Первое большое интервью главного тренера сборной России

9 ноября 2019, 09:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Алексей Кудашов: "НХЛ - быстрая, жесткая лига. Гусев немного отстает"»

№ 8071, от 11.11.2019

Алексей Кудашов. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Алексей Кудашов — о развитии игроков, проблеме с центральными и защитниками, Гусеве, Шипачеве и многом другом

Нужно давать игрокам набивать шишки и делать ошибки

— Вы дебютируете в качестве главного тренера сборной на Евротуре. Каковы на сегодняшний момент главные задачи у вас и игроков, вызванных в национальную команду?

— В сборной всегда более глобальные цели и задачи, другая ответственность. Важно, чтобы вызванные игроки прошли через мясорубку, через все этапы международных сражений, поняли этот уровень, стали конкурентоспособными и научились выигрывать. Чтобы у сборной была глубина состава, чтобы тренерский штаб мог выбирать на одну и ту же позицию несколько хоккеистов. Для этого, как я уже говорил, нужно давать игрокам выступать, набивать шишки, делать ошибки, хотя наша работа заключается в том, чтобы ребята этих ошибок не допускали. Мы должны помочь нашим игрокам превратиться в хоккеистов высокого международного уровня.

— Получается, во вчерашнем матче важнее был не результат, а содержание игры?

— Перед сборной России всегда стоит задача побеждать, вчерашний день — не исключение. Мы расстроены результатом матча с Финляндией, но был и ряд положительных моментов. Многие проявили себя с хорошей стороны, взяли на себя бремя лидерства. Вообще, у всей команды была скорость, нацеленность на победу, но необязательные удаления... Это опыт для ребят, на таком уровне любое удаление повышает вероятность пропустить. Чем быстрее наши игроки начнут исправлять себя, исправлять командные действия, тем больше шансов у них стать хоккеистами высокого уровня, жесткими кандидатами на место в заявке на чемпионат мира. У нас и так хорошие игроки, но я говорю о международном уровне.

— Многие хоккеисты провели свои последние игры в КХЛ 4 ноября, потом прилетели сюда и сыграли с Финляндией. Теперь у команды есть хорошие условия для восстановления. Стоит ли ожидать, что сборная предстанет против шведов в более свежем виде?

— Ребята постоянно летают, играют... Они вчера уснули часа в 2-3 ночи, после игры всегда тяжело лечь спать. Сегодня у них день на восстановление, завтра в час дня еще один матч. Это ежедневная рутина. Да, условия позволяют немного отдохнуть, но они вряд ли выйдут на лед в максимально свежем состоянии. Мы делаем все возможное, чтобы они были готовы к завтрашней игре.

— Какие нас ждут изменения в составе?

— Будет ряд игроков, ярославская тройка сыграет.

— Кто займет место в воротах?

— Игорь Бобков.

— Почему Бобков? Нас ждет более напряженная встреча с Чехией...

— Мы сейчас идем от игры к игре, у нас есть план. Мы решили, что со шведами сыграет Бобков.

— Остальные клубные тройки останутся?

— Давайте дождемся вечера, у ребят еще тренировка впереди. Какие-то сочетания останутся, да, тройки сильно трогать не будем.

— У Швеции новый тренер. Он успел что-то изменить в команде?

— Буду честен, еще не все видел, только сейчас приступаем к анализу вчерашней игры шведов с чехами. Впрочем, Гарпенлева мы давно знаем, понимаем, чего от него ждать. У него играющие команды, да и сами шведы в принципе всегда хорошо катаются, любят контроль шайбы.

— Значит, система у шведов не изменится?

— Ни у кого не происходит кардинальных изменений, особенно у финнов и шведов. Да и мы стараемся сохранять систему. С другой стороны, в нашей лиге работают тренеры разных формаций, команды играют по-разному. Когда финская или канадская лига играет в одном направлении, то национальные сборные этих стран проще собрать. У нас же работают тренеры различных национальностей, которые прививают свой хоккей.

— Бурдасов сказал, что знает, как забивать Хеллебергу. Завтра ждем от Антона гол?

— Будем надеяться. Думаю, что Хеллеберг и будет стоять... играть в воротах. Хотя, пусть лучше стоит (смеется).

— Почему вы выбрали Александра Савченкова своим помощником?

— Он уже давно работает, хорошо справлялся со своим делом в «Атланте», «Локомотиве». Сейчас он проводит хорошую работу в «Витязе». Надо учесть, что он работал у нас в олимпийской сборной, в сборной до 17 лет. Это незаметная работа, но он делает ее здесь и сейчас. Поэтому он с нами.

Назовите российских центров, играющих в первых звеньях

— Вчера экс-тренер «Локомотива» Крэйг Мактавиш дал интервью...

— Да, я читал.

— Согласны с его словами? Все так и есть?

— Вам все честно рассказать? На самом деле, я уже накануне знал, что ведутся разговоры с Дмитрием Квартальновым. Мы должны были играть с «Динамо» в Москве. Узнав о переговорах с Квартальновым, я позвонил и сказал: «Пусть новый тренер сразу приступит к работе с командой». Дмитрий приехал ко мне в гостиницу, я рассказал ему все о команде, передал дела и поехал домой.

— Как вы узнали о назначении в сборную России?

— Мне позвонили и предложили пост. Я согласился. Все просто. Я ведь уже был в штабе сборной.

— Ожидали предложения?

— Таких вещей никогда не ждешь.

— Зарплата вас устраивает?

— Да.

— В прошлом в сборной играли хоккеисты из 3-4 звеньев своих команд, пусть это были и сильные команды. Вы собираетесь придерживаться этой концепции, или же постараетесь сделать 4 максимально атакующих звена?

— На данный момент у нас 4 атакующих звена. У нас, кстати, возникает небольшая проблема. Во вчерашней игре у нас вышли 6 человек, которые в своих командах играют во время меньшинства. В завтрашнем составе таких может стать меньше. Нужно ведь учитывать этот момент. Посмотрите, как соперники разыгрывают большинство, особенно на крупных турнирах. Да даже вчера, у нас был момент, когда мы играли втроем против пятерых. Можете назвать, кто из нашего состава играет в своих командах в таких условиях? Наша задача — готовить игроков, давать им возможность играть, чтобы они набирались опыта и добивались результата.

— Есть Вадим Шипачев, который в своей команде играет и в меньшинстве, и в большинстве, и в равных составах. При этом в сборной есть люди, которые способны сыграть в меньшинстве лучше, чем он. Какого игрока вы бы предпочли?

— Нужно смотреть, кто в общем действует лучше. Если брать хоккеиста а-ля Шипачев — не имею в виду конкретно его — который чуть-чуть может и в атаке, и в обороне, то лучше сделать выбор в пользу того, кто надежно играет в обороне. Мы уже затронули численное неравенство, теперь скажу про вбрасывания. На последних минутах мы определяем, кто из наших центровых может выиграть вбрасывание. У нас нет гренадера, в котором мы на 100 процентов уверены. Вот вчера у нас Корнаухов был одним из лучших в этом компоненте, поэтому выбирали его.

— Кого из центральных в России можете отметить?

— А вы скажите, кто у нас играет в первых звеньях своих команд?

— Шипачев.

— Шипачев, а кто еще?

— Ткачев.

— Хорошо, уже есть двое.

— Григоренко может сыграть.

— Да, может, а вы скажите, кто играет центрального в команде?

— Кстати, как относитесь к Григоренко?

— Это человек, способный закрыть любую позицию. Может выйти и справа, и слева, в большинстве или меньшинстве, выйти на вбрасывание, бросить по воротам. Универсальный хоккеист.

— Денис Зернов еще играет в центре, но он травмирован.

— Мы сейчас по крупицам собираем команду. Привлечение тех ребят, которых мы сейчас вызвали — необходимость. Центральным и защитникам нужно набираться опыта. Мы должны иметь выбор на позиции.

— Почему у нас такая проблема с защитниками?

— На данный момент федерация регулярно проводит сборы для защитников. Недельные, а то и больше. Хоккеисты получают там колоссальный опыт. Сборы эти организуются для ребят с 14 лет. Мы еще несколько лет назад увидели проблему и пытаемся ее исправить. Смотрите, что у нас происходит сейчас в детском хоккее: в защиту ставят тех, кто медленнее катается или больше по габаритам. Все хотят забить гол, поэтому многие становятся нападающими. Дальше определяется, каким нападающим станет этот человек: чистый снайпер или плеймейкер. Сейчас мало игровых упражнений, поэтому и центральных мало, все заточено на какие-то конкретные действия: обводка, бросок, забивание. В связи с этим многие выходят из школ крайними нападающими. Выходцы из советского хоккея занимались еще и другими видами спорта — футболом, баскетболом. Мышление получалось немного другое. Центральный нападающий ведь должен связывать всю пятерку, вести игру звена. Эту ситуацию мы тоже видим, федерация, клубы и детские школы пытаются исправить положение.

— Каким образом?

— Как я уже говорил, для защитников проводятся сборы...

— А что нужно для центрфорвардов?

— В первую очередь, развитие философии. Нужно дать задание тренерам детских команд забыть о сиюминутном результате, заниматься развитием игроков. В федеральной программе развития игроков все прописано, она рассчитана на ребят от 7 лет. Центральный нападающий сейчас, наверное, самая проблемная позиция. Ну, уедут в Америку, что сделаешь, но в конце-то концов они сюда вернутся. Мы должны готовить смену, у нас есть большой пласт игроков, заслуживающих внимания.

— Может, дело в сыгранности? Финляндия в этом сильна.

— Финны перед прошлым ЧМ отправились на сбор длительностью около месяца, по советской системе, можно сказать.

НХЛ — быстрая, жесткая лига, а Гусев немного отстает

— Хоккей — командная игра. Может, стоит плюнуть на общественное мнение и не вызывать, например, Овечкина, а вместо него взять человека, который уже знает систему этой сборной?

— Давайте дождемся чемпионата мира и будем смотреть по факту. Во-первых, не факт, что конкретно Овечкин окажется свободен. Во-вторых, нужно посмотреть на готовность остальных. Учесть все травмы, состояние хоккеистов. Знаете, какое количество людей снимается самостоятельно?

— Мы всегда держим места в заявке для игроков из НХЛ, чуть ли не до самого конца турнира.

— Смотрите: у меня есть игрок А, который потенциально может приехать из НХЛ, и игрок Б, который еще не заявлен на турнир. Нужно сравнить уровень этих хоккеистов и принять окончательное решение. Оно, кстати, не всегда в пользу НХЛ, мы часто делаем выбор в пользу тех, кто у нас под рукой.

— Понимаете, почему у Гусева не совсем получается в НХЛ?

— Он уже забросил 4 шайбы, при этом он играет всего по 12 минут. Зная Никиту, могу сказать, что он — мастер забивать, но ему постоянно нужно находиться в игровом тонусе. Понимаю, как ему тяжело. Говорили с ним перед отъездом, Гусев понимает, что ему нужно прибавить в скорости, движении, работе в защите. Это первые моменты, которые требуют тренеры в НХЛ, это не секрет. Мы ведь не случайно переводили его на правый фланг, хотели, чтобы он принимал шайбу с правой руки, думали, что ему будет легче делать это в движении.

— Возможен ли его перевод на правый фланг?

— Я могу лишь делиться своим видением, которое может не совпадать с мнением североамериканского коллеги. Я ведь не могу посоветовать тренеру «Нью-Джерси», что ему делать. Знаю, что генеральный менеджер команды хорошо относится к Никите — неслучайно его помощник сейчас находится на скамейке. Впрочем, только тренер отвечает за результат, что бы ему ни советовали.

— В чем могут не совпадать ваше видение и видение нынешнего тренера Гусева?

— Как я уже сказал, Никите однозначно нужно добавлять в движении, если он хочет играть в НХЛ. Это быстрая, жесткая лига, Гусев немного отстает. В плане голевого чутья Никита — уникальный хоккеист, даже играя всего 12 минут, он умудряется забивать и создавать моменты своими передачами. Иногда Никита оправдывает аванс, если доверять ему. Но есть и такой момент: у его теперешнего тренера в наличии есть и другие хоккеисты высокого уровня, которых можно использовать в первых звеньях.

— Вы рассказали, что благодаря игре в другие виды спорта, помимо хоккея, вам удалось повысить свой интеллект. Какие виды вы бы сделали обязательными для тех, кто учится играть в хоккей?

— Для начала скажу, что у нас не было смартфонов, компьютеров. Детям было нечем заниматься, они играли на улице во все, что угодно, связанное с мячом. Двор на двор играли. После школы приходили и шли играть, если зима — то заливали каток. У меня сын растет, ему 14 лет, знаю тему изнутри. У него сейчас 1 час 15 минут тренировка на льду, 45 минут ОФП. В общей сложности 2 часа.

Мы же тогда полтора часа проводили на льду, еще часа два с половиной работали индивидуально. Если зима — то на льду, если нет, то играли в футбол. Это ведь заменяет ОФП, является дополнительной тренировкой, развивает. Разговаривал со многими детскими тренерами, с тем же Александром Бирюковым, который выпустил Буре, воспитал несколько хороших поколений. Он объяснял, что сейчас молодежь недорабатывает на тренировках.

Сейчас тренировочных часов меньше по сравнению с советским периодом. Другие виды спорта же тоже командные, там тоже нужно спортивное мышление. Кстати, мы ведь на базе играли еще и в шахматы, нарды, шашки, это тоже помогало интеллектуальному развитию.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир