27 сентября 2010, 03:00

Марат Бариев: "В Ванкувере у нас <br /> не было единой команды"

ОЛИМПИЗМ

На прошлой неделе в гостях у "СЭ" побывал исполнительный директор Олимпийского комитета России.

ПОСТРОИТЬ СПОРТШКОЛУ ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ БОЛЬНИЦУ

- Ваше появление в Олимпийском комитете России стало для многих неожиданным. Кто и когда предложил вам стать его исполнительным директором?

- Глава Татарстана Рустам Минниханов и заместитель председателя правительства России Александр Жуков, который на тот момент был кандидатом в президенты ОКР. Случилось это буквально накануне Олимпийского собрания (20 мая нынешнего года. - Прим. "СЭ").

- Почему выбор пал именно на вас, не задумывались?

- Самому себе я такого вопроса не задавал. Знаю, что при выборе кандидатуры исполнительного директора предпочтение изначально отдавалось представителю регионов. Татарстан - регион спортивный. Наверное, это сыграло какую-то роль. В какой-то степени на выбор мог повлиять мой опыт работы министром спорта республики. Я на этом посту провел 9 лет. А до этого возглавлял Государственный совет республики по делам детей и молодежи, который тоже так или иначе соприкасался в своей деятельности со спортом.

- То есть резкий скачок в развитии спорта в Татарстане можно напрямую связать с вашим именем?

- Это не лично моя заслуга, конечно. Но все происходило при моем участии.

- Как вы себе объясняете феномен того спортивного бума, что произошел за это десятилетие в республике?

- В первую очередь системностью в работе. Понимаете, у нас во многих отраслях не хватает системности, при том что часто принимаются действительно хорошие планы и программы. Нет мониторинга, нет должного контроля. Так вот у нас в республике системность выстроена куда лучше, чем в других местах, в том числе и в сфере спорта.

В конце 1990-х стало ясно, что в Татарстане сильно падает здоровье молодежи, была плохая демографическая ситуация, наблюдался высокий уровень преступности в молодежной среде. И в 2000 году было принято решение сделать акцент на развитие спорта, превратить его в приоритет социальной политики. Примерно тогда же было создано и министерство молодежи и спорта, которое доверили возглавить мне.

- И как теперь с преступностью в Татарстане?

- Уменьшилась. В целом по республике - и в молодежной среде в частности. Точных цифр дать вам сейчас не могу, но они заметные, поверьте. Ну а про спортивные результаты казанских команд во многих видах спорта вы знаете. Плюс произошло серьезное улучшение спортивной инфраструктуры.

Почему именно в нашей республике? Думаю, у нас быстро смогли понять, что профилактика разных антисоциальных явлений через спорт - самый выгодный и быстрый путь. И самый дешевый, надо сказать. Ведь строить спортсооружения и развивать спортшколы гораздо дешевле, чем строить больницы и закупать дорогостоящее медицинское оборудование. Лично для меня один из главных итогов десятилетия - то, что в Татарстане более чем в два раза выросло количество учащихся в спортивных школах.

"ДАЙТЕ ДЕНЬГИ, И ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО"

- Выдающийся показатель. Но вернемся все же к ОКР. Какими были ваши первые впечатления на новом посту?

- Для меня все это было неожиданно. Даже несмотря на то, что где-то за неделю до Олимпийского собрания Александр Дмитриевич пригласил меня, наряду с другими спортивными руководителями страны, регионов и федераций, на разговор. Он тогда, будучи кандидатом в президенты, интересовался нашим видением будущего ОКР и его развития. Кстати, он тогда тоже спрашивал об успехах спортсменов Татарстана. А когда назначение состоялось и началась работа, то многие процессы, происходившие внутри ОКР, были для меня в новинку. Потребовалось время на адаптацию - около месяца.

- Какими были ваши первые шаги на посту? Мы слышали, вы пытались ввести принцип еженедельного планирования в работу всех служб ОКР.

- Почему пытались? Мы ввели его. Знаете, я вообще сторонник плановой работы. У любой организации должны быть стратегические и тактические планы. Краткосрочные и долгосрочные. Меня так учили, и у нас в республике так принято работать. Развиваться от события к событию невозможно - это мое глубокое убеждение.

Первым делом стало ясно, что нам необходимо полноценное видение задач ОКР и его места в спортивном движении страны. Так, собственно, и родилась идея создания Стратегии развития ОКР до 2020 года. Именно об этом говорил в своей предвыборной речи и Александр Дмитриевич. Такую стратегию в виде письменного документа мы разработали, а Олимпийское собрание 5 августа ее приняло. На мой взгляд, это очень важный документ, которому, кстати говоря, аналогов в истории ОКР прежде не было.

Кроме того, мы внесли ряд изменений в Устав ОКР, которые затем предложили обсудить Олимпийскому собранию. Оно, как вы знаете, более чем на две трети состоит из членов спортивных федераций, а большинство изменений напрямую коснулось как раз взаимоотношений федераций с ОКР.

Не могу сказать, что все прошло гладко, были серьезные дебаты, но в конце концов новая редакция Устава была федерациями единогласно одобрена. Иными словами, они приняли новые правила игры с ОКР. Сейчас в работе с федерациями уже нет того непонимания, которое возникало на первых порах. Я уже провел встречи с руководителями федераций по летним видам спорта, мы обсудили их планы, проблемы, целевые комплексные программы.

- Почему только по летним?

- Потому что зимние только заканчивают разработку таких комплексных программ с прицелом на Сочи. Закончат - обязательно встретимся и с ними. И постоянно будем общаться. Я вообще считаю, что центральным объектом работы ОКР должны стать спортивные федерации как таковые. Именно они работают с тренерами и спортсменами, формируют программу их подготовки, решают их бытовые вопросы. Нам нужно поднимать самостоятельность федераций, повышать их роль с прицелом на то, что они превратятся в общественные организации современного типа.

- Сейчас не так?

- К сожалению, многие федерации остановились в развитии еще лет 20 назад. Им не хватает финансового обеспечения, организационной, методической, образовательной подготовки. Мы это прекрасно понимаем и беремся им в этом помочь.

За те четыре месяца, что я в ОКР, убедился в том, что иностранные спортивные федерации ушли гораздо дальше наших. И чтобы конкурировать с ними, мы должны быть на том же уровне, не ниже. Не все федерации вначале поняли эту нашу идею. Некоторые откровенно спрашивали: "А зачем это? А для кого это?" Не понимали необходимости реформ.

- Вы сказали - многие федерации. То есть есть такие, которые можно отметить с хорошей стороны?

- Их можно без труда вычислить по спортивным результатам. Легкая атлетика, борьба, художественная гимнастика, футбол, баскетбол, ряд других. Хотя всем без исключения есть над чем работать. Целый ряд вопросов ко всем в плане антидопинга. Многие уделяют этому важнейшему вопросу катастрофически мало внимания.

- Вы намереваетесь реформировать федерации, при том что они финансируются Министерством спорта. Это же вечный конфликт интересов ОКР и государственного спортивного органа.

- Никакого конфликта сейчас нет. Наши функции прописаны в Уставе ОКР и Стратегии. Иными словами, я не вижу ОКР в роли дублера Минспорта или в качестве передаточного звена при распределении финансовых средств. Наш участок - это работа с федерациями. А если говорить о деньгах, то мы и сами ищем дополнительные источники. Хотя бы для того, чтобы самостоятельно финансировать собственные программы, например, научного обеспечения, социализации спортсменов и ряд других, - не через федеральный бюджет.

- В Канаде при подготовке к домашней Олимпиаде был использован принцип полной прозрачности. Простой человек мог, не выходя из дома, отслеживать, как используются конкретные деньги, вложенные в конкретные виды спорта и в конкретных спортсменов. У нас такое вообще возможно?

- Мы к этому будем идти, во всяком случае. Понимаете, говорить о тотальной прозрачности в таких вопросах, как методика подготовки, экипировка, техника, восстановительные процедуры, не приходится. Там у всех свои секреты. Но финансовые и антидопинговые дела, согласен, должны быть прозрачными. Это сильно оздоровит наш спорт. Мы знаем, что какие-то федерации и спортивные клубы постепенно к этому приходят, хотя до идеала пока далеко. Если говорить об ОКР, то после Олимпийского собрания мы все свои документы, в том числе финансовые, сразу вывешиваем на сайте, порой еще в проектном варианте. Готовы выслушивать замечания и критику.

- Правда ли, что вы встречались с авторами канадской программы Own The Podium - "Завладей пьедесталом"?

