01:20 25 августа 2011 | ПАРУС

Екатерина Скудина: "У нас все по-мужски - без обид и надувания губ"

Екатерина СКУДИНА. Фото Всероссийской федерации парусного спорта Фото "СЭ"
Екатерина СКУДИНА. Фото Всероссийской федерации парусного спорта Фото "СЭ"

30-летняя Екатерина Скудина - по сути, единственная российская надежда на медаль Олимпиады в Лондоне в парусном спорте. Предстоящие Игры станут для спортсменки уже третьими в карьере. А то, что Скудина со своим экипажем туда отберется, сомнений ни у кого не вызывает.

- На августовской предолимпийской неделе в Веймуте ваш экипаж стал вторым. Какие-то особенности дистанции, на которой уже меньше, чем через год пройдут соревнования Игр-2012 в матч-рейсе, подметили?

- Мы не впервые были на олимпийской акватории. Причем в этом году приезжали туда в июне на этап Кубка мира, затем вот в августе и еще вернемся в октябре. У нас есть договоренность о тренировках и совместной подготовке с англичанками. Что касается предолимпийской недели, то она прошла весьма полезно - собрали массу нужной информации. Понятно одно: условия в день старта могут быть самые разнообразные. Все говорили, что Англия - это сильные ветра, наши же соревнования в целом прошли под средними-слабыми. Матчевая гонка будет проходить близко к берегу, а это определяет специфику ветра, он переменчивый. Но это, можно сказать, родные условия московской акватории, так что внутренне я даже порадовалась подобному раскладу. Мы в таких условиях прекрасно ориентируемся. Ну а как будет с ветром на Олимпиаде, не знает никто. Ситуация там может меняться буквально за шесть часов.

- Первый отбор на Игры в Лондоне пройдет в декабре в австралийском Перте. Каковы условия получения олимпийской лицензии?

- Всего в Лондоне в матч-рейсе примут участие по одному представителю от 12 стран. Для сравнения, в "Лазере" будут представлены 42 страны. Одну путевку у нас автоматически как хозяйка Игр получает англичанка Люси Макгрегор. Восемь разыграют в Перте и еще три в 2012 году, но пока неизвестно, где. Скорее всего, на мартовском чемпионате мира в Новой Зеландии. Нам надо постараться получить лицензию уже в декабре, и тогда следующее мировое первенство мы пропустим. Все-таки ехать в такую даль - в Новую Зеландию - в олимпийский год не особо хочется. Это может отразиться на подготовке к Лондону. В Перте, по моим подсчетам, надо попасть не в первую восьмерку, а в десятку. Уверена, что хорошо выступит Макгрегор, которая идет как бы вне олимпийского зачета. И еще есть два сильных американских экипажа, которые борются между собой за право представлять свою страну в Лондоне. Вот почему надо попасть именно в десятку.

- Когда начнете подготовку к чемпионату мира в Перте?

- В середине сентября в Барселоне. А сейчас девчонки поедут на чемпионат России, но без меня. Елена Облова приобретет определенные навыки рулевого, а Елена Сюзева и Ирина Лоцманова по-прежнему шкотовые.

- Говорят, что в 2009 году, когда вы набирали себе команду, то устроили настоящий конкурсный отбор…

- Так и было. Без ложной скромности я понимала, что класс шкотовых ниже, чем мой. А мне нужно было в максимально короткие сроки подтянуть девушек до своего уровня. По опыту двух предыдущих олимпийских кампаний знала, что лучшим стимулом будет здоровая конкуренция. Поэтому объявила о наборе и поехала по сборам различных команд. В итоге выбрала чуть больше десяти анкет, из них отобрала шестерых девушек. Ориентировалась в том числе и на физические данные, они имеют большое значение, так как на яхте приходится держать большой вес - 204 килограмма на всех. Легкие девушки в нашем виде не подойдут. Повезла девчонок на сбор в Москву и по его итогам отобрала трех. Сразу же честно сказала, что до конца хочу держать конкуренцию, и мне нужны все три девушки. Две лучшие в итоге попадут в олимпийский экипаж. Плоды такой системы видны уже сейчас - девчонки здорово прибавили в мастерстве.

- Когда определитесь, кто из этой тройки в Лондоне будет значиться в качестве запасной?

- У голландцев перед Олимпиадой в Пекине было девять человек в команде, а им надо было отобрать трех. Они это сделали за месяц до старта. Нам со стороны казалось, что внутренний отбор утомит спортсменов, и на Олимпиаде они нормально не выступят. Но в итоге голландцы стали вторыми, при этом едва не выиграв золото. Так что и за месяц до Игр можно принимать столь важные решения. Но я себе конкретных сроков не ставлю. Мне кажется, это все произойдет достаточно естественно и, наверное, после нового года все станет понятно. Но я надеюсь, что все равно до Олимпиады мы будем идти вчетвером. И на Игры поедем все вместе, пусть даже кто-то и в роли запасной. Ведь в любой момент может всякое случиться - травмы или что-то иное.

- Не боитесь, что запасная обидится?

- Речь не про обиды. Мы профессионалы, и нам не до эмоций. Все с самого начала знают правила игры. Девчонки понимают - все в их руках и надо просто работать. Так что все честно, по-мужски, без вот этого вот женского - обиделась и надула губки.

- Вернемся на три года назад и поговорим об Олимпиаде в Пекине, где вы заняли шестое место, выступая еще в классе "Инглинг"…

- Забыть это невозможно (улыбается). Олимпиада-2008 связана с обманутыми ожиданиями. Мы в тот момент находились на вершине мирового рейтинга, побеждали на различных регатах до Игр и, конечно же, в Пекине рассчитывали на медаль. Не вышло.

- Почему?

- Мы попали в тяжелые условия и не совсем с ними справились. Если бы китайцы действительно искали хорошее место для Олимпиады, а не преследовали какие-то свои цели, то провели бы наши соревнования не в Циндао, а южнее примерно на 200 километров, там, где есть нормальный ветер. А так Китай запомнится слабыми и в то же время непредсказуемыми ветрами и сильным течением. Конечно же, Олимпиада особенное мероприятие. Пекинская была для меня второй в карьере, и я подходила к ней готовой к тому, что на Играх на пустом месте буду чувствовать напряжение. Оно там просто витает в воздухе, ощущается важность события. Сейчас я стараюсь настраивать свой экипаж к тому, что все это повторится и в Лондоне. Вроде бы в третий раз поеду на Олимпийские игры, а волнения все равно не избежать.

- После того как класс "Инглинг" исключили из олимпийской программы и включили матч-рейс, вы сразу поняли, что пойдете в эту дисциплину? Или были какие-то другие варианты?

- Вариант был все закончить (смеется). Но мне было интересно изучить новый вид, это сыграло свою роль. Матчевая гонка более интенсивная и напряженная. Хотя, если бы в олимпийской программе остался класс "Инглинг", я вряд ли продолжала бы олимпийскую карьеру. Эти гонки подразумевают, что спортсмены выступают на своих яхтах. А готовить яхту, тестировать мачту, корпуса, паруса - на все это тратится колоссальное время. Например, за три месяца до Олимпиады нам надо опробовать порядка 50 парусов. Уходит уйма сил и средств. В матч-рейсе же яхта предоставляется организаторами. Мы приезжаем, происходит жеребьевка, и нам выдают яхту. Это, конечно, сокращает время на подготовку.

- А когда точно поняли, что останетесь в матч-рейсе?

- Когда в 2009 году мы выиграли старт в Берлине. У нас в том году получились напряженные три месяца - с мая по июль. Мы работали, а результаты не улучшались. Мне в тот период было очень тяжело, потому что я привыкла немного к иному. И тут неожиданно для меня мы побеждаем в Германии, и я понимаю, что девчонки молодцы. Они за эти три месяца выросли, да и я сама прочувствовала суть гонок, начала получать удовольствие.

- Покидая "Инглинг", не получилось ли так, что вы фактически заново начали учиться парусному спорту?

