14 декабря 2022, 13:30

«Марокко мне напоминает сборную России-2018». Большое интервью Юрия Семина в Катаре

Игорь Рабинер
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Игорь Рабинер пообщался с легендарным российским тренером сразу после его прилета в Катар на решающие матчи ЧМ-2022.

После часовой беседы, состоявшейся в день игры Аргентина — Хорватия, мы с Юрием Палычем пойдем прогуляться по Дохе, подышать атмосферой столицы чемпионата мира. Заглянем на старый рынок Сук Вакиф. Там Семина, как ни поразительно, сразу идентифицируют: молодой человек на чистом русском попросит о возможности сделать с ним селфи и отказа, естественно, не получит. «Ты откуда?» — спросит его Палыч. — «Из Краснодара». — «А как сюда попал?» — «Приехал на чемпионат мира! И папа у меня — араб».

Повсюду на рынке будут бродить хорваты. «А где ж аргентинцы? — удивится Семин. — По телевизору кажется, что их всегда больше». — «Скоро увидите, — говорю. — Хорватов на «Лусаиле» не заметите вообще». — «Да ты что?! — поражается тренер. — А тут кажется, что все наоборот...»

Слишком большая толпа его не радует, и он спешит из нее выбраться: «Пора уже в гостиницу идти, скоро за мной друг заедет. И на стадион». Это для Юрия Палыча первый день на ЧМ-2022.

«Сборная Катара слабенько подготовилась. А вот работу Ренара в матче с Аргентиной нужно анализировать всем!»

— Почему вы решили приехать в Катар лишь на полуфиналы, матч за третье место и финал? - спрашиваю Семина.

— Во-первых, разместиться здесь не так просто. Цены громадные на все. Поэтому долгое время в Катаре жить сложновато. Посчитал, что приехать именно на решающие матчи мне будет удобнее и правильнее. Причем на двухдневный перерыв перед игрой за третье место и финалом уеду в ОАЭ, а потом вернусь.

— Билеты на матчи было легко приобрести?

— С билетами мне помогли в РФС — в том смысле, что покупал я за свои деньги, но через футбольный союз. И приехал тоже сам — благо могу себе позволить. Практически ни один чемпионат мира не пропустил. Мне это интересно. Это часть моей жизни. Интересны матчи, вообще здорово в этой атмосфере побыть!

Юрий Семин в Катаре. Фото "СЭ"
Юрий Семин в Катаре.
Фото «СЭ»

— На скольких чемпионатах мира вы были, помимо турнира 1994 года, когда работали ассистентом Павла Садырина в сборной России?

— Почти на всех. Первый — в Испании 1982 года. Тогда тоже все организовала Федерация футбола СССР, только на других условиях. Туда поехало очень много наших тренеров. Практически все из высшей и первой лиг. Это был официальный визит нашей футбольной тренерской школы, и для нас всех это было бесплатно. Мы тогда там пробыли почти месяц, который длился чемпионат.

— Сейчас так быть не может, за тренеров не заплатят.

— Сейчас и тренеры получают немного по-другому, чем раньше. Они уже в состоянии и сами приехать. Хотя для знаний было бы неплохо организовать такие специальные группы. Это ведь учеба. Ты находишься в атмосфере, видишь много известных людей: можешь пообщаться, особенно с теми, с кем когда-то встречался на поле. Все разговоры здесь о футболе. Это очень важно. Я тогда симпатизировал итальянскому футболу, и «Скуадра Адзурра» стала чемпионом. Это заставило вглядеться в него еще глубже.

Юрий Семин и Игорь Рабинер. Фото "СЭ"
Юрий Семин и Игорь Рабинер.
Фото «СЭ»

— Ваш старый знакомый Бора Милутинович здесь живет.

— Надеюсь, повидаемся. Когда мы были в Катаре на сборах с «Локомотивом», мы с ним виделись. Общались тогда, обедали.

— Представляете, как можно с пятью разными командами работать на чемпионатах мира и четыре далеко не топовые сборные вывести из группы?