- Да. И с авторами других программ тоже встречались. С теми, кто создавал "Завладей пьедесталом", сейчас активно сотрудничаем. Они провели ряд консультационных встреч у нас и скоро еще раз приедут, уже с анализом. Мы попросили все наши зимние федерации принять участие в дискуссии, и они откликнулись.

Кстати, это еще один пример изменившихся отношений ОКР и федераций. Совсем недавно мне руководители некоторых федераций заявляли: "Мы сами знаем, что надо делать. Дайте деньги, и все будет хорошо". Я категорически не согласен с таким подходом. Последние 10 лет финансирование спорта высших достижений в России возрастало в большой прогрессии. Зато результаты в той же прогрессии снижались. Никакой прямой зависимости между финансированием и результатами не существует.

Раздавались даже отдельные голоса: а не приехали ли эти эксперты шпионить и выведывать наши секреты? Странная постановка вопроса, учитывая, что у Канады в Ванкувере было 14 золотых медалей, а у нас - три. Взгляд со стороны всегда интересен. Более того, он нам необходим. Если федерация, как это сейчас происходит, будет самостоятельно выносить оценки своей же работе, это может привести к печальным последствиям.

БЮДЖЕТ - 300 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ

- Еще до Олимпийского собрания была создана комиссия по совершенствованию деятельности ОКР. В рамках ее работы в России побывала большая группа иностранных экспертов во главе со знаменитым Майклом Пэйном и другими звездами мирового спортивного маркетинга. Можем только догадываться, сколько средств было на это потрачено. Вы удовлетворены представленным ими отчетом?

- В целом да. Во всяком случае, поставленную задачу они выполнили, и мы использовали их материалы при разработке Стратегии. Они сейчас, кстати, предлагают свои услуги по разработке программы подготовки к сочинским Играм. Группа там работала действительно сильная. К примеру, один из этих экспертов в свое время работал над планом подготовки США к Солт-Лейк-Сити-2002.

- Вы интересовались у авторов "Завладей пьедесталом", на какое время рассчитан эффект от этой программы? Сколько еще Игр они продержатся на гребне успеха Ванкувера-2010?

- Интересовался. Они сказали, что рассчитывают занять в Сочи место не ниже второго. Я даже переспросил: "То есть, раз вы нам помогаете, значит, вы согласны быть вторыми после России?"

- А они?

- Ответили, что примерно так и есть.

- Канада стала одним из лидеров мирового спорта после Ванкувера. Норвежцы в свое время превратились в настоящую спортивную державу как раз после Лиллехаммера-1994. Это же не случайно, не так ли?

- Совершенно верно. Да и американцы до 2002 года несколько раз проваливались на Играх. К слову, программы США и Канады дополняют друга. "Завладей пьедесталом" - усовершенствованная версия старой американской программы, которая называлась "Пьедестал". И канадцы этого и не скрывают.

- Каковы стратегические задачи России на ближайшие Игры, летние и зимние?

- Не ниже третьего командного места в Лондоне и победа в Сочи.

- Приятно, что ОКР активно использует зарубежный опыт. Главное, чтобы не забывал об отечественном. Скажем, еще в 2005 году программу усовершенствования ОКР предлагал президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Вы с ней знакомы?

- Безусловно. И в 2005-м был знаком, и сейчас, когда мы обращались к его программе при разработке Стратегии. А того же Валентина Балахничева, как и Сергея Короля и ряд других заметных руководителей федераций, мы привлекали в рабочую группу для разработки этого документа.

- Каков сейчас бюджет ОКР?

- В текущем году - менее 300 миллионов рублей. Это немного, конечно. На сегодняшний день основным источником финансирования являются отчисления оргкомитета "Сочи 2014" по нашему договору о передаче маркетинговых прав. Но не стоит ставить вопрос так, что мы существуем за счет Оргкомитета. Это отчисления за использование прав, которые мы ему временно передали. После 2016 года эти права к нам вернутся. Но пока этого не произошло, мы продолжаем поиск дополнительных источников. Например, ОКР по закону имеет право на субсидии из федерального бюджета, которыми ранее никто почему-то не пользовался. Это еще один законный путь прибыли.

- Вы серьезно изменили структуру ОКР. В руководстве организации появилось множество новых лиц взамен прежних, к которым мы уже привыкли. Для чего это было сделано?

