4 августа 2010, 02:35

Константин Полтавец: <br /> "Мы нашли общий язык со Скобревым"

Во вторник на крытом катке в Крылатском интервью "СЭ" дал новый главный тренер российской сборной.

Родившийся в Харькове Константин Полтавец получил профессиональный авторитет, работая последние 15 лет с сильнейшими конькобежцами Голландии. К обязанностям главного тренера сборной России Полтавец приступил на завершившемся 31 июля ледовом сборе в Эрфурте.

- Вписывается ли в концепцию сборной Иван Скобрев, который предварительную подготовку перед сбором в Эрфурте вел под руководством Маурицио Маркетто?

- Иван сразу же влился в состав. И, с его слов, был приятно удивлен уровнем спортсменов, собранных в команде, особенно в мужской ее части. Высоко оценил уровень молодежи и те шаги по созданию команды, которые сейчас предприняты. По созданию не сборной, а именно команды - сплоченной, единой, которая совместно продвигает уровень результатов на более высокий и, может быть, ранее недосягаемый. Короче, Ивану все понравилось. В некоторых моментах я даже использовал его помощь, консультировался по поводу работы в Италии. Мы нашли общий язык.

- В Голландии вы занимались постановкой техники, в России как будете действовать?

- Голландская система коммерческих команд - уникальна. Вряд ли в мире имеется аналог. Там нет больших команд, и в таких условиях проще уделять индивидуальное внимание каждому спортсмену. И сейчас я хочу реализовать нечто подобное - разбить команду на части. В Эрфурте я пытался создать общую методологию и взгляд на технические и физические аспекты тренировки, чтобы это стало общей идеологией не только тренерского коллектива, но и всей команды. И на этой основе строить дальнейшую подготовку.

- Поделитесь первыми впечатлениями от работы с сильнейшими конькобежцами России.

- Команда интересная, на мой взгляд, перспективная. Может хорошо использовать опыт старшего поколения, таких людей как Скобрев, Лаленков, Лобков, Лобышева, Шихова, для воспитания и роста молодого поколения - спортсменов, которые могут принести нам медали и сюрпризы в Сочи. А выступление в Сочи - это главный вопрос. В общем, команда очень податливая, обучаемая, с большими перспективами.

Я попытаюсь каким-то образом поменять психологию российских спортсменов. Мне кажется, что в последние годы в российских коньках растворилась психология победителя. Не исчезла, а именно растворилась. В советские времена конькобежцы побеждали, но теперь это утеряно. И, на мой взгляд, эта потеря - на психологическом фронте. Спортсмены утратили чувство победителя. Надо его вернуть. Вернуть понимание того, что они могут побеждать на самом высоком уровне и побеждать всех.

- Пока не было никаких разочарований?

- В общем, нет. Есть нормальные рабочие вопросы, которые решаются в рабочем же порядке.

- А со многими нынешними российскими тренерами и спортсменами знакомы?

- За исключением Васильковского, Муратова, Филиппова, Клевчени и Сивкова с Саютиным - людей, которые многие годы выезжали на крупнейшие турниры, я фактически никого и не знаю.

- Насколько сложно работать с таким громадным количеством спортсменов одновременно, с женщинами и мужчинами, опытными и молодыми, многоборцами и спринтерами?

- Самая большая сложность не в количестве спортсменов, а в другом. За границей есть понятие тренер - человек, который работает с людьми, направляет их в физическом и техническом плане, и тренер-коуч - человек, который в момент соревнований выходит и делает последний штрих, мотивирует. Так вот, сложность и риск в том, что тренер-коуч в какой-то момент становится менеджером.

- Главные тренеры российских команд в основном как раз и выполняют функции менеджеров.

- В Эрфурте, для того чтобы решить организационные вопросы с группой из 23 человек, мне много пришлось заниматься менеджментом. Так вот, одно из моих пожеланий, условий работы, состоит в том, что я не хочу брать на себя менеджерские функции, а хочу оставаться работающим тренером. Я хочу явно видеть результат своей работы.

- Как быстро стоит ожидать эффекта от тех новшеств, которые вы внедрите как тренер? Или это зависит от спортсменов?

- Прежде всего это зависит от настроя и мотивации спортсменов. Одним из факторов успеха является психологический, и именно он зависит от мотивации, которая может быть внешней и внутренней. С внешней все понятно - подтолкнуть спортсмена, заставить, убедить и так далее. Сложнее с внутренней, с желанием спортсмена прийти на тренировку и отдаться процессу, сделать попытку выйти на качественно новый для себя уровень. Это фактор, идущий изнутри, - его можно стимулировать, скажем, личным примером и убеждением. Но заставить бежать быстро невозможно.

- А если в 10 - 15 лет внутренняя, как вы говорите, мотивация не выросла, можно ее "выковырять" из спортсмена в 25?

- Можно. Я это называю групповым процессом. Создается психология группы, которая заряжена единой целью, общей энергией. Эта энергия передается, и даже если у одного спортсмена плохой день, а такое бывает со всеми, то он будет вынесен наверх ветром энергии, которую несет группа. Вот Иван Скобрев об этом говорит - о спарринг-партнерах. Если день неудачный, если у тебя не все хорошо получается, то есть ребята, которые предоставят себя, будут работать впереди, для того, чтобы и ты продуктивно потренировался. С Иваном как раз никаких проблем нет, он мотивирован.

- Могло создаться такое впечатление, что Скобрев, после успеха, достигнутого в Ванкувере, хочет заниматься только с итальянцем Маркетто, который и подготовил его к Играм в Канаде. Но, на мой взгляд, Скобрев, как профессионал, будет готовиться с любым тренером, который даст ему высокий результат.

- Так оно и есть. Мне кажется, Иван все понимает так, как и я. Маркетто с группой и Маркетто без группы - это большая разница. По той причине, которую мы только что обсуждали - энергия группы. Если группы нет, то создается ситуация, в которой тренер должен быть спарринг-партнером для своего спортсмена. Не всегда это получается. Я, например, могу сесть на велосипед и ехать впереди, но я не могу этого сделать на коньках. Это не моя специализация.

- В чем главное отличие в работе с российскими спортсменами и голландцами, которых вам приходилось тренировать в прошлые годы?

- Скорее всего, главное отличие во внимании к деталям. Например, отношение к конькам, инвентарю. Нужно более профессионально к этому подходить. Именно такие детали могут оказаться решающими для показания высоких результатов. На второй день сбора в Эрфурте мне пришлось собрать в экстренном порядке команду и объяснить, показать на примере Тома Принсена (известный голландский многоборец, работавший в Эрфурте в качестве спарринг-партнера и своего рода играющего тренера. - Прим. "СЭ"), что у российских спортсменов инвентарь в таком состоянии, которое просто не позволит показать высокого результата.

- Даже если они будут хорошо готовы?

- Да. Результат в конькобежном спорте определяется четырьмя факторами: физической подготовкой, технической подготовкой, психологической подготовкой и материальной, то есть инвентарем. И если нет комбинезона, нет хорошего лезвия с правильно выточенным овалом, можно быть готовым физически, но, так сказать, оступиться на льду.

- Мне казалось, что уже прошли те времена, когда у наших конькобежцев были проблемы с коньками - теперь у них самые современные модели. Значит, это не совсем так?

- Да. За исключением таких людей, как Скобрев, Лаленков и Лобков, которые все прекрасно понимают и самым тщательным образом подходят к этому вопросу. У нескольких девушек коньки подготовлены таким образом, что сойдут лишь на один раз. Но самостоятельно готовить инвентарь они не умеют, тренеры на местах, я так понимаю, тоже. И единственная надежда - во время выездов за пределы России найти специалиста, который выточит и согнет коньки. Это те знания, которых в России нет и которые необходимо в страну принести.

Когда мы - Том Принсен и я - и команда из 23 человек приехали в Эрфурт, у нас на всех оказалось два микрометра - прибора, которым меряют овал. Один - у меня, другой - у Тома… И больше ни у одного спортсмена.

- То есть в такой развитой в конькобежном отношении стране, как Голландия, каждый спортсмен следит за своими коньками, понимая, что это именно тот "инструмент", который позволит показать результат?

- Безусловно. Даже если у человека нет контракта или он не является членом профессиональной команды, у него две пары ботинок - основные и резервные, минимум две пары лезвий. Несколько лидеров российской команды действуют так же, у остальных впереди длительный процесс перевоспитания.

- Вас называют "голландский тренер Константин Полтавец". Вам это нравится? Или лучше украинский тренер, или может советский?

- От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Знаете, в Голландии говорят: "Результаты, достигнутые в прошлом, не дают гарантии на будущее".

- Здорово сказано!

- Это мой самый главный принцип с того момента, как я, каким-то чудодейственным образом, попал в вулкан конькобежного спорта - на самую его вершину.

… Остается добавить, что контракт с Константином Полтавцом заключен на четыре года - с расчетом на подготовку российской команды к Олимпийских играм в Сочи.

После смены власти в СКР под руководством его нового президента Алексея Кравцова начата серьезная перестройка структуры сборной. Сейчас существует основной состав и две резервные команды, которые базируются на конькобежных стадионах в Челябинске (эту группу курирует Борис Васильковский) и в Коломне (Валерий Муратов).

Полтавец вместе с еще четырьмя российскими тренерами работает с основным составом, в который на сегодня входят 22 спортсмена. Состав этот был сформирован по результатам предыдущего сезона, и после летнего Кубка СКР спортсмены будут окончательно распределены по основным и резервным командам. Все три команды занимаются по примерно одинаковой методике, поскольку цель резервных команд - подготовка спортсменов к переходу в основную.

В составе СКР сформирован высший экспертный совет, в который вошли ведущие тренеры. Они же и осуществляют кураторство и управление резервными командами.

Лина ХОЛИНА

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости