7 декабря 2023, 13:00

«По Нью-Йорку вообще не скучаю. Хотя русская баня там хороша!» Большое интервью Бучневича

Игорь Рабинер
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Нападающий «Сент-Луиса» — о карьере в НХЛ и жизни в Америке.

Смотреть на игру форварда Павла Бучневича в «Сент-Луисе» и на то, как ему там доверяют, — одно удовольствие. Много ли вы сейчас найдете российских игроков, которых выпускают в первой бригаде и большинства, и меньшинства? Задался этим вопросом — и с ходу других ярко выраженных примеров даже не вспомнил. Может, Иван Проворов в «Коламбусе» да Валерий Ничушкин в «Колорадо» — но именно за первые бригады меньшинства на постоянной основе там не поручусь.

Если выбирать самого двустороннего игрока из нашей страны, то конкурентом Бучневичу будут, пожалуй, только Ничушкин да друг Павла еще по молодежной сборной России, а потом и по «Сент-Луису» Иван Барбашев, с которым они в обеих этих командах играли в одном звене. Форварды «Далласа» и «Вегаса» уже выигрывали Кубок Стэнли, Барбашев даже дважды за два разных клуба — Бучневичу пора догонять товарищей. И титулы — главное, что его сейчас в хоккее волнует.

По личной же статистике понятно, насколько на пользу Павлу пошел обмен из «Нью-Йорк Рейнджерс». На Бродвее у него ни разу за сезон не было больше 21 шайбы, 48 очков и показателя полезности «плюс 12», а в Миссури — 30 и 26 голов, 76 и 67 очков, «плюс 29 и плюс 14». Этот сезон с точки зрения результативности Бучневич начал было с большим скрипом, но пахал на команду — и 11 ноября разродился хет-триком с «Колорадо», третьим за карьеру, причем два из этих голов забил в меньшинстве.

И пошло-поехало. Нынешние 9+10 при «плюс 3» в 23 матчах — вполне приличные цифры, хотя до двух предыдущих сезонов, когда он набирал больше очка за игру, они пока не дотягивают. По голам Павел идет вторым в команде, по очкам — тоже. Среднее игровое время, 19 минут и 7 секунд, у него шестое в команде и второе среди форвардов. Но чтобы понять его репутацию в лиге, достаточно сказать, что по предсезонной версии The Athletic Бучневич вошел в топ-60 хоккеистов НХЛ.

Нападающего из Череповца наряду с Артемием Панариным (!), Андреем Свечниковым и Михаилом Сергачевым авторитетное издание включило в третью категорию — «Звездный игрок, ведущий хоккеист первой пятерки команды-претендента или чемпионского костяка». Из россиян в первой категории, MVP, не оказалось никого (что, исходя из последующей игры Панарина и Никиты Кучерова, не выглядит справедливым), во второй, «Лицо клуба», — Кучеров и Кирилл Капризов.

Не мог не сообщить об этом в начале разговора самому Бучневичу, прямому человеку с не похожей ни на кого манерой речи — сколь лаконичной, столь и фактурной. Пообщавшись с ним, я пожалел, что у него редко берут интервью. Павлу есть что сказать.

Фото USA Today Sports

Решил, что честнее будет перенести давление с ребят на себя

— Отлично, — со слегка ироничной интонацией отреагировал на информацию о его оценке The Athletic Бучневич. — Но это просто статьи, бумага. Главное — как сезон провести, а на бумаге все хороши. Особо не слежу, что обо мне говорят и пишут, меня это не касается.

— После неудачного в плане очков начала сезона вы сделали хет-трик с «Колорадо». Стало ли это для вас облегчением, отпустило ли эмоционально после этих трех шайб?

— Не сказал бы, что было неудачное начало сезона. Очки не набирал — да, а так для команды играл неплохо, делал много полезной работы, например в меньшинстве. Понятно, что этого не хватало. От меня ждут очков, голов, и это поначалу не получалось. А за три гола «Колорадо» спасибо партнерам.

— Насчет неудачного начала сезона — вы же сами после одной из игр давали интервью: «Я просто ужасен весь сезон. Ребята создают мне шансы, но я не могу их реализовать. Сейчас я ничего не создаю, не помогаю команде». От спортсменов редко доводится слышать такой уровень самокритики и рефлексии.

— Там нужно читать между строк. Когда мы проигрывали, об этом все время спрашивали одних и тех же. Я решил, что пусть лучше все давление пойдет на меня, а парней, которые достаточно хорошо играют, отпустят.

