Жуткая история хоккеиста Егорова. Он установил русский рекорд в Американской лиге, а потом стал жертвой зависимости

15 апреля 2020, 13:45
Алексей Егоров.
История форварда Алексея Егорова.

«СЭ» продолжает серию материалов про советских и российских хоккеистов, которые в юности или молодости подавали большие надежды, но по разным причинам (спортивным, бытовым, иногда трагическим) не смогли реализовать свой потенциал.

В новом материале — история нападающего Алексея Егорова. Воспитанник СКА здорово играл в низших североамериканских лигах и даже установил российский рекорд АХЛ по очкам, который до сих пор не побит, сыграл несколько матчей за основу «Сан-Хосе», но так и не смог пробиться в НХЛ. А потом его путь пошел по наклонной...

Алексей Егоров
Родился 21 мая 1975 года в Санкт-Петербурге.
Нападающий, воспитанник СКА.
Задрафтован в 1994 году «Сан-Хосе» под 66-м номером.
Выступал за СКА (1991-95, 1998-99), «Сан-Хосе» (1995-97), ярославское «Торпедо» (1998). Также играл в низших североамериканских лигах и чемпионате Германии за «Швеннингер» (2000-01).
Скончался 2 марта 2002 года.

Характер у Егорова был не сладким. Он был добрым, но очень своевольным парнем. Говорили, что с ним не могли совладать учителя, ведь Алексей всегда поступал так, как считал нужным. Однажды он сорвал урок, позвав одноклассников на похороны своей собаки. Сводилось все к тому, что Алексею просто невозможно было отказать.

В семь лет Егоров попал в хоккейную школу СКА. До этого — накручивал на «коробке» во дворе мальчиков на порядок старше его. Там он был королем. Против его контроля шайбы все были бессильны. Первым тренером Алексея стал Александр Балаев. По воспоминаниям родных, он был единственным, кто смог понять Егорова и дать ему возможность раскрыть свой потенциал.

За основу родного СКА Алексей дебютировал в сезоне-1991/92. Тогда еще армейцы с берегов Невы выступали во второй лиге чемпионата СССР. В 54 матчах Егоров отметился 9 (6+3) очками. Новая страница в истории СКА связана с приходом легендарного Бориса Михайлова, возглавившего клуб в 1992 году.

После распада СССР чемпионат трансформировался в Межнациональную хоккейную лигу (МХЛ). Особыми успехами армейцы похвастаться не могли, как и сам Егоров. В СКА он играл до 1994 года, пока на одной из тренировок не повздорил с Михайловым. Алексей просто заорал на него матом. Борис Петрович церемониться с игроком не стал и выгнал хоккеиста. Егоров без возражений покинул клуб и поехал отдыхать в Сочи.

В 1994 году на драфте НХЛ перспективного форвардов приметили скауты «Сан-Хосе» — Алексея выбрали в третьем раунде под 66-м номером. По воспоминаниям одноклубников, форвард особо и не мечтал ехать за океан. Он хотел жить и играть в России. Однако обстоятельства вынудили Егорова перебраться в Америку — в 1995 году он все же принял предложение «Сан-Хосе».

Заокеанский путь начался с довольно средней Центральной лиги (CHL). Проявил он себя довольно неплохо, в 18 матчах набрав 14 (4+10) очков. Уже в следующем сезоне (1995/96) Алексея подключали к основе «Шаркс», но в НХЛ он провел всего 9 матчей, а большую часть сезона в минорной ИХЛ, где набирал почти по очку за игру. Да, Егоров даже сделал хет-трик в матче против «Калгари» — но это был единственный матч в НХЛ, в котором он забивал голы.

«Сан-Хосе» тогда возглавлял Кевин Константин, специалист, недолюбливавший европейцев, а русских — и подавно. Успехи Егорова в ИХЛ абсолютно не впечатляли тренера — реальных шансов раскрыться он ему так и не дал. Зато в АХЛ Алексей стал королем. В своем последнем заокеанском сезоне — 1997/98 — нападающий набрал отличные 84 (32+52) очка в 79 матчах за «Кентукки» и съездил на Матч звезд. Егорову до сих пор принадлежит российский рекорд результативности АХЛ. Но уже в 1998 году он вернулся в Россию — последующие события стали поворотными в его судьбе.

Алексей планировал провести пару сезонов дома, пробиться в сборную и при возможности вернуться в НХЛ на адекватный контракт. Тогда заманчивое предложение поступило из ярославского «Торпедо», которое возглавлял Петр Воробьев. Однако с его оборонительным видением игры Егоров так и не смог совладать. Да еще и дефолт сказался — по контракту ему практически ничего не заплатили. В итоге нападающий собрал вещи и вернулся в Санкт-Петербург, заключив контракт со СКА. Тогда и начались все проблемы Егорова, которые и привели к столь ранней смерти.

Зимой 1999 года Алексей подсел на наркотики. Втянулся в давнюю компанию и потерял голову. Пагубное влияние старых приятелей, правоту и честность которых он до последнего отстаивал, довело Егорова до адского состояния. Первое время в семье и не подозревали, что Алексей подсел на героин. Догадывался только его партнер по СКА — вратарь Максим Соколов. Муки с каждым днем усиливались. Лечение давало только временный эффект, да и в больницах находились свои поставщики.

Чтобы спасти и себя, и карьеру, ему нужно было срочно покинуть страну и вырваться из плохой компании. В сентябре он уехал в Америку, на следующий год — в Германию. И там, и там нападающий показывал неплохой хоккей, но зависимость все-таки взяла верх. Мозг всегда помнил о героине. Когда в марте 2000 года Егоров вернулся домой, срыв произошел незамедлительно. Немецкий клуб «Швеннингер» стал точкой в его карьере.

Со временем бороться с наркоманией было все сложнее. Не останавливало даже отсутствие денег. Он договаривался с барыгами, брал в долг, а однажды ради очередной дозы оставил в залог свой паспорт. Естественно, чтобы вернуть документ, нужны были деньги. 2 марта 2002 года Алексей собрался вернуть паспорт силой. Брат предлагал ему пойти с ним, но он отказался. Мог ли Егоров в одиночку что-то сделать против четырех мужиков? Конечно, нет. Его жестоко избили в подъезде, а потом — Егоров не выдержал и, страдая от боли, спрыгнул из окна. Паспорт наркодилеры выкинули следом.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
21
Офсайд