01:20 10 мая 2011 | Формула-1

Виталий Петров:
"Шумахер испортил мне гонку"

Воскресенье. Стамбул. "Лотус Рено" Виталия ПЕТРОВА во время "Гран-при Турции". Фото REUTERS
Воскресенье. Стамбул. "Лотус Рено" Виталия ПЕТРОВА во время "Гран-при Турции". Фото REUTERS

После финиша "Гран-при Турции" российский пилот "Лотус Рено" ответил на вопросы "СЭ".

Олег КАРПОВ
из Стамбула

- С какими чувствами вы покидаете Стамбул?

- Это была интересная гонка. Снова достаточно много обгонов, разные тактики. Я думаю, зрителям она должна была понравиться. У команды, мне кажется, тоже есть повод быть довольной - две машины финишировали в очковой зоне. Пусть немного не на тех позициях, на которых могли бы, но это гонки - что-то может не получаться.

- Довольны ли вы сами?

- Мы еще должны проанализировать все подробно на базе. Пока лишь коротко обсудили, что произошло в общих чертах. Но, конечно, я не слишком доволен, потому что мог финишировать лучше.

- Что случилось на втором круге в эпизоде с Шумахером?

- Я думаю, он слишком поздно пытался закрыться. Я был уже внутри поворота. И уже ничего не мог поделать на торможении. Не знаю, может быть ему надо внимательнее смотреть в зеркала. Ситуацию должен был контролировать он - и пытаться избежать столкновения. Я практически обошел его и вдруг почувствовал удар. Да, в итоге он сломал себе крыло, но я пропустил Фелипе Массу, и это фактически испортило мне гонку. После столкновения я переживал - не знал, все ли в порядке с машиной, но вроде бы все обошлось. Если бы я объехал Михаэля в этом повороте, у меня была бы возможность уехать вперед.

- Но в итоге Масса финишировал позади вас…

- В результате столкновения я потерял достаточно много времени из-за вылета, и так получилось, что после первого пит-стопа оказался позади медленных машин. Мы уже обсудили ситуацию с инженерами. После первой смены резины я выехал не только позади двух "Феррари", но и позади трех медленных машин - это как раз следствие столкновения. Грубо говоря, я должен был после пит-стопов оказаться между Алонсо и Массой, мне же пришлось обгонять более медленные машины, на что всегда требуется время. В итоге это стоило мне 10-15 секунд - очень много для "Формулы-1". Я должен был оказаться там же, где Алонсо после смены колес. Конечно, я бы вряд ли смог за ним удержаться - для этого нам сегодня не хватало темпа, - но хотя бы находился в лидирующей группе. Мне кажется, я вполне мог претендовать сегодня на пятое место.

- Тактика четырех пит-стопов была верной?

- Думаю, что в этом отношении мы не сделали никакой ошибки - стратегия на гонку была выбрана правильная. В принципе, мы ничего не выиграли и ничего не проиграли, но не ошиблись - и это главное.

- Вас удивило, что кто-то проехал с тремя пит-стопами? Тот же Баттон…

- Мы же не знаем, насколько сильно покрышки были изношены у него в конце гонки. И в принципе тяжело судить, насколько быстро резина пришла бы в негодность у нас. Теоретически возможно все.

- То есть вы бы могли проехать гонку и с тремя пит-стопами?

- Перед стартом мы рассматривали оба варианта - и с тремя, и с четырьмя пит-стопами. Но после первых кругов поняли, что с тремя остановками гонку нам вряд ли осилить.

- Вы просматриваете гонки, после того как они заканчиваются?

- Да, всегда просматриваю. Иногда по несколько раз.

- Если подавить в себе гонщика и наблюдать за тем, как сейчас складываются заезды в качестве болельщика… Вам нравится новый формат "Формулы-1"? Многие журналисты и даже руководители команд после гонки говорили о том, что ситуация слишком запутана, что болельщикам зачастую сложно понять, что происходит…

- Мне кажется, что гонки стали интереснее. Причем, в разы. Раньше как было… Все сидели у телевизора и ждали: "Ну, давай уже, обгоняй. Что у тебя там такое?" Так зачастую было и в прошлом году, когда обгонов за гонку иногда вообще случалось один-два. А теперь люди видят много разных событий. Вылетов, борьбы. Лично мне интересно смотреть. Возможно, борьба не совсем, что называется, чистая - иногда обгонять действительно очень легко. Но в целом мне все нравится.

- Здесь обгонять было легко?

- Я бы так не сказал. Например, позади меня очень долго ехали Дженсон Баттон и Фелипе Масса - и ничего не могли поделать. Были близко - да, но ни одной серьезной атаки не было. Даже несмотря на то, что они пользовались регулируемым задним антикрылом.

- То, что они боролись между собой, помогло остаться впереди до пит-стопа?

- Да, конечно. Отчасти и из-за этого они были не так быстры. Но в принципе, мне даже удавалось отрываться. И это еще одна причина, почему я говорю о том, что мы могли рассчитывать на пятое место. Баттон и Масса были позади меня и не могли обогнать. По скорости в гонке мы им практически не проигрывали.

- Тот же Баттон сказал в четверг, что из-за использования DRS обгонять в Китае было слишком легко…

- Я бы не стал так говорить. Очень многое зависит от колес. Если у тебя свежий комплект, а у соперника изношенный - то обогнать действительно легко. Если же резина в одинаковом состоянии - сложнее. С другой стороны, наверное, в Китае отрезок, где можно было активировать DRS, был слишком длинным. Мне кажется, система должна позволять поравняться с соперником, чтобы тот мог хотя бы попробовать отбить атаку на торможении.

- Обороняться вообще невозможно?

- Нет. Когда соперник использует DRS, и уже поравнялся, лучше даже не пытаться. Просто испортишь себе шины, а позицию отстоять вряд ли удастся.

- Не было ошибкой проводить третий пит-стоп на один круг позже Нико Росберга? Он опередил вас во многом благодаря более раннему пит-стопу, затем вырвался на оперативный простор и смог финишировать достаточно высоко…

- Я думаю, что сегодня мы все сделали правильно. Но нужно еще раз все пересмотреть. Пройтись по каждому отрезку гонки, обсудить, потом проанализировать, что делали другие гонщики, какой была тактика у них. Это огромный объем работы. Тогда и можно будет говорить наверняка. Однако я не думаю, что мы сегодня допускали тактические просчеты.

- Что случилось у вас Ником Хайдфельдом в начале гонки? Вы столкнулись. Уже обсудили этот момент?

- В принципе, там особенно и ничего обсуждать. Но я уже слышал, что он пожаловался на меня в интервью BBC, и в интернете уже есть его слова. Я считаю, что в том эпизоде не на что жаловаться. Это обычный гоночный инцидент. Он пытался обогнать меня с внешней траектории в таком месте, где это сделать достаточно сложно. Я защищал свою позицию. Это обычная борьба. Он попытался - я его немножко отжал. Да, мы столкнулись, но ни к каким серьезным последствиям это, слава богу, не привело. Машины не пострадали.

- Из боксов не поступало никаких указаний?

- Нет. Это была чистая борьба, нам никто ничего не приказывал. У нас с Ником здоровое соперничество. В одной гонке быстрее я, в другой - он.

- После финиша руководители команды ничего по этому поводу не сказали?

- Нет. Я думаю, не скажут и потом. Мне кажется, все прекрасно все понимают. Да, был контакт, но ничего особенного не произошло.

КТО ЧТО СКАЗАЛ

Себастьян ФЕТТЕЛЬ, Red Bull

- Шикарный результат, особенно учитывая, сколько неприятностей я принес моим механикам в пятницу, разбив машину. Надеюсь, эта победа позволит им о них забыть.

Марк УЭББЕР, Red Bull

- Я доволен, что финишировал вторым, а не третьим. Мне понравилась схватка с Фернандо. Конечно, когда так сражаешься с кем-то, теряешь время относительно лидера, но Себ был сегодня вне досягаемости. А мы с Фернандо, который провел классную гонку, хорошо отвели душу.

Фернандо АЛОНСО, Ferrari:

- Очень доволен результатом, увенчавшим три недели тяжелейшего труда. Самое большое удовольствие - это даже не место на подиуме и лучший результат в сезоне, но возможность реально вести борьбу с "Ред Буллами". Было очень много обгонов, но думаю не из-за DRS, а из-за разной степени износа резины на машинах. Именно более свежая резина позволила Марку меня опередить.

Дженсон БАТТОН, McLaren:

- Думаю, многие поначалу намеревались так же, как я, делать три пит-стопа, но затем меняли стратегию из-за повышенного износа резины. У меня таких проблем не было, поэтому считаю ошибкой тот факт, что команда зазывала меня на пит-стопы до того, как резина вырабатывала ресурс. Не будь этих слишком ранних заездов, моя стратегия сработала бы так, как планировалось. Обгоны при помощи DRS стали слишком легким делом - ты больше не ведешь гонку, просто ждешь момента, ныряешь и выныриваешь впереди. Разница в скорости колоссальная - тот, кто впереди, просто беспомощен.

Ник ХАЙДФЕЛЬД, Lotus Renault

- Я доволен скоростью в гонке, но недоволен местом - большую часть вынужден был ехать в жестоком трафике. Стычка с Виталием была неприятной - такого происходить не должно. Он выпихнул меня с траектории, мы столкнулись - это не самый безопасный маневр.

Михаэль ШУМАХЕР, Mercedes

- Инцидент с Петровым оказал решающее влияние на мою гонку. Мы шли очень близко, и, признаться, я был удивлен, когда мы столкнулись, но это была целиком моя вина. После столь раннего пит-стопа надежд на хороший результат не осталось, зато было много действия и много борьбы, и в этом положительный момент.

Материалы других СМИ