— Можно сказать, вызвали огонь на себя.

— Типа того. Никакого огня на самом деле не было — просто в отличие от меня эти ребята очки более-менее набирали, но им приходилось постоянно отвечать на вопросы прессы, почему проигрываем. Мне показалось, что так поступить будет честнее.

— Главный тренер Крэйг Беруби после нерезультативного старта сезона вас поддержал? Не поддавливал?

— Никто меня не поддавливал. Однажды Беруби вызвал на мини-собрание, спросил, что не так. Спокойно поговорили. Он сказал: «Ты нормально играешь, меня все устраивает. Понятно, что организация хочет, чтобы ты помогал команде очками и голами. Но ты делаешь много черновой работы». Никакого прессинга вообще не было! У нас нормальные рабочие отношения. Периодически он вызывает, какие-то вещи у меня узнает, что-то сам говорит.

— А есть понимание, почему в первых матчах с результативностью не шло?

— Мы практически полностью поменяли систему игры. Кому-то к новой адаптироваться легче, кому-то — сложнее. Вначале было тяжеловато, но в какой-то момент поняли, как играть и что от нас требуют, нашли ритм. На все такие переходы нужно время.

— Тому же «Колорадо», в позапрошлом сезоне взявшему Кубок, восемь забить...

— Повезло просто. У них был плохой день. Бывает такое.

— Я обратил внимание, что вы забрали в матче с «Колорадо» не третью, а вторую шайбу, которую вы забросили Александру Георгиеву. Это из-за того, что с ним вместе в «Рейнджерс» играли?

— Нет, с этим вообще никакой ассоциации не было. Просто до «Колорадо» мы в большинстве забросили лишь одну шайбу из 35 попыток. У нас было худшее большинство в лиге. Сидели и шутили уже, что, когда забьем, надо забрать шайбу и оставить ее в раздевалке. Отдали тренеру по большинству, похихикали и забыли. Ни с какими рекордами или еще чем-то это никак не связано.

— Успели какими-то фразами с Георгиевым обменяться?

— Я с ним вообще не общаюсь.

— До этого среди игроков из России было только четыре хет-трика в НХЛ, когда две из трех шайб забивались в меньшинстве. Последний сделал Алексей Житник 25 лет назад, до того были Буре, Могильный... Неужели в «Сент-Луисе» наигрываются варианты, когда вы в меньшинстве нацелены на отрыв?

— Ничего не наигрываем. Тренировать, чтобы забивать в меньшинстве — такого нет и, наверное, не может быть. Главная задача — не пропустить. Просто чуть поменяли систему игры в меньшинстве. Новая модель требует, чтобы мы плотно встречали соперников на синей линии, не давали легко войти в зону. Получается так, что атакующая команда рискует и у нее случаются потери. Как-то так вышло, что один раз убежали «два в один», другой — один на один с вратарем. Стечение обстоятельств.

Фото USA Today Sports

Мне нравится играть в меньшинстве

— Довольно мало российских хоккеистов регулярно выходят в меньшинстве. Можете вспомнить, когда и благодаря кому вы превратились в универсала? Это ведь произошло далеко не сразу после вашего приезда в НХЛ.

— Первые четыре года вообще не играл в меньшинстве, мне даже говорили: на собрания по нему не ходи. Но в 2020 году в «Рейнджерс» из «Питтсбурга» пришел тренер Жак Мартен (бывший главный тренер «Сент-Луиса», «Оттавы», «Флориды» и «Монреаля», в «Пингвинз» Мартен был ассистентом главного тренера и ту же роль стал играть в «Блюз». — Прим. «СЭ»), меньшинство стало на нем. И он сразу показал мне — ты будешь играть.

Попробовали, увидели, что вроде как можно доверять, — и я стал играть в первой бригаде меньшинства. Мне начало это нравиться. Больше времени на льду проводишь! Соперники пытаются тебя перехитрить, ты хочешь их загнать в неудобное положение...

— Игра ума. То есть меньшинство — это не только самоотдача и дисциплина, но и интеллект?

— Конечно. Это интересно. И с тех пор как перешел в «Сент-Луис», начинал и начинаю почти каждое меньшинство. Тренер доверяет, и мне самому это нравится так же, как в Нью-Йорке.

— Можно ли вообще говорить, что в НХЛ вы себя как-то перепрограммировали? Когда только приехали, многие считали вас классическим российским атакующим краем, не особо задумывающимся об обороне.

— Да нет, это вы, репортеры, думаете, что кто-то не умеет играть в обороне. Кому-то больше дано атаковать — Кучерову, Панарину, Капризову, кто-то более двусторонний. У меня нет такого броска, как у них. Надо брать чем-то другим. Сложилось так, и в организации это вроде бы всех устраивает.

Думаю, это просто стереотип — когда русские приезжают в НХЛ, о них думают, что они не умеют играть в меньшинстве. Кузя (Евгений Кузнецов. — Прим. «СЭ») в «Вашингтоне» тоже уже выходит «четыре на пять». Вообще, в последние три-четыре года в лиге пошел такой тренд, что ребятам, которые играют большинство, легче выходить и в меньшинстве, и тренеры их туда ставят.

— Евгений Малкин четыре года назад говорил мне, что ему хотелось бы выходить в меньшинстве. Но не ставят.

— Думаю, у Жени достаточно игрового времени и в равных составах, и в большинстве. Иногда даже хорошо поберечь энергию, чтобы не расходовать силы в меньшинстве, если ты способен создать что-то в других ситуациях. А он — точно способен.

— В прошлом сезоне вы довольно много играли центральным нападающим. Как это получилось и что вам нравится больше?

— В конце прошлого сезона у нас просто центральных не осталось — ребят обменяли на дедлайне. Периодически я и до того выходил в центре во втором-третьем периодах — когда проигрывали, когда кто-то травмы получал или удалялся до конца игры. А тут тренер подошел и сказал, что последние два месяца сезона буду играть в центре. Тренируй, мол, вбрасывания. Так и вышло.

В клубе вроде как были довольны. Сейчас, хоть и вернулся на край, говорят: «Продолжай тренировать вбрасывания. Если останемся без кого-то из центральных, будешь играть там». Как я понимаю, это большой плюс для тренера — что у нас много ребят, которые могут играть и с краю, и в центре.

— И как вы себя на вбрасываниях ощущаете?

— Какие-то игры в прошлом сезоне — хорошо, какие-то — совсем плохо. Против «Далласа», например, тяжело. А в первых трех-четырех играх у меня даже было за 50 процентов выигранных вбрасываний. Это не самая основная вещь, но хотелось бы их выигрывать почаще и помогать команде.

— Как вы сейчас воспринимаете себя в НХЛ? Понятно, что не суперзвезда, не Макдэвид и Кучеров. Но и далеко не проходная фигура, набираете больше очка за игру. В топ-20 крайних нападающих в игре «НХЛ 24» даже вошли (в этот момент Бучневич засмеялся. — Прим. «СЭ»). Так кто вы?

— Хороший хоккеист, нормальный. Двусторонний, который разными способами помогает команде. Не думал о том, как меня воспринимают. Главное, чтобы не считали грязным игроком. Вообще, это надо у других ребят спрашивать.

— А как бы вы определили нынешний статус и цели «Блюз», вашу роль в ней? В 2019-м команда выиграла Кубок Стэнли. В прошлом сезоне обменяла кучу ведущих игроков, не вышла в плей-офф. Сейчас идете на грани топ-8 «Запада».

— «Флорида» в прошлом сезоне с восьмого места в конференции вышла в плей-офф и дошла до финала. То есть первоначальная задача для команды — выйти в плей-офф, а там уже будем решать вопросы по мере их поступления. У нас хорошая команда, сейчас набрала ход. Надеюсь, продолжим так же. А про себя не думаю — хочу просто помогать команде побеждать.

— Не каждый тренер выигрывает Кубок Стэнли. В чем сила Беруби?

— Мотиватор он хороший. Может взбодрить команду, чувствует раздевалку — когда надо рявкнуть, когда — наоборот, промолчать. За него хочется играть. И ассистентов подобрал сильных.

Фото USA Today Sports

Насколько крута арена в Нью-Йорке, понимаешь, когда приезжаешь туда с другой командой

— Насколько сложно было менять Нью-Йорк на Сент-Луис — и как клуб, и как город?

— Вообще не сложно.

— Даже так? Ведь вам пришлось переезжать из столицы мира в самый центр Америки.

— Я примерно знал, что меня будут менять. И, наверное, это лучшее, что могло со мной произойти. Рад, что оказался в «Сент-Луисе», карьера пошла вверх. Больше стал играть, больше доверия. В Нью-Йорке все равно был на вторых ролях, большинство практически никогда не играл.

Ребята сразу помогли с адаптацией, и хорошо, что тогда в команде играло много русских — Володя Тарасенко, Ваня Барбашев всегда были рядом при любых вопросах. Таким же был я сам, когда в Нью-Йорк приехали Шестеркин, Панарин. Это важно, когда ты можешь поговорить на родном языке.

— Вы помогали Шестеркину в «пузыре» еду заказывать, когда у него приложение не работало. Как восприняли его «Везину»? И продолжаете ли тесно общаться сейчас?

— Насчет «Везины» — как можно не порадоваться? Игорь стал одним из топовых вратарей лиги, и это здорово. Сразу позвонил ему, поздравил. Буквально сегодня они с Панарой звонили мне по видеосвязи. Если есть время и повод, всегда созваниваемся.

— Реально ли Крис Крайдер говорит по-русски?

— Когда я там играл, он знал слов двадцать пять. Ну, может, пятьдесят. Что-то учил, но сказать, что прямо говорил, нельзя. Русский язык — тяжелый.

— Для вас сейчас принципиальны матчи, когда вы играете с «Рейнджерс»?

— Да. Настраиваюсь по-особому? Да. Хочу выиграть? Да. Хочу, чтобы русские ребята не забили? Да. Хочу забить Шестере? Да. Это нормально. Так же, как и они не хотят, чтобы я что-то сделал.

— Эта принципиальность и из-за обмена — тем более что клуб с Бродвея поменял вас на ролевика и выбор во втором раунде, по сути, невысоко оценил? Осталась обида на руководство?

— Нет, не из-за обмена, а из-за того, что было после него. Там была другая ситуация, не буду о ней говорить. Есть легкое непонимание, почему они так сделали. Но никаких обид, это бизнес. А обыграть их хочется потому, что у меня там по-прежнему играет много друзей. И вообще приятно победить свой бывший клуб.

— Как вам жилось в Нью-Йорке? Череповец, где вы родились и выросли, — город маленький. Как после него привыкать к такому мегаполису, и не скучаете ли по нему?

— По Нью-Йорку вообще не скучаю. Там ценник большой на все, ездить далеко везде... В Нью-Йорке у меня была квартира, а в Сент-Луисе в доме живу. Пятнадцать минут до тренировочного катка, пятнадцать — до игрового. А там до тренировочного 40 минут надо было добираться.

Да, крутой город, масса развлечений, но в сезоне не так много сил и времени, чтобы погулять. Это не то что ты приехал туристом увидеть статую Свободы и погулять в Центральном парке. День между играми хочется полежать, отдохнуть, восстановить силы, чтобы хорошо выступить в следующем матче. Я статую Свободы увидел только в конце первого года в «Рейнджерс».

Вот арена — правда крутая. Когда играешь там, привыкаешь, это становится рутиной, и с какого-то момента не понимаешь, что это за атмосфера, как там шумно. А когда приехал с «Сент-Луисом» — сразу почувствовал, что это точно топ-3 всей лиги. На «Мэдисон-сквер-гарден» я и на концертах был — на Бибере и Дрейке.

— Российские игроки в 90-е годы регулярно тусовались на Брайтон-Бич. А ваше поколение там бывает? Конец Бруклина, от Манхэттена далеко.

— По-моему, там уже ничего русского не осталось. Когда было два выходных, я постоянно ездил в Бруклин в русскую баню типа Сандунов — но она не на Брайтоне. И кухня там хорошая. Заходишь — такой трехэтажный мат стоит! Сразу чувствуешь себя как дома, ха-ха. На Манхэттене есть русский ресторан «Мари Vanna», туда ходили.

— Каждое лето в Череповец ездите?

— Да.

— С экологией там лучше стало?

— Нормально. Я же вырос там как-то, ничего со мной не случилось. Понятно, для экологии нехорошо, что заводы работают, но люди живут. В любом городе можно найти что-то не то. Я там вырос, это мой дом родной. Всегда рад туда вернуться.

Хоккеист "Сент-Луиса" Павел Бучневич.
Фото USA Today Sports

В русской тройке «Сент-Луиса» у нас с Барбашевым была простая задача — создать момент для Тарасенко

— Как-то в интервью Алексею Шевченко вы говорили, что в Америке к вам относятся лучше, чем в России, а в нашей прессе упоминают только в случае каких-то проблем.

— Так и есть. Заходишь на спортивные сайты и видишь не позитив — «Бучневич забил гол в ворота «Колорадо», а негатив — «Бучневич прервал серию из десяти игр без голов». Зачем такую шляпу писать? Везде ищут какую-то проблему. Позитивных журналистов у нас нет!

— В «Рейнджерс» вы играли с Панариным, в «Блюз» — с Тарасенко. Чему научились у наших суперзвезд? Поддерживаете ли с ними отношения?

— С Панарой вот сегодня разговаривал. С Володькой переписывался два дня назад. Когда они приезжают — всегда на ужин ходим. Хорошее, теплое отношение и у них ко мне, и у меня к ним. И поздравляем с днем рождения, с рождением ребенка, как у Панары. Всегда приятно позвонить, похихикать. В любой момент найдем о чем пообщаться!

В хоккейном плане многому у них учишься. У каждого человека берешь то, что тебе интересно. С Панарой у нас много было диалогов — и даже не про хоккей, а про жизнь, много споров... Весело, есть что вспомнить. Хорошее время провел в Нью-Йорке, но и в Сент-Луисе — тоже! С Володькой, Ванькой было весело.

— Кем больше всех восхищаетесь сейчас в НХЛ?

— Никем. Я такой же игрок, как они: две руки, две ноги. Просто кто-то лучше что-то делает. Понятно, что есть Макдэвид, который бежит быстрее всех, и руки у него самые быстрые. Но и это — не восхищение. Интересно смотреть за ребятами, которых знаю.

— А когда мальчишкой был, кто кумиром был?

— Лет в 10-12 у меня даже не было кабельного телевидения, и я не думал ни о какой НХЛ. «Северсталь» есть, ее смотришь. У меня были локальные герои — Юра Трубачев, например. Мечтал попасть в «Северсталь» — и все. Когда я совсем маленький был, она брала бронзу, серебро. Понятно, когда в 15-16 лет начал в юношеские сборные ездить, захотелось большего. Получилось, и сейчас я играю тут. Не жалуюсь!

— В позапрошлом сезоне в «Сент-Луисе» вы играли в русской тройке с Тарасенко и Барбашевым. Сложилась ли у вас на площадке какая-то особая химия, понимали ли друг друга с полуслова?

— Такого, чтобы прямо с полуслова, не было. Но становилось легче, когда нас оставляли в таком сочетании на три-четыре игры. На скамейке сидишь — и проще объясниться на русском по игровым моментам. У каждого же свое видение игры. По факту у нас с Ванькой была простая задача — нам надо было создать момент Володьке, а тот один из двух всегда забьет. Много разговаривали, пытались создать моменты после вбрасываний. Никто не стеснялся друг друга, каждый привносил свои идеи, и было круто играть.

— Тогда многие предвкушали, что вы втроем поедете на Олимпиаду в Пекин и тройкой там сыграете. Для вас был большой удар, когда НХЛ объявила, что из-за очередного всплеска коронавируса игроков туда не отпустит?

— В ноябре 2021-го Илья Ковальчук, Алексей Жамнов, Сергей Гончар приезжали, разговаривали с нами. Не знаю, попал бы в состав или нет. В этом плане никто никому ничего не обещал, и до объявления составов дело не дошло. Конечно, это был удар для всего мирового хоккея. Все хотели играть. И когда-то это все равно должно произойти, что все лучшие сойдутся на Олимпиаде. Надеюсь, это будут следующие Игры, туда всех допустят и мир наконец-то увидит хороший хоккей.

— Вам сколько было, когда последняя такая Олимпиада была — в Сочи-2014?

— 18. В этом возрасте Валера Ничушкин уже там играл, так что я уже не совсем маленький был. Десять лет уже Олимпиад с участием всех сильнейших нет. А хотелось бы! Нужны мировые турниры, когда лучшие играют против лучших. Если послушать Кросби, Макдэвида, Маккиннона — все хотят там сыграть! У шведов, финнов, американцев сильные команды. Все стремятся выиграть, доказать, что они сильнее. Кубок мира — одно, но Олимпиада по важности все-таки намного круче. Надеюсь, все для этого будет нормально, все решат...

— Насколько близко вы успели сдружиться с Тарасенко и Барбашевым? И как перенесли их обмены в другие клубы?

— Конечно, тяжело. Большую часть времени вместе проводили, общались на русском языке. Было понятно, что мы плохо проводили сезон и такие обмены — только бизнес. Но все равно сложно с этим смириться. Мы сблизились, общались семьями, часто ужинали. Когда Володьку обменяли — легкий шок был.

Этот обмен стал первым, и все сразу поняли, что началось. А Ванька уже знал, что его обменяют, и мы просто наслаждались последними играми вместе. Благо у него в «Вегасе» получилось выиграть Кубок. Рад за него! Молодец, хорошо провел плей-офф, подписал новый контракт.

— В чем секрет Барбашева, который выиграл Кубок Стэнли уже с двумя клубами? Чувствуете ли белую зависть к нему?

— Никакой зависти, даже белой. Только радость. Сразу, как он выиграл, я сразу ему позвонил, поздравил. Боевой парень, не боится играть в тело, может играть в любой хоккей и с любыми партнерами. Приятный партнер в команде, а как человек — еще лучше!

— Вы же с ним и на МЧМ в одном звене играли. Могли тогда представить себе, что в НХЛ так здорово закрепитесь?

— Никто тогда ни о чем таком не думал. В 19 лет не смотришь так далеко. Мы только делали первые шаги во взрослом хоккее. Ванька играл в юниорской лиге в Квебеке, я начинал в КХЛ. Все шло постепенно — попасть в команду, перейти в звено выше, получить больше времени. Слишком высоко заглядывать времени нет.

— В какой момент вы сами сильно захотели в НХЛ?

— Как только задрафтовали. Хорошо провел лагерь новичков, после которого, как я понимаю, меня в «Рейнджерс» уже хотели оставить, но действовал контракт еще на два года с Череповцом. В 20 лет я подписал еще на год, при этом была договоренность с бывшим менеджером «Северстали» — если мы не выходим в плей-офф, то сразу расторгаем контракт по обоюдному соглашению, они не платят мне деньги за последние два месяца и я могу сразу уехать.

Но убрали менеджера, пришел другой (в октябре 2015 года Владимира Соколова на этой должности сменил Алексей Кознев. — Прим. «СЭ») и обменял меня в Питер. Доиграл сезон в СКА, но уже знал на сто процентов, что уеду в НХЛ.

— СКА пытался вас удержать?

— Предложение было, но дело не в деньгах. Решение уже было принято.

Андрей Назаров.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Назаров на скамейке — это чистый стендап!

— Смотрите ли сейчас «Северсталь»? Как вам хоккей при Андрее Козыреве, бывшем помощнике Игоря Ларионова в «Торпедо»?

— Самому смотреть пока не было времени. Но у меня отец ходил на матчи, друзья, которые у меня в Череповце есть. Разговаривали с ними, и они говорят, что хоккей интересный, а это — главное для болельщиков. Много забивают, зрелищно играют. Только рад за них, молодцы! Пусть продолжают в том же духе.

— Только за них болеете в КХЛ?

— Слежу за теми ребятами, с которыми играл в молодежке. Дима Юдин, Толя Голышев, Рушан Рафиков... А если выделять одну команду — конечно, «Северсталь» для меня всегда номер один!

— В финале МЧМ вы, проигрывая Канаде с Коннором Макдэвидом 1:5, едва не отыгрались и проиграли лишь в одну шайбу. С кем из энхаэловской части той команды больше всего общаетесь, помимо Барбашева, которому в том матче отдали голевую, и Шестеркина?

— С капитаном — Владом Гавриковым. Но видеть рад каждого. Надеюсь, как-нибудь встретимся всей командой! Нам точно будет о чем поговорить и что вспомнить.

— Валерия Брагина давно не видели?

— Давно. Я же летом только в Череповец приезжаю, а кто туда доедет?

— Кто еще из Череповца, кроме вас, заиграл в НХЛ?

— Из тех, кто постарше, — Владимир Воробьев. Из нашего времени — Вадим Шипачев. Гол даже забил!

— Только уехал из «Вегаса» домой почти сразу. Мне жалко, что не дотерпел, не остался в НХЛ.

— А мне не жалко. У каждого своя судьба. Кто бы что ни говорил, карьера у Вадима потрясающая. Мастерства — вагон. Больше всех очков в КХЛ — это дорогого стоит. Мне всегда было любо-дорого на него смотреть, нравился стиль игры, много чему у него научился. Я еще в Череповце успел с ним поиграть. У нас дачи рядом, родители общаются. Летом 2022-го виделись, посидели.

— Весной в интервью вы очень сдержанно отозвались об уходе Андрея Разина из «Северстали» и привели в пример Андрея Назарова, с которым клуб из Череповца вышел во второй раунд Кубка Гагарина. Назаров дал вам что-то, пригодившееся в НХЛ?

— Ничего. Я у него практически не играл. Другие тренеры пришли, я у них выходил больше. В 17-18 лет надо играть, а у него была сильная команда, которая дошла до второго раунда, где проиграла СКА. Места для меня не находилось. У него был очень сильный ассистент — Калянин. Вот он очень помогал — всегда оставался со мной, что-то подсказывал.

— Школа Назарова — жесткая?

— Он строгий, чуть-чуть грубый. Но многие тренеры такие. А приколы его запомнились, но озвучивать не буду. Весь год у него был 13-м нападающим, и у меня было время послушать. Уши вяли, ха-ха! Чистый стендап, сидишь хихикаешь все время. Не просто так же он микрофоны всегда выключал.

— Назаров все время взбадривал публику эпатажными заявлениями. Например, о Панарине. И в какой-то момент казалось, что это может стать для Артемия проблемой. Как вы это воспринимали?

— Да никак. Хайпануть, наверное, хотел, появиться в медиаполе.

— Как вам решение Панарина сбрить шевелюру? И как начал забивать и набирать очки после этого, рекорды «Рейнджерс» и для россиян в НХЛ побил!

— Когда он мне позвонил, я сказал: «Ты чего сделал?» Поржали. Знаю, что он давно хотел побриться. Наверное, просто ждал нужного момента. Под его стиль подходит — чеховский пацан, гоп-стоп! Не так плохо, просто для всех необычно. Улыбнулись, посмеялись.

— Смартфон он на кнопочный еще при вас в «Рейнджерс» поменял?

— Да. Бывает, звоню ему на кнопочный, и часто плохо слышно. Перезваниваю на айпад, когда он в номере. Как-то наши команды одновременно были в Ванкувере, и я видел, как он с этой «раскладушкой» ходит.

Форвард "Зенита" Иван Сергеев.
Иван Сергеев.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Ставили бы моего земляка Сергеева чаще — забивал бы не меньше этого Кассьерры!

— Стало ли большим облегчением, что лига отгородила вас от всех нехоккейных моментов после 24 февраля прошлого года?

— Никаких проблем у нас не было. В НХЛ сразу свою позицию обозначили. И в командах спрашивали — не подходит ли кто к семьям, не говорит ли какие-то плохие вещи.

— В свое время вы рассказывали в интервью, что смотрели чемпионат Украины по хоккею, у вас там играли знакомые. Как сложилась их судьба?

— Мой друг детства выиграл чемпионат Украины, забил золотой гол за «Кременчуг» (форвард и капитан «Кременчуга», уроженец Череповца Николай Киселев в сезоне-2019/20 золотым голом в овертайме седьмого матча финала против «Донбасса» принес своему клубу единственный в истории Украинской хоккейной лиги чемпионский титул. — Прим. «СЭ»). В начале марта прошлого года он вернулся оттуда и закончил карьеру.

— А вам дай бог ее как можно дольше продолжать. Расскажите, как у вас появился не самый обычный номер — 89-й?

— Когда меня только взяли в МХЛ, сначала из 99 номеров 30 разобрала первая команда «Северстали». Потом еще 10 — ребята под высшую лигу. Еще 30 — старшие ребята из МХЛ. Оставались номера для самых молодых. Увидел 89-й и решил взять. Нельзя сказать, что из-за чего-то, — может, потому что до того всегда играл под 19-м, и тут девятка в номере была. Пошло хорошо, и не стал ничего менять. Только в первой сборной, где 89-й был занят Никитой Нестеровым.

— У вас родители — спортсмены. Отец — футболист, играл во второй лиге чемпионата России, мама — мастер спорта по лыжам. Спортивные гены, считаете, многое вас как в игрока НХЛ заложили?

— Родители много чего в меня вложили помимо генов. Большое спасибо им! Когда я был маленький, мама в семь утра водила меня на тренировки. Вставала, будила, носила сумку с формой. Они всегда поддерживали во всем. Без них меня бы тут, в НХЛ, не было. Я занимался и хоккеем, и футболом. Отец предоставил мне выбор — что нравится больше. Я выбрал хоккей. И сейчас после каждой игры созваниваемся с ним, многое обсуждаем.

— За футболом следите, интересуетесь?

— Да. И сам играю. В межсезонье ездил в Европу, четыре футбольных матча зацепил в Испании, Италии и Турции. «Севилья» — «Ювентус», «Барселона» — «Реал Сосьедад», «Рома» с каким-то аутсайдером и «Фенербахче» с кем-то. В Севилье атмосфера на стадионе очень понравилась, болельщики здорово команду поддерживают.

Наш череповецкий парень играет и забивает в «Зените» — Ванька Сергеев. Молодец! Не трогали бы пацана, ставили чаще — забил бы не меньше этого Кассьерры! Сейчас такая ситуация, что Лиги чемпионов нет — зачем напривозили 550 иностранцев?

— С Сергеевым лично знакомы?

— Да. Скромный, тихий, хороший парень. О футболистах сложился стереотип — модные, на дорогих машинах. Он совсем другой, такой простой! Приятный в общении, работяга. С ним интересно общаться. В футбол с ним летом даже играли.

— В РПЛ за кого-то болеете?

— Да вот за Сергеева. Знаю, что они всегда играют по выходным, — захожу, чтобы узнать, забил ли он. Если да — обязательно смотрю гол, радуюсь. А за команды не болею.

— В заключение разговора — снова к вам. Считаете ли, что карьера уже удалась? Уже много лет в лучшей лиге мира, серьезная зарплата, положение одного из лидеров приличной команды. Или чего-то не хватает?

— Побед не хватает. Мне 28 лет, а я еще ничего не выиграл. Выиграть что-то охота, вот и все!

Положение команд
Футбол
Хоккей
Столичный дивизион И В П О
1 Рейнджерс 59 39 20 81
2 Каролина 58 34 24 74
3 Филадельфия 59 30 29 67
4 Вашингтон 57 27 30 63
5 Нью-Джерси 58 29 29 62
6 Айлендерс 58 24 34 62
7 Питтсбург 55 26 29 60
8 Коламбус 57 19 38 48
Атлантический дивизион И В П О
1 Бостон 60 34 26 82
2 Флорида 58 38 20 80
3 Торонто 57 33 24 74
4 Детройт 58 32 26 70
5 Тампа-Бэй 60 32 28 69
6 Баффало 58 27 31 58
7 Оттава 56 25 31 53
8 Монреаль 58 22 36 52
Центральный дивизион И В П О
1 Даллас 60 35 25 79
2 Виннипег 56 36 20 77
3 Колорадо 59 35 24 75
4 Нэшвилл 59 32 27 66
5 Сент-Луис 57 30 27 62
6 Миннесота 58 28 30 62
7 Аризона 57 23 34 51
8 Чикаго 59 15 44 35
Тихоокеанский дивизион И В П О
1 Ванкувер 60 38 22 82
2 Вегас 58 32 26 71
3 Эдмонтон 56 34 22 70
4 Лос-Анджелес 57 29 28 68
5 Калгари 58 28 30 61
6 Сиэтл 58 25 33 61
7 Анахайм 58 20 38 43
8 Сан-Хосе 56 15 41 35
Результаты / календарь
18.02
19.02
20.02
21.02
22.02
23.02
24.02
25.02
26.02
27.02
28.02
29.02
1.03
2.03
3.03
4.03
28.02 03:00
Филадельфия – Тампа-Бэй
- : -
28.02 03:00
Флорида – Баффало
- : -
28.02 03:00
Монреаль – Аризона
- : -
28.02 03:00
Торонто – Вегас
- : -
28.02 03:00
Детройт – Вашингтон
- : -
28.02 04:00
Нэшвилл – Оттава
- : -
28.02 04:00
Миннесота – Каролина
- : -
28.02 04:00
Виннипег – Сент-Луис
- : -
28.02 05:00
Колорадо – Даллас
- : -
28.02 05:00
Калгари – Лос-Анджелес
- : -
28.02 06:00
Ванкувер – Питтсбург
- : -
28.02 06:30
Сан-Хосе – Нью-Джерси
- : -
Все результаты / календарь
Лидеры
Бомбардиры
Снайперы
Вратари (КН)
И О
Никита Кучеров

Никита Кучеров

Тампа-Бэй

59 102
Нэйтан Маккиннон

Нэйтан Маккиннон

Колорадо

59 96
Коннор Макдэвид

Коннор Макдэвид

Эдмонтон

54 91
И Г
Остон Мэттьюс

Остон Мэттьюс

Торонто

56 52
Сэм Райнхарт

Сэм Райнхарт

Флорида

58 39
Зак Хаймэн

Зак Хаймэн

Эдмонтон

55 39
И КН
Луи Доминге

Луи Доминге

Рейнджерс

1 1
Ярослав Аскаров

Ярослав Аскаров

Нэшвилл

2 1.41
Энтони Столарз

Энтони Столарз

Флорида

18 1.96
Новости