашем сознании. Черт возьми, да это было невероятно интересно. Не хотелось расходиться.

Мы слушали, разинув рты. Влюбляясь попутно в Игнашевича. Человек, который закрыв "Одноэтажную Америку", переходит к "Трем товарищам".

– Вот "Преступление и наказание" не дочитал. Как дошел до переживаний Раскольникова по поводу убийства, все. Полсотни страниц мучений. Я был под таким впечатлением, что у самого началось нервное расстройство. Голова раскалывалась. Закрыл книжку и больше к ней не возвращался.

У Игнашевича на все свой взгляд – тем интереснее послушать время спустя, что расскажет про этот чемпионат мира. Потому что даже от "бронзы" Евро-2008 впечатления особенные: "Да полуфинала весь турнир мы были единым кулаком. Даже в первой игре с Испанией это ощущалось, хотя уступили 1:4. Остальные матчи вырвали на характере. Но прошли голландцев – и началось безумие. Когда кругом твердят, что у нас выдающиеся игроки, велик соблазн поверить. В итоге от кулака, который прежде был на Евро, к полуфиналу мало что осталось. Кто-то готов был землю грызть, а некоторые играли сами по себе. Потому что на поле вышли с единственной мыслью: показать миру, какие мы замечательные футболисты".

Сергей ИГНАШЕВИЧ в ЦСКА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Сергей ИГНАШЕВИЧ в ЦСКА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

***

Пять лет спустя мы снова встретились – опять для большого интервью. Отыскали кафе где-то на Кутузовском, кажется.

Кстати, именно Игнашевич выхватил деталь, заставившую нас присмотреться к самим себе.

– Никогда не садитесь по разные стороны от человека. Вот я не знаю, к кому из вас обращаться. Мысль ускользает.

С тех пор по разные – не садимся. Ускользающая мысль никак не устраивает. А прежде как-то не задумывались.

Спросили про самолет из Бразилии, с чемпионата мира. Сами догадывались – был он печальным.

"Самым грустным в моей карьере был все-таки самолет после "Европы" в 2012-м. Даже хуже, чем после Марибора. Колоссальное разочарование. Уверены были, что выйдем в плей-офф, удачно стартовали, и так резко все оборвалось… Не сразу осознали, что вылетели, – рассказал Игнашевич. – Пришли в раздевалку, Чехия вела с Польшей 1:0. Матч еще не завер-шился, их ничья выводила Россию дальше. У нас была гробовая тишина. Через несколько минут кто-то тихонько сказал, что чехи выиграли. Я ехал в отель, толком не понимая, выходим мы или нет. Хотя до матча знал все расклады. Шоковое состояние! А в Бразилии все прошло спокойнее – улетали два дня спустя. Обсуждать начали прямо в раздевалке, после матча. Продолжили в автобусе. Так всю ночь и проговорили. Следующий день вообще был странным – расселись на лужайке возле отеля и спокойно общались. Без тренеров".

***

Я снова и снова пытаюсь представить, как после всех отказов удалось уговорить Игнашевича вернуться в сборную. Когда что ни чемпионат, то пропитанный болью самолет домой. Что говорило о другом раскладе? Разве что никаких самолетов не предвиделось. Играем-то у себя. Но от этого могло быть еще больнее. Так ли надо заканчивать карьеру?

Хотел бы я знать, какие слова ему сказали. На что поймали.

Наверное, таких людей, с озорной и мудрой душой, можно взять на задорное – "Сережа, лучше попробовать и пожалеть, чем жалеть, что не попробовал". Это примитивно – но работает.

А вышло-то как красиво, оцените!

Сергей ИГНАШЕВИЧ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Сергей ИГНАШЕВИЧ на ЧМ-2018. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

***

Тогда, после бразильского чемпионата мира, мы пытались заглянуть вперед. Диалог вышел занимательный:

"– По ощущениям, дотянете в сборной до 2018 года?

– Не думаю.

– Печально.

– Вы не поняли. Я просто не думаю об этом. Три года назад мне казалось, что отыграю пару сезонов и не смогу выдерживать конкуренцию. Время прошло – а я чувствую себя неплохо!"

Сергей Николаевич, дорогой. Все ведь повторится! Вы устали – но трех недель отпуска хватит, чтоб снова почувствовать себя замечательно. Я не Гинер и не Гончаренко. Даже не Виктор Савельевич. Я смотрю с трибуны. Иногда по телевизору.

Глядя оттуда – вы нужны ЦСКА. Отдохните чуть-чуть – и возвращайтесь. В тренеры еще успеете, а в "хорошие" – и вовсе торопиться не надо. Поиграйте полгода, год. Да и манит наверняка цифра "40". Зачем же заканчивать в 39? Лучше попробовать и пожалеть…

Сами знаете, заслужили это счастье – выйти на поле и услышать, какими аплодисмен-тами вас будут встречать. Разве с такими воспоминаниями потом что-то сравнится?

Чемпионат мира по футболу. Все о турнире – здесь //
ЧМ-2018: сетка плей-офф – здеськалендарь матчей и расписание по городам – здесь //
Все о сборной России на чемпионате мира по футболу-2018

 

Опрос

Как вы оцените выступление сборной России на ЧМ-2018?
голосовать
Газета № 7680, 13.07.2018
Материалы других СМИ