12:04 22 апреля | Бобслей

Надежда Сергеева: "Непонятно, почему меня в прессе сделали какой-то больной"

Российская бобслеистка Надежда Сергеева в интервью "СЭ" отметила, что не знает, как в ее допинг-пробе, взятой на Олимпиаде-2018, оказалось запрещенное вещество. По ее словам, проблемы со здоровьем, которые у нее есть, не требуют приема таких веществ.

– У меня есть такая особенность: при нагрузке случается сбой в сердечном ритме. Я его никак не ощущаю, ни в обычной жизни, ни в тренировках. Но каждый раз при прохождении углубленного медицинского обследования это всплывает. Мне дают условный допуск, потом вешают на сутки монитор, который отслеживает работу сердца, анализируют результаты, и дальше я спокойно выступаю. В сентябре 2017 года случилось то же самое. Меня допустили условно и дообследование с монитором назначили на декабрь. 19-20 декабря я прилетела в Москву и, как положено, ходила с монитором. Но получилось так, что накануне на сборе в Австрии у меня сильно заклинило поясницу. В подтверждение этому могу показать МРТ, которое я делала в тот же день в клинике ФМБА.

– Я правильно понимаю, что при вашем заболевании терапевтического исключения для использования запрещенных препаратов не требуется?

– Конечно. Непонятно, почему меня в прессе сделали какой-то больной. Мне не нужно было принимать никаких препаратов. И вообще, когда в Пхенчхане нашли триметазидин, мой первый вопрос был: "Что это вообще такое?" Полезла в Интернет узнавать, что за препарат, и когда увидела, что это что-то сердечное, была в шоке. Думала: это что, злая шутка какая-то? Поймите, мне этот препарат не показан, мне никто и никогда его даже не выписывал. Единственное лечение, которое рекомендовал мне московский кардиолог, это есть побольше бананов! (Наталья МАРЬЯНЧИК)

Полностью интервью Сергеевой

Материалы других СМИ