— Он уникальный человек. Поэтому его сюда катарцы и пригласили советником, менеджером по футболу в академию «Эспайр». Он же ее курировал, особенно на первом этапе.

14.12.2022 | Франция — Марокко

— Думаю, что, если бы его поставили главным тренером местной сборной на ЧМ-2022, он в свои 78 точно сработал бы не хуже, чем Феликс Санчес. А наверняка и лучше.

— Сборная Катара слабенько подготовилась. Я почему-то думал, что они будут лучше выглядеть. Тут рядом Саудовская Аравия — вот ее команда мне очень сильно понравилась. Конечно, французский тренер (Эрве Ренар. — Прим. И.Р.) вызывает большое восхищение. Как он выстроил игру с Аргентиной, нужно смотреть и анализировать всем тренерам.

— Видели ролик, где показали, какую он произнес речь в перерыве матча с аргентинцами?

— Видел. Он мотиватор, сильный психолог. Не зря же в Африке работал лет двадцать. Он, кажется, два раза выигрывал Кубок Африки с разными командами (да, с Замбией и Кот'д'Ивуаром. — Прим. И.Р.). Сильный тренер. Кстати, он во Францию возвращался, был такой период, но там у него почему-то не пошло.

Эрве Ренар. Фото AFP
Эрве Ренар.
Фото AFP

«Правильно сделали, что дали Катару чемпионат мира»

— Как отнеслись к тому, что Катару дали чемпионат мира, и можно ли теперь говорить, правильно ли сделали?

— Нормально! Правильно дали. Не нужно думать, что на это способны только несколько стран. Сейчас вот проводят, и я не вижу серьезных недостатков. Вижу только энтузиазм людей, которые сюда приехали, хороший футбол. И поля великолепного уровня. Один раз только было видно даже по телевизору, что поле не очень.

— На ЧМ-2022 задействовано всего восемь стадионов, на каждом играют через день. Многие боялись, что поля просядут, но этого не произошло. Обычно же турнир принимают 12 арен, как это было в России.

— Ты лучше меня здесь все знаешь — почти на всех стадионах за этот месяц был.

— Вообще на всех, и на большинстве не по разу.

— Мне еще тогда было ясно, когда мы тренировались на полях «Эспайр» этой великолепной детской академии, что поля здесь будут в идеальном состоянии. Как они это выдерживают, сложно сказать. Такая жара большую часть года... Меня впечатлило, что было много тренировок, но поле держало практически любую нагрузку.

— Вы в какой раз в Катаре?

— В третий. Конечно, с момента, когда тут был впервые, Катар изменился. Много гостиниц новых построили, стадионов, метро наконец.

— Нет, кстати, желания поехать на «Лусаил» на метро, чтобы получше прочувствовать атмосферу?

— Нет, поеду не на метро, а на машине. Приедут друзья, которые тоже тут, и поедем вместе. У них есть место на стоянке. Кстати, я ездил один раз на матч чемпионата мира на метро в Москве из центра. Было потрясающе! Все быстро прошел. Не помню, какой был матч, но было интересно попробовать. Организация — на высочайшем уровне.

— Когда аргентинцы едут в метро, тут такое пение! Не пожалеете точно.

— А сегодня в самолете летел, и аргентинцы тоже пели.

— По пению они лучшие в мире?

— Наверное. Ну и по футболу не худшие, ха-ха.

Болельщики сборной Аргентины. Фото Reuters
Болельщики сборной Аргентины.
Фото Reuters

«Матч Марокко — Испания напомнил нашу игру с испанцами в 2018-м. Те не сделали выводов!»

— Когда-то чемпионаты мира задавали тренды развития футбола — по ним мерили, как дальше играть. Сейчас уже нельзя так сказать?

— Можно. Считаю, чемпионат мира по-прежнему задает тренды, ставит вопросы и отвечает на них. Наверное, в тактике увидишь немного нового. Интереснее понять, почему у одних команд складывается, а у других — нет. Меня, например, очень занимает вопрос, как Марокко прошло так далеко. Это ведь явление!

— И как?

— Во-первых, команда физически очень сильно подготовлена. Во-вторых, тренер (Валид Реграги. — Прим. И.Р.) — очень реальный человек, который полностью реализовывает сильные качества игроков. Допустим, большинство команд разыгрывает мяч от вратаря, это сейчас модно. А он футболистам, думаю, говорит: «Не разыгрывайте, играйте в длинную, зацепитесь за этот мяч». При этом новом поветрии сколько команд организовали голов в собственные ворота? А у Марокко — за весь турнир один пропущенный мяч, и то автогол с Канадой.

Просто тренер Марокко этого не делает, потому что реально смотрит на вещи. Хотя сейчас по-любому жизнь заставляет с детско-юношеского футбола воспитывать центральных защитников, которые должны быть более техничными, чем раньше. Если не сказать, что очень техничными, потому что много игры и развития атаки идет через них. Но не совсем согласен с тем, что нужно только разыгрывать от вратаря, потому что так команда, которая против тебя больше прессингует, имеет больше шансов забить — и забить быстро, что мы и видим на чемпионате мира. Нужно определиться, кто в состоянии это делать. Наверное, периодически это оправданная практика — но не постоянно.

— Что еще можно почерпнуть у Марокко?

— Еще один очень важный момент — правильно в интервью тренер марокканцев сказал, что за владение мячом очков не начисляют. Я с ним на сто процентов согласен! Правильно говорит! Можно на своей территории мяч держать 90 минут, а моменты будут, наоборот, у другой команды. Для одной команды это по подбору игроков может подходить, для другой — нет. А то у нас уже говорят, что тот, кто разыгрывает короткими передачами от своих ворот, играет в атакующий футбол. Я бы не стал так говорить. Чтобы оттуда еще дойти до чужих ворот, нужно много времени.

Также надо обратить внимание на то, что стало меньше ударов по воротам, чем раньше. Это мне тоже не нравится. Очень много игры в своей зоне, в средней линии. Чем хорош красивый футбол — удары по воротам, когда вратари их отражают, когда внутри штрафной площади много острых ситуаций. Анализ должен быть! В том числе и физической подготовки. Общая выносливость, беговая работа такая же, как в чемпионате России. А вот ускорения... Скоростных проявлений здесь значительно больше. Надо все проанализировать, чтобы двигаться дальше. Чемпионат мира по-прежнему открывает глаза на многие вещи.

— Матч Марокко — Испания напоминал игру ЧМ-2018 Россия — Испания.

— Да, напоминал. Испанцы в этом плане не сделали выводы. Наверное, из-за этого сразу уволили тренера (Луиса Энрике. — Прим. И.Р.). Испанцы были беззубые второй раз подряд. Как марокканцы строили оборону — центр закрыли большим количеством игроков, и все. Моментов особо не было.

— Глядя на судьбу марокканской команды на этом чемпионате, понимаю, что наша сборная четыре года назад была очень близка к полуфиналу, и это как минимум.

— Да, мы были близки. Кто-то осуждал игру нашей сборной. А я считаю, что она играла правильно и хорошо.

«Нравится, что на ЧМ добавляют много времени к матчам»

— Ожидаете, что и в клубном футболе теперь тоже будут добавлять по 10 минут?

— Это правильно, и мне очень нравится! Почему добавляют? Чтобы игроки не валялись после любого столкновения. Это происходит везде, во многих лигах. Вспоминаю работу в Азербайджане — игроки при любом столкновении падали. Я насчитал там, что нужно добавлять даже не десять, а по 15 минут. Говорил с игроками: «Ну что вы валяетесь после каждого столкновения?» Нет динамики футбола.

В чемпионате России то же самое. Надо обязательно добавлять, чтобы не лежали. Пусть посмотрят, как наши девчонки играют. Я видел многие матчи: жесткое столкновение, а она тут же встает и играет! А ребята лежат... Как тут не добавить. Обязательно надо добавлять! Девчонки, значит, более терпеливые. Лежать можно тогда, когда действительно есть микротравма и надо уводить игрока с поля. А можно еще придумать такое правило — раз игрок ждет доктора, значит, нужно его на пять минут с поля увести, а команда пускай играет в это время в меньшинстве. Тоже будет меньше простоя. ФИФА с этим борется, и новая тенденция с большим числом добавленных минут это показывает.

— Думаю, теперь это пойдет в инструкции от судейского комитета ФИФА по всем странам.

— И правильно! Еще мне понравился один момент — не спешат давать желтые карточки, удалений почти нет. Почему не спешат? Раньше, когда был чемпионат СССР, например, Тофик Бахрамов в мою бытность игроком подбегал, и ты думал: «Ну все, будет удалять». А он пальцем тебе погрозит — и все. Чтобы не ломать игру.

У меня иногда складывается впечатление, что у нас отдельные судьи изначально дают больше желтых карточек, чтобы потом было удаление через вторую желтую. Она же ВАР неподвластна! Они не помогают игре, а решают свои вопросы. Причем формально не придерешься — просто жестко оценил то или иное нарушение. Но мог бы и потерпеть, особенно в первом тайме. Так что здесь совершенно правильно судят.

— Думаете, испанец Матеу Лаос не удержал нить игры Аргентина — Нидерланды?

— Не удержал — вот его домой и отправили. Видишь, сколько желтых он дал. С другой стороны, Паредеса надо было удалять, а он не решился.

Матеу Лаос. Фото Reuters
Матеу Лаос.
Фото Reuters

«Пример Бразилии показал: футбол не прощает пижонства»

— Где уровень игры, на ваш взгляд, выше? В решающих стадиях чемпионата мира или Лиги чемпионов?

— Думаю, все же в ЛЧ. Там в командах собраны мировые звезды из всех стран. А тут смотрели на уровень сборной Бразилии до начала чемпионата мира — и казалось, что они чемпионы, да и поначалу самого турнира тоже. Оказалось — нет, у них были проблемы.

— Пижонство?

— Да. Футбол не прощает пижонства. Им казалось, что они в легком жанре тех же хорватов пройдут, как на праздник. Нужно было трудиться, а они не совсем трудились. Хоть Неймар и забил красивый гол, он мало работал. Когда вели 1:0, нужно было уделить внимание обороне, а он играл так же, как и до этого. А обратный пример — Модрич, который играл на команду, и все хорваты были едины. Они работали в два раза больше на команду, чем бразильцы. Те всю жизнь на этом и горят. Нельзя упускать маленькие детали, расслабляющие команду. Бразильцы упустили эту деталь.

— А кому бы дали приз лучшему игроку турнира?

— Игроку команды, которая выиграет чемпионат мира. Поэтому пока никому.

— В прошлый и позапрошлый раз дали Модричу и Месси, хотя Аргентина в финале-2014 проиграла Германии, а Хорватия в финале-2018 — Франции.

— Сейчас Модрич тоже на него претендует (напомню, разговор проходил до матча Аргентина — Хорватия. — Прим. И.Р.). Месси тоже играет очень хорошо. Так же, как и Мбаппе. На сегодняшний день мне больше всех нравится Модрич.

— Удивил ли Месси?

— Нет. Он играет на своем высочайшем уровне и ведет Аргентину к финалу.

— Месси поражает тем, что на этом турнире злющий. Он никогда таким не был.

— Во-первых, на чемпионате мира всегда есть какая-то дополнительная агрессия. И по отношению к сопернику в том числе. Он сто раз уже извинился или извинится, когда все пройдет. А сейчас он работает на свою команду, и делает это хорошо.

— Матч Аргентина — Нидерланды по эмоциям — это нечто.

— Да. Кто не любит такой футбол? И футбол поэтому смотрит весь мир. Хотя некоторые люди из других видов спорта, когда им задают такие вопросы, говорят, что не смотрят. Ну, не смотришь. Планета как-нибудь без тебя в этом плане обойдется. А ты говоришь это для того, чтобы о тебе вспомнили, тебя выделили. Ну и не смотри дальше!

Семь миллиардов смотрят футбол. Какое еще событие может увлечь такое количество людей? Нет такого! В мире нет и не будет. Поэтому футбол нельзя ни с чем сравнивать.

Ришарлисон. Фото Reuters
Ришарлисон.
Фото Reuters

«Сантуш принял сильное решение по Роналду против Швейцарии. Но на Марокко Криштиану надо было возвращать»

— Как сказалось на турнире время его проведения?

— Думаю, что этим игрокам будет тяжело с ходу включаться в свои чемпионаты. А сейчас все, кроме Катара, хорошо подготовились. Он имели большое количество времени для совместной работы, но команда не была готова.

— Ну как все, кроме Катара? Разочаровали Дания, Бельгия, Германия.

— Разочаровали. Но с чего Германия сейчас будет выигрывать чемпионат мира? На предыдущем чемпионате было то же самое. Может быть, они не всех собрали. Думаю, были проблемы с Томасом Мюллером и его амплуа. Как он может играть центрального нападающего? Германия всегда играла с настоящим нападающим, начиная с другого Мюллера, Герда. А сейчас полузащитник Мюллер играет нападающего. Значит, были проблемы.

— Восхитило ли вас как тренера решение Фернанду Сантуша не ставить Криштиану Роналду в стартовый состав против Швейцарии?

— Конечно, он принял сильное решение. Гонсало Рамуш действительно хороший нападающий, но во второй раз не сработало. Может быть, во второй раз надо было уже возвращать Роналду.

— А как можно было не поставить Рамуша в состав после хет-трика?

— Можно было поставить Криштиану вместо Феликса. Феликс мне на этом чемпионате совсем не понравился. Слабо... Поэтому Сантуш сделал мощный шаг, дав игрокам понять, что он хозяин в сборной, что нужно работать на поле, а не одними индивидуальными качествами восхищаться. Но во второй раз он, наверное, ошибся. Надо было Роналду ставить вместо Феликса. Может быть, все было бы по-другому. А может, и нет. Но раз проиграли, значит, что-то сделал не так.

— Победа какой из оставшихся сборных принесет больше пользы футболу?

— Все принесут. Разве Марокко не приносит пользу развитию футбола своей игрой? Всем нужно подумать, а какого ты уровня игроков имеешь у себя в команде, чтобы играть так, как играет, например, «Манчестер Сити»? А если ты их не имеешь? К этому, наверное, надо стремиться. Но есть и другие пути. Марокко показало, что они существуют. Если есть победа, значит, ты выполняешь перед своими болельщиками задачи, и все рады.

— Но коллективной атакующей игрой какая-нибудь команда на турнире выделяется?

— Франция исключительная в чем-то. Там есть Мбаппе. Сейчас у всех высокая линия обороны, и между вратарем и этой линией возникает большое пространство. Для Кильяна это то время, когда он будет иметь очень много моментов. Это его время, потому что он обладает невероятной скоростью.

Посмотрим, как Марокко построит оборону. Будущие футболисты атаки должны быть быстрыми. В детском футболе мы должны находить быстрых игроков, которые смогут не только думать, но и бежать. Сейчас просто думающему игроку без скорости сложно. Быстрые нужны как никогда, развитие футбола происходит в этом направлении. Никогда не играли так компактно, как на этом чемпионате мира.

— Англичанам все же удалось закрыть Мбаппе.

— В какой-то мере. Потому что там был быстрый правый защитник. Кайл Уокер — очень опытный, хорошо знает Мбаппе и у него высочайшая скорость.

Чемпионат мира всегда открывает глаза на что-нибудь. Разве не открыло глаза, как Саудовская Аравия сыграла против Аргентины и лично Месси? Мне открыло. Оказывается, можно и Саудовскую Аравию подготовить так, что она победила Аргентину.

— Какие нюансы по противостоянию саудовцев Месси вам бросились в глаза?

— Его никто не закрывал персонально, но игрок, который находился в его зоне в момент получения мяча, играл очень плотно, встречал в момент приема. Месси располагается и в середине, и на фланге, но все равно находится в чьей-то зоне, а саудовцы его блокировали. Это часть футбола. Они достигли успеха в этом смысле. Недаром Ренар в том видео говорил: «Вы что, селфи с ним хотите сделать?» Он призывал их играть еще плотнее, находиться ближе к нему в момент приема мяча.