- По-большому счету мы ничего не изобретали. У ОКР есть пять основных направлений деятельности, которые мы просто выделили в дирекции: спорта, научных и медицинских программ, международных отношений, маркетинга и коммуникаций, олимпийского образования и массовых программ. Кроме этого ввели еще одну дирекцию, обслуживающую пять первых, - дирекцию по экономике. В связи с этим отпала необходимость в штатных членах исполкома в лице вице-президентов.

Считаю, ранее существовал чересчур громоздкий и многоступенчатый управленческий аппарат, где терялась или в лучшем случае размывалась ответственность. Мы уменьшили количество членов исполкома ОКР, довели его до 20 человек, большинство из которых, - представители федераций. По должности туда входят президент ОКР, три члена МОК, исполнительный директор и вице-президенты. При такой структуре я за день могу связаться практически с любым членом исполкома. Это позволяет работать гибко и оперативно.

Как вы знаете, в день выборов в ОКР Александр Дмитриевич встречался с президентом России, который высказался за реформирование ОКР, за новые направления деятельности и за омоложение кадров. В соответствии с этими пожеланиями мы и строим свою работу. Но и от прежде трудившихся здесь людей не отказались. Так, Игорь Казиков, который был первым вице-президентом ОКР, стал советником президента ОКР, Владимир Васин - советником исполнительного директора. Я считаю очень важным привлечение к работе ОКР специалистов и известных спортсменов. Пригласили Марию Киселеву, Алексея Немова, Марата Сафина, Юрия Овчинникова, которые уже сейчас здорово помогают нам в работе. Надеюсь, со временем они вырастут в настоящих профессиональных управленцев. Вспомните, как 30 - 40 лет назад пришли работать в ОКР только-только закончившие со спортом Анатолий Колесов, Виктор Маматов, тот же Владимир Васин - все они стали спортивными менеджерами мирового уровня.

- Сколько человек значится в штатном расписании ОКР?

- Оно пока меняется: кто-то уходит, кто-то приходит. На момент моего назначения было 107 человек, включая обслуживающий персонал. Думаю, количество сотрудников не сильно изменится.

- Работники ОКР получают не самую высокую зарплату. Это правда?

- Средняя зарплата сотрудников невысокая в сравнении с другими подобными организациями. Мы ищем пути повышения окладов.

- Сколько, если не секрет, лично вы получали в Казани?

- Больше, чем в ОКР.

- Как вы взаимодействуете с Александром Жуковым? Сколько раз он бывал в стенах ОКР после избрания?

- Он проводит все заседания исполкома. А наши регулярные встречи проходят в его кабинете. Обычно это бывает по субботам, когда работаем по несколько часов. Некоторые вопросы решаем по телефону. Проблемам деятельности ОКР Александр Дмитриевич уделяет очень много внимания, а уж в спортивные вопросы он всегда был глубоко вовлечен.

- Зарплату в ОКР он получает?

- Нет.

- А личный кабинет на Лужнецкой набережной у него есть?

- Пока нет, но в перспективе будет. Когда-либо сделаем реконструкцию здания на Лужнецкой либо переедем в другое.

- Вы на Лужнецкой расположились в кабинете Леонида Тягачева?

- Я расположился в своем кабинете (улыбается). Это был кабинет многих руководителей российского и советского спорта, начиная еще с Сергея Павлова.

- Вы считаете себя в определенной степени наследником Павлова, с чьим именем связаны советские успехи в 70 - 80-е годы?

- Просто он видится мне одним из самых крупных и успешных спортивных организаторов в нашей стране. Той, большой стране. В этом ряду, безусловно, и почетный президент ОКР Виталий Смирнов.

КАНАДЦЫ ПОПАЛИ В ДЕСЯТКУ

- В России существует две Ассоциации: по летним видам спорта и зимним. Складывалось впечатление, что первая до недавних пор функционировала значительно успешнее, чем вторая. Но какова будет ее судьба после того, как ее руководитель Сергей Богданчиков лишился поста президента компании "Роснефть"?

- Вы затронули очень важную тему. Мы скоро встретимся с Сергеем Михайловичем, будем обсуждать дальнейшие планы. Вообще роль Ассоциаций в спортивном движении страны, на мой взгляд, должна быть выше. Не только в плане материальной помощи, а с точки зрения координации, установления взаимоотношений между федерациями.

- Что вы имеете в виду?

- Знаете, когда эксперты, о которых мы говорили выше, приехали к нам, то обнародовали 7 условий победы. Так вот седьмым пунктом значилось: "Российская команда должна быть единым целым". Канадцы нам прямым текстом заявили: "Мы следили за вами в Ванкувере. У вас нет команды". Полностью согласен! Хотя многие наши федерации не видят необходимости в этом. А должна быть единая сборная, где одни спортсмены искренне поддерживают других. Канадцы этой своей фразой, считаю, попали в десятку.

Вспоминаю Юношеские Игры в Сингапуре. У нас в делегации почти 100 спортсменов, у азербайджанцев - 19. Но на соревнованиях по борьбе казалось, что именно азербайджанцы в подавляющем большинстве. Сели со всех сторон, флаги по периметру развесили, кричали, шумели! А финал по гандболу, когда в последний день наша женская команда проиграла датчанкам? Половина зала была одета в майки цвета датского флага, и как же они болели! Наши вели 6 мячей, но проиграли. А потом сказали, что не выдержали давления трибун.

- Какой вывод?

- Надо, чтобы мы чувствовали себя единым целым, как это не пафосно звучит. Чтобы олимпийца знали в лицо и по имени спортсмены из других видов спорта. Для этого нужно работать над идеологией, над популяризацией олимпийского движения. Возрождать слеты олимпийцев, ежегодный Бал олимпийцев. Сейчас, к примеру, совершенно не используется Олимпийский день. Учебники по истории олимпийского движения выпущены десятилетия назад, нужны новые формы. Надо создавать музеи, продвигать наши идеи в интернете. Да много чего еще нужно делать.

- Пару футбольных вопросов вам как человеку, недавно руководившему спортом в Татарстане. Пролейте, пожалуйста, свет на ситуацию с "Рубином". Вот уже почти год, как в футбольных кругах муссируются слухи о том, что финансирование клуба будет резко сокращено и о прежних успехах можно забыть.

- Я тоже об этом читал. Могу сказать, что это неправда. "Рубин" финансируют спонсоры, и их благополучие напрямую зависит от экономической ситуации в стране и в мире. Пока наблюдается определенная стабильность, больших проблем у "Рубина" возникнуть не должно. Другое дело, что спонсоры требуют большей самоокупаемости, хотят, чтобы большую часть доходов клуб приносил себе сам. И подвижки в этом направлении есть. Равно как и в других: если несколько лет назад "Рубин" критиковали за отсутствие сувенирной продукции, должной информационной поддержки, то теперь прогресс в этих областях налицо. Команда дает результат, она чемпион, ее узнали в Европе. Строится новый стадион.

- Вот только посещаемость матчей "Рубина" находится явно не на чемпионском уровне.

- Сами удивляемся. Честное слово, у меня нет объяснения этому феномену. Кто-то связывает это с менталитетом, но в расположенных неподалеку Набережных Челнах народ активно ходит на "КАМАЗ", а в Казани... К нам на игры "Рубина" даже из-за рубежа приезжают, а свой - казанский - болельщик не идет. Конечно, в городе пытаются исправить ситуацию. Во всяком случае, на ближайшей игре с "Барселоной" точно будет аншлаг.

- Вскоре после вашего назначения в ОКР мэр Казани Ильсур Метшин выступил с заявлением: с вашей помощью у Казани появляются шансы провести летние Олимпийские игры. Реально ли об этом говорить в преддверии Сочи?

- С определенностью могу заявить только то, что Казань может выдвинуть свою кандидатуру на проведение юношеских Олимпийских игр. В 2013 году, после Универсиады, город будет на 100 процентов готов к этому. Отличный пример - тот же Сингапур. Там даже строить ничего не пришлось, вся инфраструктура присутствовала. А в Казани она еще лучше.

- Но все-таки, если говорить про большую Олимпиаду, в какие сроки мы хотя бы в теории можем рассчитывать на летние Игры?

- Подать заявку можно всегда. Мы уже это делали не раз: и Москва, и Санкт-Петербург. Но дело это ответственное и сложное. Без поддержки руководства страны победы не добиться. Не забудьте, что многое будет решаться в декабре, когда выяснится, выиграем ли мы конкурс на проведение чемпионата мира по футболу. Это колоссальный проект. А слишком много турниров подобного уровня проводить в одном регионе не принято.

Сергей БУТОВ,
Дмитрий ОКУНЕВ,
Дмитрий СИМОНОВ

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости