10:00 29 марта | Биатлон
Газета № 7602, 06.04.2018

Екатерина Юрьева: "Никогда не работайте с людьми, которые вам врут"

25 января 2009 года. Антерсельва. Екатерина ЮРЬЕВА празднует победу в масс-старте на Кубке мира. Фото AFP Екатерина ЮРЬЕВА. Екатерина ЮРЬЕВА. Фото Александр ВИЛЬФ Анастасия КУЗЬМИНА. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
25 января 2009 года. Антерсельва. Екатерина ЮРЬЕВА празднует победу в масс-старте на Кубке мира. Фото AFP
Дисквалифицированная чемпионка мира Екатерина Юрьева – о проблемах российского биатлона и собственном допинговом скандале.

Екатерина ЮРЬЕВА
Родилась 11 июня 1983 года в Чайковском (Пермская область).
Выступала в Кубке мира с 2005 года, в 2007 году выиграла
индивидуальную гонку в Поклюке.
Чемпионка мира в индивидуальной гонке (2008).
В 2009 – 2010 годах отбывала допинговую дисквалификацию.
В 2014 году объявила о завершении карьеры и получила но-
вую дисквалификацию за допинг.

– Ваши впечатления от очередного сезона, который завершился в Тюмени финалом Кубка мира?

– Мне понравилось выступление французов, итальянцев, австрийцев. От немцев и норвежцев, за исключением Йоханнеса Бе, ожидала большего. От нашей российской команды тоже хотелось ждать результата, но изначально понимала, что для этого нет абсолютно никаких предпосылок. Не могу даже оценить их выступление. Как были готовы – так и выступали.

– Почему вы не видели предпосылок для более высоких результатов россиян? Ведь и год, и два, и три назад наши спортсмены выступали куда лучше, чем сейчас?

Возьму на себя смелость сказать, что не было единой команды – ни в мужском, ни в женском составе. Были только разрозненные спортсмены, которые пытались хоть как-то себя подготовить. Когда ты не чувствуешь себя частью коллектива, не ощущаешь поддержки от тренеров, то и энергия в тренировках совсем не та.

– Вы же наверняка читали высказывания Татьяны Акимовой об атмосфере в команде?

– Конечно. Я прекрасно понимаю, что она имела в виду. Даже не беря в расчет материально-техническую базу или тренировочный план, первое, что должно быть в команде – это правильный эмоциональный климат. Образно говоря, если я знаю, что у меня в семье все хорошо, я и работаю совсем по-другому. А если нет понимания и поддержки, складывается ощущение, что ты один. А в одиночку идти и соревноваться с лучшими биатлонистами мира крайне сложно.

– Вы прекрасно знакомы с обоими наставниками женской сборной – Владимиром Королькевичем и Сергеем Коноваловым. Почему они настолько безразлично отнеслись к своим спортсменкам?

Я готовилась лично с Королькевичем с 2009-го года. Тогда я целенаправленно искала тренера, который будет исповедовать совершенно другой подход к тренировкам, чем в России. На тот момент Владимир Борисович был в курсе абсолютно всех тенденций. Вплоть до того, что у него можно было спросить, в каком магазине лучше купить тренировочные носки той или иной фирмы. Про Коновалова многого сказать не могу, знаю его только как спортсмена и земляка. В плане видения стрелковой подготовки я не совсем с ним согласна, мне ближе другой подход. Я всегда в стрельбе была рисковой, Сережа – более сдержанный.

– Королькевич не стал старшим тренером из-за своей допинговой истории и в итоге выполнял роль консультанта. Хотя есть основания думать, что на самом деле, процессом рулил, в основном, он, а у Коновалова не было внятных полномочий. Вам не кажется, что именно это в итоге привело к воплощению поговорки "у семи нянек – дитя без глаза"?

Абсолютно согласна с вами. Перетягивание одеяла и невнятное распределение ответственности еще никого не приводили ни к чему хорошему.

Екатерина ЮРЬЕВА. Фото Александр ВИЛЬФ
Екатерина ЮРЬЕВА. Фото Александр ВИЛЬФ

ЖДАТЬ – ЭТО УЧАСТЬ ЛУЗЕРОВ

– Кто ваш кандидат на место президента Союза биатлонистов России: Владимир Драчев, Виктор Майгуров или кто-то третий?

Кто-то третий. Затрудняюсь назвать конкретную фамилию, но этот человек должен обладать холодной головой, чутким сердцем и умением не вестись на провокации. Прежде всего, необходимо прописать и создать четкую вертикаль: юниорская команда, взрослая, возможно, экспериментальная. Тогда хотя бы будет понятно, кто и за что отвечает.

– Этот человек должен быть известным спортсменом или бизнесменом вроде Михаила Прохорова?

Сложный вопрос. Спортсмен – это все-таки человек, который значительную часть своей жизни работал под чьим-то руководством. Соответственно, у него нет опыта принятия решений и организации работы большого коллектива. Я не говорю, что это обязательно должен быть бизнесмен, но будущий президент федерации точно должен обладать предпринимательскими навыками.

– Еще немецкий тренер Вольфганг Пихлер говорил, что в России нет биатлонных талантов, и нам надо ждать прихода следующего поколения. Вы с ним не согласны?

Вообще, ждать – это участь лузеров. Точно так же, как говорить, что для достижения результата нужны уникальные таланты. Ты либо работай с теми людьми, которые есть в команде на данный момент, либо не суйся. Я считаю, что абсолютно в любом поколении всегда есть один-два-три человека, способные очень на многое. Другое дело, что зачастую их не могут разглядеть тренеры или вмешиваются какие-то обстоятельства.

– Есть мнение, что некоторые наши спортсмены в детском и юниорском возрасте были подсажены на допинг, потом были вынуждены от него отказаться, но уже не могут показать "чистыми" те результаты, которых добивались при приеме запрещенных препаратов. Что вы об этом думаете?

У меня нет достоверной информации, поэтому затрудняюсь рассуждать на эту тему. Могу сказать только, что система премирования тренера по факту конкретного результата его личного ученика – порочна. Она заставляет наставника выжимать из спортсмена все соки, не думая о будущем. Поэтому в сборную зачастую приходят люди, которые уже не способны ни переваривать нагрузку, ни прибавлять. Дело даже не в запрещенной фармацевтике, а в том, что люди к самому продуктивному возрасту – 24-25 лет – подходят измотанными физически и морально.

– Ваша бывшая подруга по российской сборной Екатерина Юрлова-Перхт сейчас находится на перепутье – стоит ей задержаться в биатлоне еще на сезон-другой или лучше закончить карьеру. Что бы вы ей сказали?

Если речь идет именно о том, чтобы просто "задержаться" – конечно, не стоит. Но если Катя действительно чувствует в себе силы и желание бегать дальше, лучше их реализовать. Даже если ее что-то не будет устраивать в будущей команде, всегда можно уйти на самоподготовку.

Анастасия КУЗЬМИНА. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Анастасия КУЗЬМИНА. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

КУЗЬМИНА ПРАВИЛЬНО СДЕЛАЛА, ЧТО УЕХАЛА

– Из нашего интервью складывается ощущение, что в российском биатлоне полная безнадега. Вы не допускаете, что на будущий год изменится президент федерации, придут другие тренеры, и мы уже будем говорить о триумфе, а не о катастрофе?

Если честно, предпосылок к триумфу в следующем сезоне я не вижу. Могут выскочить один-два спортсмена, потому что все-таки работа к Олимпиаде была проделана большая. Но чтобы вся команда побежала... Это должен прийти тренер какого-то космического уровня. Я пока такого человека не вижу.

– Вы начинали карьеру на Кубке мира вместе с будущей трехкратной олимпийской чемпионкой в составе сборной Словакии Анастасией Кузьминой. Вы считаете ошибкой, что в свое время ее отпустили из российской команды? Могла бы она добиться тех же результатов в составе нашей сборной?

Настя точно бы добилась высоких результатов, за кого бы ни выступала. У нее определенно есть талант и мотивация. Другое дело, я не уверена, что останься она в российской сборной, смогла бы выступать на уровне на протяжении стольких лет. Все-таки у нас довольно высокая конкуренция, и ей пришлось бы каждый раз завоевывать свое место в команде. Что касается ее отъезда в Словакию, то по моему мнению, она поступила правильно относительно сложившейся на тот момент ситуации. И результат мы видим.

– Вы закончили карьеру из-за дисквалификации четыре года назад. Чем сейчас занимаетесь?

– Уже три года я принимаю активное участие в развитии одного бренда женской одежды. Начинали мы очень сложно, как раз были все эти катаклизмы с курсом доллара, сбитый самолет... Моментами было капец как тяжело. Но я такой человек, что если что-то делаю, отдаюсь этому с головой. Сейчас мы вышли на уровень, когда имеем свой круг клиентов и достаточную известность. Главное, что нашим покупателям вещи нравятся. Сейчас я задумываюсь о том, чтобы реализовать следующий проект, связанный с путешествиями и активным отдыхом.

– Какие выводы вы сделали из своей повторной допинговой дисквалификации, которая фактически оказалась пожизненной?

Это стало одним из самых важных для меня жизненных уроков. Никогда не работать с людьми, которые тебе врут.

Газета № 7602, 06.04.2018
Материалы других СМИ