«Классно посмотреть на волейбол с другой стороны баррикады». Чемпионка мира Крючкова в новой роли

18 декабря 2020, 08:00
Светлана Крючкова. Фото instagram.com/chepelev.sport/
Светлана Крючкова — о предстоящем «Финале четырех» Кубка страны и своей новой роли в «Ленинградке».

Возвращение двукратной чемпионки мира в петербургскую «Ленинградку» принесло команде первый за 12 лет выход в «Финал четырех» Кубка России. Накануне «Финала четырех» одна из самых титулованных волейболисток страны рассказала о своей роли играющего тренера, иностранных связующих и проблемах российского женского волейбола.

Кубок России — возможность написать новую главу в истории клуба

— Светлана, у вас в активе четыре победы в Кубке России. Какие ожидания перед «Финалом четырех»?

— Почти весь ноябрь у нас был перерыв в матчах, находились на карантине из-за ковида. Сейчас восстанавливаем кондиции. Поэтому самое главное — набрать прежнюю форму. Если поймаем свою игру, то будем стараться победить!

— Какие особенности турниров, где матчи идут через день?

- На первом месте — выносливость. Не секрет, что с возрастом труднее восстанавливаться. После первой встречи важно пораньше лечь спать, не заниматься самоедством — возникали ошибки, нет. И на следующий день выжимать из себя все, что осталось!

— Реально ли за неполные сутки полностью восстановить кондиции?

— Полностью не получится. Но на помощь приходят массаж и сон. Даже лишние полчаса отдыха играют важную роль! Можно вспомнить чемпионат мира-2006, где сборная России проводила десять матчей подряд. И у меня не было замены — в заявке только один либеро. Выдержать это испытание помогла молодость, на тот момент мне был 21 год.

— Каков сейчас статус Кубка России?

— Несколько лет на этом турнире разыгрывалась путевка в Лигу чемпионов. И за трофей бились серьезно. Но сейчас, кроме него, победа ничего не дает — накал с годами угас. И некоторые клубы показывают его второстепенность. Например, «Уралочка» часто приезжала вторым составом. Но я всегда смотрю на возможность победить в Кубке по-другому: еще одно достижение, еще одна медаль. У нас всего два соревнования в сезоне — чемпионат и Кубок, — за которые можно что-то получить. Почему не побороться?

— Тем более что «Ленинградка» не избалована титулами.

— Их мало, но они есть. Пусть и выиграны в давней истории клуба. А сейчас у нас сильный состав, позволяющий бороться за трофеи. Поэтому работаем и тренируемся, чтобы решать максимальные задачи.

— Участники «Финала четырех» — самые сильные команды в России на сегодня?

— Этот сезон непредсказуем из-за ковида, команды теряют свою форму, часто выходят на матчи в усеченном составе. Возможно, при других реалиях все сложилось бы не так. Но есть как есть. И на данный момент да, вышли сильнейшие.

Тренеры-женщины лучше понимают психологию игроков

— В Петербург вы вернулись спустя год. Что определило ваш выбор?

— Я хотела заканчивать, становиться мамой. Но мне позвонил главный тренер «Ленинградки» Александр Кашин, спросил: «Ты же сейчас не беременная?» Отвечаю: «Сейчас нет». «Давай тогда еще поработаем вместе». Причем сказал, что я буду не просто либеро, а играющим тренером.

— И каково это?

— Пытаюсь совмещать две должности, и это, наверное, самое трудное. Ты связующее звено — несешь ответственность за результат как игрок и одновременно отвечаешь за всю команду. Классно посмотреть с другой стороны баррикады на волейбол. В период подготовки к сезону работала с девчонками как тренер по приему. Что-то им подсказывала, объясняла технические моменты. И больше занималась с либеро, в том числе и по развитию каких-то скоростных навыков, ловкости, скорости. А ближе к старту чемпионата стала готовить себя уже больше как игрок. Плюс на общекомандных собраниях имею право голоса.

— Нравится такой опыт?

— Ответственность большая, но здорово! Такая должность подходит опытным игрокам, тем, кому уже за 30.

— Почему в нашем волейболе почти нет тренеров-женщин?

— Да, женщины в российском волейболе — штучный товар. Хотя в детском спорте их много. А чтобы работать в профессиональных командах, нужен определенный характер. Жесткость, требовательность. Не каждая дама на это способна. Плюс большая ответственность, с тебя спрашивает руководство. И там разговоры совсем не мягкие.

— Но большинство тренеров-мужчин не понимают женскую психологию.

— Так и есть. Нужен результат, и мало кто вникает, что у девчонок происходит в голове. А там целый отдельный мир. Но вместо того, чтобы подойти спросить, почему она не играет, начинают кричать. Говорят о технике, а там надо совсем другие вопросы задавать. Женщины, допустим в качестве вторых тренеров, с этой задачей справились бы очень хорошо. Но у нас такой практики нет.

— А в других странах есть?

— Да, в той же Азии. К примеру, Дженни Лан Пин, которая сделала китаянок олимпийскими чемпионками. Нет сомнений, что она тренер высокого уровня, одна из лучших в мире. При этом совершенно спокойная, никогда не повышает голос во время матчей. У мужчин терпение заканчивается гораздо раньше.