Фернанду Сантуш. Фото Reuters
Фернанду Сантуш.
Фото Reuters

«Кто скажет, что ван Галу много лет? Мыслит быстро, эффективно и правильно»

— Четыре раза подряд ЧМ выигрывали европейские команды. Раньше ни у одного континента не бывало больше двух. Это закономерность или стечение обстоятельств?

— Думаю, нет закономерности. Есть определенное время, когда та или иная страна имеет лучших игроков. Они все живы-здоровы, играют, имеют меньше всех проблем, да еще и хорошего тренера. Например, Дешама, который может сейчас выиграть два титула подряд. Значит, футбол во Франции развивается правильно.

— Очень мало автоголов и голов со штрафных.

— Штрафные не идут. Как голландцы на последней добавленной минуте с Аргентиной разыграли — супер! Думаю, что этот штрафной — импровизация.

— Нет. Ван Гал сказал, что автор гола Вегхорст «привез» его из «Бешикташа», где играет, и они его долго наигрывали.

— Вот как? Это была точка, с которой все всегда бьют. Они схитрили, обманули, провели соперника. А еще ван Гал поразил тем, что за 10-15 минут до конца выпустил больших футболистов, и команда начала играть, как раньше говорили, по-деревенски: длинными передачами, на подбор. В итоге смяла Аргентину и забила два мяча.

Это же сделал тренер. А если бы они стали бесконечно разыгрывать от вратаря, то уехали бы домой сразу. Кроме того, он поменял лидера, Депая, на Вегхорста, который нужен был именно в данный момент. Разве это не опыт и не класс? Жалко, что они дальше не прошли.

— Болели за Нидерланды?

— В тот момент — да.

— А переживали за ван Гала как за представителя вашего тренерского поколения?

— Он мне нравится. Кто скажет, что ему много лет? Он мыслил быстро, эффективно и правильно. В такой ситуации должен сработать мозг. Оказывается, он работает в этом возрасте еще лучше. Мне не понравился в этом матче аргентинский тренер своими заменами. Паредес, выйдя на поле, стал много фолить, действовать агрессивно. Он «привез» первый гол. Его надо было удалять, но судья простил.

— А я бы новому председателю совета директоров «Локомотива» Юрию Нагорных указал: «Посмотрите на ван Гала. Зря Юрия Палыча назад не позвали!»

— Да он еще должность мне ищет (улыбается). Никак не найдет, но ищет.

— Пойдете ли в «Локомотив», если позовут?

— Еще ж не нашли. Как я пойду? Найдут — пойдем.

Луи ван Гал. Фото Reuters
Луи ван Гал.
Фото Reuters

«Не понимаю разговоров о переходе российского футбола в Азию, это та же ФИФА»

— Сборная России не участвует в чемпионате мира, не будет участвовать в отборе на Евро. Отставание от тех, кто играет на больших турнирах, неизбежно ?

— Если мы правильно среагируем и примем верные решения по развитию нашего футбола, может, наоборот, будет польза. У нас какое-то торможение все-таки произошло. В данной ситуации можно уделить внимание развитию детско-юношеского футбола. Нужно найти такие моменты, которые помогли бы развиваться.

Меня порадовало, что в данной ситуации организовали лигу ЮФЛ, но мне не совсем нравится, как тренируются юношеские команды. Переодически на их работу смотрю. Что ты тренируешь, с тем и играешь, и здесь мы должны внести поправку.

Большое доверие будет местным игрокам. Это плюс. С другой стороны, они не смогут работать с большими мастерами, которые у нас были, и расти в условиях конкуренции. Посмотри, кто сейчас играет на чемпионате мира: и Крыховяк, и Влашич, и Ловрен. Сколько могут почерпнуть игроки, которые с ними в одной обойме! У нас был тот же Фарфан. Разве ты не научишься чему-то рядом с ним? Сейчас таких игроков не хватает. В «Зените» есть, в других — нет. Какая бы ни была ситуация, нужно делать выводы. Очень много ошибочных решений как в командах, так в целом.

— Есть ли смысл России переходить в Азию?

— Не понимаю этого. Как переходить? Это все равно та же ФИФА. Не понимаю, поэтому даже обсуждать эту тему не хочу. Переходить... И что дальше?

— Но если все же Европа бойкотирует Россию, а АФК согласится...

— Но с чего ты уверен, что Азия так будет говорить?

— Да нет у меня никакой уверенности.

— О чем и речь. Сложная тема. Думаю, нужно обратить внимание на свой чемпионат, развитие детско-юношеского футбола, на тренеров, которые работают в футболе. Вот отсюда будет движение вперед.

— Азиатские команды, кстати, хорошо себя проявили на этом турнире.

— Япония вообще здорово играла! Даже жалко ее было, когда вылетела. Ты посмотри, чем они хороши — быстрые, какие у них скорости невероятные. У нас нет атакующих игроков с такой скоростью.

— На следующем ЧМ примут участие 48 команд. Это катастрофа или шанс для тех, кто туда не попадал?

— Мне кажется, это много. Сейчас нормальная ситуация, ровно месяц играют, количество игр тоже нормальное. Но в связи с разницей в климате и с другими факторами игроки, которые приедут в свои команды, долго не смогут набрать свои кондиции. Клубные тренеры впервые столкнулись с таким, чтобы сразу после чемпионата мира футболисты вливались в национальный чемпионат.

Что теперь делать? Дать отпуск? Давать легкие тренировки и подпускать их в игру? Я сейчас болею за «Наполи». Оттуда в Катаре всего два игрока, а в том же «Милане» — существенно больше. Может, «Наполи» с помощью этого удастся устоять в лидерах. Тогда Хвича там точно будет как Марадона!

— Может, расширение до 48 команд поможет Хвиче с Грузией попасть на следующий ЧМ?

— Не знаю. Думаю, это чересчур много!

Футболисты сборной России. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Футболисты сборной России.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

«У Марокко нужно учиться реализму, важно на 100 процентов развивать способности каждого игрока»

— Глядя на работу ван Гала, не хотите вернуться на тренерскую скамейку?

— Все зависит от того, есть ли приглашение туда, где ты нужен. Одно дело — ты хочешь, а другое, что не все от тебя зависит.

— Но вы не готовы смириться с тем, что уже не позовут?

— Что значит — смириться? Ну не позовут, так буду футбол смотреть, помогать различным мероприятиям. От футбола я никуда не денусь, я в нем, мне интересно. Сюда (в Катар. — Прим. И.Р.) мне интересно приехать, в следующий раз поеду на Лигу чемпионов в Турцию, посмотрю финал. Это часть моей жизни.

— Кто будет чемпионом мира?

— Многие скажут, что фаворит — Франция, но не я. Мне интересны все команды, и у каждой есть шанс.

— Хорошо, кого из оставшихся команд хотите видеть чемпионом мира?

— Наверное, Аргентину. Хочется, чтобы Месси стал чемпионом. Он оставил большой след в футболе. Он заслуживает этого! Но — заслуживает ли команда? Тут есть вопросы.

Есть много козырей у Франции. А вдруг Марокко станет чемпионом? Что ты тогда скажешь? Тогда в футбол нужно играть, как Марокко? Нет, но у Марокко есть чему учиться. Реализму. Вот у тебя есть определенные игроки с определенными способностями, и ты должен на сто процентов развить способности каждого. А если сделаешь это еще больше, на сто десять, то обязательно будет большой успех.

Это работает на чемпионате мира, чемпионате Европы. Но также и в любительской команде. Вот это — задача тренера. Тактика тоже танцует не от того, что вот я мыслю: «Хочу, чтобы все играли, как Месси». Но у меня нет Месси и других таких игроков! Я должен играть в то, что позволяет подбор футболистов! Это самое основное.

В отдельных командах тот же Гвардиола может подбирать игроков под свою модель, потому что имеет такие возможности. А мы — простые смертные, как тренер сборной Марокко — живем в футболе по-другому.

Новости