- Так и было (смеется). Мне пришлось изучить новую для себя тактику, стратегию, ну и, конечно же, набирать экипаж. Так что 2009 год был действительно очень сложный.

- В матч-рейсе пригодилось что-то из того, что вы раньше изучили?

- В матчевых гонках, когда ты набираешься всех технических уловок, то на первый план выходит класс рулевого - надо управлять яхтой максимально быстро, эффективно выставлять паруса. Гонщики, которые изначально были в матч-рейсе, не очень с этим справляются. И поэтому сейчас можно заметить тенденцию - в десятке мирового рейтинга из спортсменок, которые изначально были в этом классе, осталась лишь француженка Клер Леруа. Все остальные вывалились из десятки, как только туда перешли девушки из "Инглинга" и других дисциплин.

- То есть сейчас вы соревнуетесь с теми же соперницами, что были у вас в классе "Инглинг"?

- Абсолютно верно. Многих из них прекрасно знаю. На данный момент уже сформировалась шестерка, которая в Лондоне будет претендовать на медали. И за год вряд ли что-то изменится. Во-первых, это уже упомянутая Клер Леруа - очень опытная спортсменка. У нее есть небольшие проблемы с ведением яхты из-за того, что она раньше никогда не выступала на легких лодках типа "Инглинг" или "Эллиот". И если она эту проблему решит, то будет явным претендентом на призовую тройку. Все остальные пришли из "Инглинга". Американка Салли Барков в матч-рейсе выступает 10 лет, причем соревнуется с мужчинами, и ничего - справляется. Достойный соперник и англичанка Люси Макгрегор. Есть талантливая финка Силия Лехтинен, выигравшая старт на предолимпийской неделе. Но она порой не справляется с напряжением, вниманием прессы. Не стоит сбрасывать со счетов и голландку Мэнди Мелдер - у нее прекрасно получается держать скорость, и она постепенно набирается опыта в матчевых гонках. Ну и мы, конечно, тоже в претендентах.

- Для тренировок в классе матч-рейс постоянно необходим спарринг-партнер - как выкручиваетесь из этой ситуации?

- В России очень хорошие традиции мужских матчевых гонок, поэтому мы привлекли к тренировкам нашего ведущего гонщика в этом классе Евгения Неугодникова. И он начиная с 2009 года провел с нами много сборов - передавая свой опыт, рассказывая о каких-то секретах. Сначала мы проводили сборы в Москве, и этого было достаточно, но сейчас, когда одна из наших яхт стоит в Барселоне, мы больше привыкаем к морским условиям. Пока нам достаточно опыта Жени, но в то же время на тему приглашения иностранных специалистов мы также задумываемся.

- Вам не тяжело нести звание фактически единственной российской олимпийской надежды в парусе?

- Не обращаю на это внимания, просто готовлюсь к Играм. Конечно, в целом ситуация в сборной печальная. Но мы немного стоим особняком, потому что с 2006 года у нас есть свой частный спонсор, и это очень помогает. Мы стали ощущать себя свободней во всех аспектах. Нет бесконечной суеты, которая есть в сборной. Помогает и министерство спорта - на этапы Кубка мира и чемпионаты мира мы в основном ездим за его средства. Также в этом году впервые за 20 лет для нас по линии министерства были закуплены две яхты, которые стоят в Пирогове, и мы регулярно используем их для тренировок. В июле состоялась встреча, инициированная Виталием Мутко. Мне кажется, впервые за всю нашу историю министр встретился со спортсменом из парусного спорта. Это хороший знак. Мутко выразил желание помочь - сделать особую группу, выделить целевое финансирование. Так что определенные ожидания после всех этих слов и шагов есть, надеюсь, что все, что было сказано, - реализуется.

- И последнее. Мы поняли, что на примету - женщина на корабле к беде - вы не обращаете внимания?

- Есть разные женщины и разные корабли (смеется). Все зависит от того, что женщина хочет от этого корабля.

Владас ЛАСИЦКАС, Лина ХОЛИНА

КОММЕНТАРИИ