— Есть у вас все-таки образец тренера, на которого хотелось бы ориентироваться?

— Из профессиональных, наверное, Владимир Кузюткин. У меня привычка, наверное с детского возраста, оборачиваться на тренера, смотреть реакцию. И когда кто-то из игроков совершал ошибку, у Владимира Ивановича всегда было такое скорбное выражение лица. Не передать словами! (Смеется.) Настолько совестно становилось! Хотелось все сделать, чтобы он больше не огорчался.

Мы можем гораздо больше. Девочек просто нужно научить

— Российскому женскому волейболу нужны перемены?

— Конечно. Когда в 2006 году пришел Джованни Капрара, он сказал, что российский волейбол отстал от мирового на 20 лет. С тех пор прошло 14 лет, и... Если посмотреть игры 2006 года чемпионата России и нынешние, могу сказать, что ничего не изменилось. Нужно ускорять волейбол!

— Как это сделать?

— Мы пытаемся, покупаем иностранных связующих в топовые клубы. Но проблема в том, что твои нападающие от этого не задвигаются быстрее. Передачи от связующих просто не найдут адресата. Детям, которые сейчас подрастают, надо вдалбливать в голову совсем другой волейбол. Показывать чемпионаты Италии, Турции, Бразилии, где совершенно другие скорости и играют комбинационно.

— Насколько далеки мы от такого волейбола?

— Когда играем в Лиге чемпионов, элементарно никуда не успеваем. А без блока, без обороны нереально против сильных нападающих устоять. Хорошая подача? Но у соперников тоже есть прием, а мы снимаемся не всегда с первого раза. Значит, выиграть невозможно! Надо учить детей, показывать, как нужно играть сейчас, а не как играли в 2006 году.

— Нужно больше приглашать иностранных специалистов?

— Да, но не только в клубы. Следует проводить какие-то конференции открытого типа. Ведь можно развиваться только в диалоге. Чтобы лучшие зарубежные специалисты рассказывали все, что знают. У нас ведь многие тренеры по 20-25 лет работают на одном месте. Очень трудно без развития оставаться долго на максимальном уровне. У нас прекрасные игроки, но они очень долго остаются без побед на международной арене. Карьеры проживаются впустую. Последний наш успех- на чемпионате Европы 2015 года. Это очень грустно! Мы можем гораздо больше. Девочек просто нужно научить.

Издайте методичку для либеро!

— Игрокам на позиции либеро надо какое-то особое обучение?

— Если посмотрим на другие сборные, увидим: там есть отдельный тренер по защите и приему. И он работает с либеро. В сборных США и Японии точно такие работают. Если они есть, значит, зачем-то нужны! Когда на тренировках все работают над блоком, либеро надо занимать чем-то другим. А если нет тренера, что им делать? Играть в паре в защите? Работать со специалистами по физической подготовке?

— Это не подходит?

— Я все это делала и могу сказать, что пользы не приносит. Время впустую. Должна быть система. И кто-то должен издать методичку для работы с либеро на русском языке... Волейбол развивается и уходит от нас семимильными шагами, а мы стоим на месте, топчемся и машем мировому волейболу вслед платочками! Просто сдаемся!

— Кто виноват?

— Федерация должна принимать кардинальные меры. По крайней мере в женском волейболе. Игроки у нас есть, но обучение... Некрасиво, когда в Лиге чемпионов выходит «Наварра» и избивает нашу команду как детей. На это не хочется смотреть...

— Серджио Бузато у руля сборной как-то может изменить ситуацию?

— Не могу сказать, я с ним не работала. Но вижу, что он ездит по городам и смотрит все игры чемпионата. Этими методами он мне напоминает Капрару, который в 2006 году также искал кандидатов. Итальянца тогда сильно критиковали. Мол, кото ты пригласил, все проиграете! Но мы, наоборот, выстрелили. Поэтому следует брать игроков, которые сейчас на коне, а не десять лет назад. А игрокам впахивать каждый день. Надеюсь, Бузато сделает правильный выбор и наберет боеспособную бригаду.

— Последний раз вас в сборную летом 2017 года приглашал Кузюткин?

— Да. Я трезво оцениваю свои возможности — мне 35 лет, скоро 36. Есть более молодые девчонки, которые показывают результат. Да, что-то умею. Но есть и проблемы со здоровьем. В сборной должны работать полностью здоровые люди, способные осилить большие объемы работы. Там тяжелые тренировки. Могу команде пожелать только удачи, сейчас вижу в Суперлиге 4-5 либеро, которые могут бороться за попадание в национальную команду.

— Можно ли угасающую с возрастом скорость компенсировать опытом?

— На самом деле скорость никуда не девается. Это результат всего лишь физической подготовки. Другое дело травмы. Глаза — одно, а скорость ног — другое. Опыт есть, но, когда тебя пронзает боль, речь идет уже о том, чтобы заканчивать.

Игорь Гурфинкель

Кубок России. Финал четырех
19 декабря, полуфиналы
16.00 Динамо (Краснодар) — Динамо-Ак Барс (Казань)
19.00 Ленинградка (Санкт-Петербург) — Динамо (Москва)
20 декабря
15.30 Матч за 3-е место
18.00 Финал

Волейбол: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир