14:30 19 ноября | Хоккей — КХЛ

"600 тысяч в месяц на всех". Интервью человека, который подписал звезду КХЛ за 80 тысяч рублей

Михаил Бирюков. Фото Владимир Беззубов/КХЛ
Михаил Бирюков. Фото Владимир Беззубов/КХЛ

Двукратный чемпион мира Михаил Бирюков – теперь директор по спортивным операциям воронежского "Бурана".

Веду переговоры с известными игроками КХЛ

– Как вам пришла мысль подписать Кирилла Кольцова?

– Ох, да у меня много идей. Пока воплотить в жизнь получилось только эту, но со многими игроками веду переговоры. Объясняю им, что лучше уж проводить официальные матчи в чемпионате ВХЛ, чем просто сидеть дома и ждать предложений.

– У Кольцова ведь очень маленькая зарплата в "Буране"?

– Да, наш зарплатный фонд – 600 тысяч рублей в месяц. На всех. И оклад Кирилла меньше 100 тысяч рублей.

– Вы брали в "Буран" Алексея Пепеляева, а затем он оказался в "Динамо". По поводу Мирнова и Кольцова такая же договоренность?

– Нет. Но только у этих игроков есть пункт в контракте, при котором они могут уехать в КХЛ в любой момент после того, как им поступит предложение. Кстати, это просто совпадение, что Пепеляев пригодился "Динамо". И хотя у "Бурана" договор со столичной командой, но это не распространяется на опытных хоккеистов. Но ведь представители московского клуба ездят на матчи нашей команды, следят не только за теми, кого отправили из первой, но и за другими. И им не надо объяснять, кто такой Пепеляев или Мирнов.

– Вы говорите, что ведете переговоры с известными игроками. Почему же они думают?

– Не знаю, но я всегда привожу пример с тем же Пепеляевым. Долго его убеждал, что игра в высшей лиге на данном этапе будет правильным выбором. Сидеть дома и ждать предложений – не самый идеальный вариант.

– Вы получили какую-то компенсацию за Пепеляева?

– Нет.

– Хм, вам-то тогда какой интерес? Игроки могут в любой момент уехать.

– Могут. Но пока они у нас, то являются хорошими помощниками на льду и отличным примером для других хоккеистов из высшей лиги. Плюс это медийные игроки, которые привлекают внимание к нашему клубу. Про "Буран" стали говорить, это видят наши руководители, жители города. Дети приходят и смотрят на известных игроков, а это популяризация хоккея.

– Мы с вами говорим в момент, когда "Буран" занимает 25 место в высшей лиге, а на последнем домашнем матче было 1200 зрителей. Мало ходят.

– Еще не было Кирилла Кольцова. И, подписывая его, мы думали о том, чтобы зритель пошел на трибуны. Конечно, нас не устраивает турнирное положение. Но, скажу, что мы находимся выше, чем наш бюджет.

– Ого.

– Да, у самых богатых команд есть 5-6 миллионов в месяц. Мы на такие деньги по объективным причинам пока рассчитывать не можем.

– При том, что еще относительно недавно "Буран" веселил всю хоккейную Россию историями о том, что не на всех хоккеистов хватало клюшек.

– Все это в далеком прошлом. Сейчас у нас нет проблем с экипировкой. Да, бюджет небольшой, но платим мы стабильно. Плюс потихоньку развиваемся. Например, если раньше мы постоянно ездили на автобусе по стране, то теперь летаем на самолете. Клуб становится лучше. Понятно, что Воронежская область – не самый богатый регион, но мы ищем пути, чтобы увеличить бюджет клуба. Вот тогда уже можно думать и о компенсации за игроков, которых заинтересуют более серьезные команды из КХЛ.

Закончив карьеру, понял методы работы Скудры

– Вы недавно сменили тренера, но на главный пост назначили Александра Трофимова. Почему бы не пригласить сильного специалиста на таких же условиях, на каких приходят Кирилл Кольцов и Игорь Мирнов?

– Потому что мы сотрудничаем с "Динамо" и в этом вопросе прислушивались к нашим партнерам. Но, например, я постоянно на связи с Петерисом Скудрой, который дает очень ценные советы, подсказывает какие-то важные вещи.

– Подпишите его.

– Вряд ли Петерису будет интересно работать в высшей лиге даже на временной основе.

– Про Петериса мы еще поговорим. Насколько я знаю, вы до сих пор выходите на лед и работаете с вратарями.

– Так и есть. Но в какой-то момент я понял, что мне слишком скучно заниматься только тренерской работой, хотелось больше ответственности. Сейчас чувствую себя очень комфортно.

– Вы недавно дали интервью, в котором неожиданно тепло отозвались о Петерисе Скудре. Я удивлен несколькими вещами. Давайте по очереди. Точно знаю, что когда вы играли в "Торпедо" у вас были не самые лучшие взаимоотношения.

– Немного не так. У нас были нормальные отношения, но именно сейчас, закончив карьеру, я внезапно понял, насколько был прав Петерис по отношению к игрокам. Когда завершаешь карьеру, ко многим вещам относишься иначе. И теперь я уже точно скажу, что Петерис– отличный психолог, умеющий найти правильные интонации при работе.

– Да ведь он мог не замечать вас в "Торпедо" по нескольку дней.

– И он был прав. Хоккеист сразу задумывается о своей работе, начинает лучше работать на льду, чтобы изменить отношение. Поверьте, это очень большая работа. Честно говоря, я искренне недоумеваю, почему Петерис до сих пор вне хоккея, почему не тренирует команды. Он в Нижнем Новгороде делал большое дело.

– Вторая вещь, которая меня удивляет: хоккеисты, которые раньше не любили Скудру, сейчас отзываются о нем достаточно тепло. И говорят очень похожие слова, что и вы.

– Я не удивлен. Да, манера тренера кажется очень жесткой, но он никогда не будет вести себя жестко просто так, только потому, что ему захотелось.

ВХЛ – особый мир

– Недавно главный "Автомобилиста" Андрей Мартемьянов признался, что в высшей лиге какой-то особый мир, в котором многие вещи непонятны и необъяснимы.

– Я полностью с этим согласен. На самом деле, мне было бы проще работать менеджером в КХЛ, где я знаю много хоккеистов, понимаю, что они собой представляют. Но сначала я думал, что это мне как-то помогает в высшей лиге. Оказывается, что нет. Тут действительно немного странный мир. Иногда я просто развожу руками, не понимая, что происходит.

– Например.

– Если с кем-то говоришь, то не можешь рассчитывать на полную откровенность. Многие решают какие-то свои задачи, очень много интриг. Пока я не попадал серьезно, в основном по мелочи, но понял, что надо всегда быть начеку.

– Мартемьянов говорил, что к нему приходили люди, которые набирали 10 очков за сезон и говорили, что они великие.

– Сталкивался и с таким. Я был крайне удивлен, если не сказать больше. Сейчас, надеюсь, у нас в команде таких хоккеистов нет. Даже ребята, приезжающие из "Динамо", работают на пользу "Бурану". Но были и очень странные диалоги. Как-то даже сказал одному: я бы на твоем месте вообще никогда никому не говорил, что играл в хоккей. Но в ВХЛ немного другой мир. Ничего, мы стараемся оставить в команде тех, у кого правильная философия.

– Были случаи, когда человек получал 50 тысяч рублей, шел к руководству просить добавку 5 тысяч и требовал больше игрового времени.

– Нечто подобное было, согласен. У меня вообще есть мысль привезти команду с экскурсией в клуб КХЛ, чтобы они посмотрели, как живут люди. А то кто-то, кажется, даже и не знает о нормальных условиях.

– Менеджеры не только приглашают игроков, но и отчисляют.

– Совсем недавно расстались с Алексеем Васильченко.

– Ох, его же только-только отчислили из румынского клуба.

– Да, был тяжелый разговор, он был расстроен. Но нам надо было принимать такое решение, так как в ВХЛ лимит на возрастных игроков. Сейчас остались те, кто может помочь "Бурану" в решении турнирных задач. Мы совсем недавно с руководством обсуждали ветеранов и я показал, что все, кто есть сейчас, лучшие по статистике.

У меня была отличная карьера

– В этом году исполнилось 10 лет победе на чемпионате мира в Квебеке. Вам вообще помогает то, что вы двукратный чемпион мира?

– Никогда не задумывался над этим вопросом. Квебек – это было хорошее время.

– Вы неожиданно попали в команду.

– И у меня была сломана рука. Так и играл с повреждением. Обезболивающие кололи, немного удавалось сдерживать боль. Хотя, когда ловил шайбу ловушкой было не по себе.

– Тогда приехал Евгений Набоков. Если бы его клуб не вылетел, то вы бы играли?

– Да, конечно. Я никуда не намерен был уезжать. Не такой уж перелом был, чтобы уходить на больничный.

– Помню, что вами интересовались из клуба НХЛ. Даже бейсболку привезли.

– Это был "Айлендерс" и переговоры действительно были. Но я выбрал деньги в России, а не карьеру в Северной Америки.

– Жалеете?

– Нет.

– Хотя бы честно.

– У меня отличная карьера. Единственное, что не получилось, так это выиграть трофей на клубном уровне. Но хороших моментов все равно хватало. Два чемпионата мира, я поиграл во многих командах с хорошими тренерами.

– При этом вы оставались единственным вратарем, выступая за "Югру", у которого не было тренера.

– Да, это правда. Николай Соловьев был моим психологом, а тренера вратарей решено было не брать. Сейчас я убежден, что без такого специалиста нельзя, но тогда думал, что все нормально.

– Вы как-то проиграли суд Андрею Сафронову.

– Ему что-то не понравилось в моем интервью, он подал в суд и выиграл. Я заплатил 100 тысяч рублей, но, вроде бы, их сразу перевели на благотворительность.

– Вы очень резко завершили карьеру.

– В основном, проблемы со здоровьем. Я бы не сказал, что провалил последний сезон в "Витязе" и был очень удивлен, когда со мной решили расторгнуть контракт. Но потом подумал, что это случилось очень вовремя. Можно было начинать другую жизнь.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...