10:30 8 октября 2017 | Футбол — РПЛ

Как Сарсания помог Кержакову, познакомил Фурсенко с Адвокатом и убедил "Зенит" купить Тимощука

Дик АДВОКАТ (слева) и Константин САРСАНИЯ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ Константин САРСАНИЯ. Фото Александр ВИЛЬФ Дик АДВОКАТ, Константин САРСАНИЯ и Николай ПИСАРЕВ. Фото Сергей КУЗОВЕНКО Константин САРСАНИЯ (слева) и Дик АДВОКАТ. Фото Алексей ИВАНОВ Анатолий ТИМОЩУК. Фото Вячеслав ЕВДОКИМОВ, ФК "Зенит"
Дик АДВОКАТ (слева) и Константин САРСАНИЯ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ

В память о спортивном директоре "Зенита" Константине Сарсании, которого не стало в субботу на 50-м году жизни, – отрывки из книги обозревателя "СЭ" Игоря Рабинера "Правда о "Зените", вышедшей в свет в 2009 году. Сам Сарсания, давший для нее интервью, рассказал, как в роли агента сотрудничал с Александром Кержаковым, как при его посредничестве в "Зените" оказались Властимил Петржела и Дик Адвокат, при котором он стал спортивным директором сине-бело-голубых. И был одним из главных строителей команды, которая выиграла чемпионат России-2007, Кубок УЕФА и Суперкубок Европы-2008.

​О НАСТАВЛЕНИИ ЮНОМУ КЕРЖАКОВУ

– Делами Саши я стал заниматься в 2002 году. И бывали ситуации, когда приезжаю на считанные часы в Питер, заранее договорившись с Кержаковым о времени встречи. Но тут он перезванивает и говорит: "Давай через пару часов". Один раз объясняет, что книгу надиктовывает, другой – что клип записывает...

В конце концов, осенью я не выдержал и сказал: "Саня, хочу заехать к тебе домой, поговорить с тобой и твоими родителями". И сказал при них, что он ведет себя неправильно. "Тебе 19 лет – а ты уже книгу написал. Ты лучше вспомни, когда последний раз гол забил?"

Попытался объяснить ему, что в этом возрасте есть выбор: либо он будет писать книги, либо – играть в футбол. И добавил, что буду решать все его бытовые и социальные вопросы, вести переговоры с клубом о повышении зарплаты, его же дело – только играть. Но время писать книги, сниматься в клипах и открывать рестораны наступит после окончания карьеры. Иначе как быстро он начал играть, так же быстро и закончит.

Сашины родители меня поддержали. Прислушался и сам Кержаков. Он пересмотрел отношение к жизни, вновь стал забивать – и его карьера вновь пошла вверх.

Константин САРСАНИЯ. Фото Александр ВИЛЬФ
Константин САРСАНИЯ. Фото Александр ВИЛЬФ

​О ТОМ, КАК ПЕТРЖЕЛА ОКАЗАЛСЯ В "ЗЕНИТЕ"

– С Виталием Мутко меня познакомил Анатолий Бышовец, когда принял "Зенит". Представил как человека, с помощью которого клуб может укрепиться. С Анатолием Федоровичем мы знакомы с очень давних времен – по юношеской сборной СССР, в которую он меня, юного игрока, вызывал. Когда я уже стал агентом, мы с Бышовцем столкнулись в Бельгии, куда он привозил сборную Кореи. Контакт возобновился и привел к знакомству с Мутко.

Правда, потом мы с Виталием Леонтьевичем год не общались. Подозреваю, что в какой-то момент Бышовец, человек специфический, мне сказал одно, а президенту – другое. Но в конце концов выяснили с Мутко отношения и начали работать. Я нашел для "Зенита" Александра Спивака и многих других.

В конце 2002-го Мутко обратился ко мне с просьбой. После отказа Александра Старкова он решил, что клубу нужен зарубежный тренер. Мы пришли к выводу, что "Зениту" подойдет человек с близким к нашему менталитетом, который сможет говорить по-русски. Мутко хотел с ним общаться лично, поэтому и выдвинул такое условие. Посылали запросы и на румын, и на поляков – но акцент решили сделать на чехах. Их сборная успешно выступала на больших турнирах, ведущие игроки были на заметных ролях в сильнейших чемпионатах. От того, чтобы привезти человека из Западной Европы, отказались сразу – слишком далеки мы тогда были от них.

В пражской "Спарте" тренером по физподготовке работал россиянин Владимир Поторочин. Я позвонил ему, попросив подготовить досье на тренеров из Чехии, которые могли бы возглавить "Зенит". Дал почитать его Мутко. Но для себя отметил две реальные кандидатуры – во-первых, Властимил Петржела, во-вторых, Йозеф Хованец, бывший главный тренер сборной Чехии. Акционеры сделали выбор в пользу Петржелы.

Помню вопрос Трактовенко: "Чего нам ждать от Петржелы?" Я ответил, что, во-первых, команда будет играть агрессивно, организованно и с полной самоотдачей. А также – что в период его работы в чешских клубах каждый год в основном составе появлялось по два-три молодых футболиста. "Это нас устраивает", – сказал Трактовенко. И жизнь показала, что характеристики были верными.

Помню первый приезд Петржелы. Простой такой мужичок из глубинки, в костюмчике из галантереи, в ботиночках, каких давно уже никто не носит. Взгляд зашуганный, Москвы после своего Либереца как огня боялся. Он прибыл со своим агентом Виктором Коларжем и готов был согласиться почти на любые условия. И, по-моему, на 300 тысяч долларов в год пошел не торгуясь: лишь бы только быстрее контракт подписать. В Чехии у него такого не было бы никогда! Да и в России на тот момент это был пятый-шестой показатель среди тренеров.

Дик АДВОКАТ, Константин САРСАНИЯ и Николай ПИСАРЕВ. Фото Сергей КУЗОВЕНКО
Дик АДВОКАТ, Константин САРСАНИЯ и Николай ПИСАРЕВ. Фото Сергей КУЗОВЕНКО

О ЗНАКОМСТВЕ С ДИКОМ АДВОКАТОМ И ЕГО ПРИЕЗДЕ В "ЗЕНИТ"

– Мы знакомы с Адвокатом аж с 1994 года, когда я в роли агента привез к нему в ПСВ защитника Сергея Темрюкова. Двумя годами позже мы с Диком в Москве провели переговоры о переходе в ПСВ с... будущим капитаном "Зенита" Владом Радимовым. Тогда не получилось. А через десять лет оказались в "Зените" все втроем.

Началось с того, что Мутко попросил меня подобрать для сборной иностранного тренера – так же, как в свое время я нашел для "Зенита" Петржелу. И я полетел в Корею, чтобы убить сразу двух зайцев: во-первых, там работал Адвокат, во-вторых, мне нужно было просмотреть двух игроков, которых в итоге купил "Зенит" – Ким Дон Чжина и Ли Хо. Там-то я и встретился с Диком, задав ему вопрос – как бы он отнесся к тому, чтобы возглавить после ЧМ-2006 сборную России. Он ответил, что очень положительно, и готов к переговорам. О чем я и сообщил Виталию Леонтьевичу. Мы вместе полетели в Голландию, встретились там с Диком и хорошо, предметно пообщались.

Но в то же время Роман Абрамович с Сергеем Капковым предложили на должность главного тренера сборной Гуса Хиддинка. Виталий Леонтьевич спросил меня, кто из них сильнее. Я ответил: "Оба очень сильны, и решение должно быть за вами". При прочих равных финансовый вопрос предопределил решение в пользу Хиддинка: коль скоро Абрамович его предложил, то и бремя оплаты его контракта взял на себя.

Правда ли, что Адвокат обиделся на Мутко? Если это немножко и было, то не потому, что ему отказали, а из-за формы: ему сказали, что перезвонят в определенный срок, но этого не произошло. Он ждал, ждал и в конце концов дождался звонка от начальника международного отдела РФС Екатерины Федышиной, которая сказала Дику, что РФС в его услугах не нуждается.

Думаю, Мутко все равно переживал за "Зенит", хоть уже давно и не был его президентом. Дело, скорее всего, не в том, что он чувствовал неловкость перед Адвокатом, а в том, что хотел помочь родному клубу. Да, сборной Дик не пригодился, но для клуба – просто супер! И когда Фурсенко сказал, что собирается искать тренера, Мутко предложил ему поговорить со мной по поводу Адвоката. И уже тогда мне позвонил Сергей Александрович...

Анатолий ТИМОЩУК. Фото Вячеслав ЕВДОКИМОВ, ФК "Зенит"
Анатолий ТИМОЩУК. Фото Вячеслав ЕВДОКИМОВ, ФК "Зенит"

О ПОКУПКЕ ТИМОЩУКА И ЕГО РОЛИ В "ЗЕНИТЕ"

– Перед тем, как покупать Тимощука, Фурсенко попросил моего совета. Сказал: "Дик рано или поздно уедет в Голландию, и даже ты попадешь в другую команду. А я буду за него отвечать. Скажи: стоит или нет?" Я ответил: "Это игрок, который нам нужен. Другой вопрос – 20 миллионов. Знаю, что это переплата. Но если "Газпром" эти деньги найдет, то по спортивной части мы однозначно не ошибемся". В итоге на совете директоров Сергею Александровичу не ответили ни "да", ни "нет", сказав ему: "За такие деньги – только под вашу личную ответственность". И тот согласился.

Фурсенко вообще не боится ответственности. Очень рад, что судьба свела меня с этим порядочным человеком, человеком слова и дела, готовым кому угодно перегрызть горло за свою идею. Я мог бы пойти с ним в любую разведку. Считаю его огромнейшей заслугой, что "Зенит" стал не только чемпионом России, но и обладателем Кубка УЕФА и Суперкубка, хотя тогда Фурсенко формально в клубе уже не было. Он ушел за два месяца до финала Кубка УЕФА, но коллектив был создан именно им.

Важней была и роль Тимощука. Помню момент в августе 2007-го, когда мы в трех матчах со "Спартаком", "Амкаром" и "Динамо" набрали одно очко. После 2:4 от "Динамо" ситуация была по-настоящему кризисной. Я прилетел в Питер и понял, что у ребят назрел серьезный разговор с Адвокатом, на который они в качестве своего представителя готовы делегировать капитана. Мы с Тимощуком пошли к Дику. Был долгий обмен мнениями.

С одной стороны, Толя откровенно высказал вопросы, которые накопились у футболистов. О том, например, что физические нагрузки на тренировках кажутся им недостаточными. Или что не до конца объясняются тактические детали действий в обороне. Но в то же время Тимощук дал понять: команда хочет работать с Адвокатом. И будет выполнять все его требования. Это была откровенная и по своей сути очень хорошая беседа. После нее Дик почувствовал, что ребята ему доверяют.

Когда Толя ушел, мы остались обсудить происходящее, и я нутром ощутил: этот разговор все в сознании Адвоката перевернул. Спало напряжение – причем с обеих сторон. И спустя два дня в кубковом матче было разгромлено со счетом 9:3 "Динамо"...

Константин САРСАНИЯ (слева) и Дик АДВОКАТ. Фото Алексей ИВАНОВ
Константин САРСАНИЯ (слева) и Дик АДВОКАТ. Фото Алексей ИВАНОВ

КАК ОНИ С ФУРСЕНКО УГОВОРИЛИ АДВОКАТА ОСТАТЬСЯ В ПИТЕРЕ

– Мы уже начали играть хорошо, когда, кажется, ближе к концу августа Дик сказал мне: "После сезона я ухожу, контракт с Австралией подписан". Вместе сообщили об этом Фурсенко – и Адвокат сам сказал, чтобы искали нового тренера. Теперь уже можно сказать, что мы встречались, к примеру, с французом Улье и итальянцем Дзаккерони.

Также мы отправили Жерару благодарственное письмо. К моменту переговоров с нами он отверг предложение киевского "Динамо", претендовал на него и "Локомотив". Должны были пригласить его с ответным визитом – француз сказал, что работа техническим директором Федерации футбола Франции ему не помешает. Когда у нас ситуация изменилась, мы постарались проинформировать его об этом в максимально корректной форме. Осадка у него, думаю, не осталось.

Дзаккерони же приезжал в Санкт-Петербург, но он помимо очень высокой зарплаты, поставил условие – трехлетний контракт, плюс с ним должны приехать помощник, тренеры вратарей и по физподготовке. Учитывая, что взгляды итальянца на футбол в корне расходятся с теми, что исповедует Адвокат, ему все пришлось бы начинать заново, и не факт, что это привело бы к успеху. А когда увольняют не одного специалиста, а сразу четверых, можно представить, какими суммами неустоек это может обернуться. Куда разумнее уговорить прежнего тренера продолжить работу.

Команда играла все лучше, и в наших каждодневных разговорах Адвокат говорил: "Я сам стал испытывать удовлетворение от работы. Чувствую ее качество на тренировках". Для тренера очень важно ощущать, что он работает не напрасно. И деньги тут – важный, но только дополнительный фактор.

Говорили и с самим Диком, и с его женой. Они уже настроились на окончание карьеры клубного тренера, на то, что в основном будут жить дома, поскольку почти все игроки сборной Австралии выступают в Европе. Но чем лучше играла команда, тем больше Адвокату хотелось остаться. Он говорил: "Единственное – не хочу, чтобы мое имя полоскали. Мне уже 60 лет, у меня хорошая репутация, и скандалы мне не нужны". А когда уже выиграли чемпионат, он на радостях махнул рукой – пусть судятся! Попросил только у клуба, чтобы его оградили от участия в слушаниях.

​На базе в Удельной Дика поражало, что разметку на поле все еще кисточкой наносят, тогда как в Европе везде давно машины используют. Он любил нам с Фурсенко показывать, как из ведра песочком поле в Удельной посыпают. И смеялся: "Как вы говорите – клуб европейского уровня?"

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...