«С Дзюбой готов встретиться. Может, подеремся». Интервью Вячеслава Малафеева

1 июня 2020, 18:20

Статья опубликована в газете под заголовком: «Вячеслав Малафеев: «С Дзюбой готов встретиться. Может, подеремся»»

№ 8208, от 03.06.2020

Артем Дзюба и Вячеслав Малафеев.
Бывший вратарь питерцев завершил работу в клубе в качестве заместителя спортивного директора

Бывший вратарь «Зенита», два с половиной года занимавший в клубе должность заместителя спортивного директора, — о Манчини, Дзюбе, Смолове, Заболотном и Круговом

Заместитель

— В какой момент осознали, что в «Зените» не останетесь?

— Уже с появлением летом 2018-го Хавьера Рибалты на посту спортивного директора многое стало понятно. Я переключился на работу с «Зенитом-2» и молодежной командой. Тоже интересный опыт, но хотелось большего. 31 мая контракт закончился. Продлить не предлагали, да я и сам не видел для себя перспектив — по крайней мере в нынешнем формате. Сразу скажу — на «Зенит» никаких обид нет, с уважением отношусь к любому решению клуба.

— Информация, что вы покинули спортивный департамент, появилась еще в конце января.

— А вот тут без комментариев. Извините.

— Тогда о другом. До назначения Рибалты в «Зените» сложилась странная ситуация. Было два заместителя спортивного директора — вы и Оресте Чинквини, но сам спортивный директор отсутствовал.

— У нас с Чинквини было четкое разделение обязанностей. Он занимался легионерами, я — нашими игроками. Плюс Чинквини постоянно находился рядом с командой, я же больше времени проводил в офисе. Мы нормально взаимодействовали, делились информацией, иногда вместе встречались с агентами. Ну а ключевые решения принимал Сергей Фурсенко, президент клуба.

— Так почему в клубе не было спортивного директора?

— Изначально на эту должность меня и приглашали. Но неожиданно воспротивился Манчини. Хотя до моего прихода в «Зенит» мы ни разу не общались. Впрочем, как и после. Только здоровались. Манчини даже не хотел, чтобы я появлялся на базе. Об этом мне сразу сказал Чинквини.

— Почему тренер принял вас в штыки?

— Понятия не имею. Странное отношение к человеку, которого ты совсем не знаешь. Наверное, ему про меня наговорили — мол, придет Малафеев и будет всех чихвостить, как Тотти в «Роме».

— Тренер-то Манчини хороший?

— Вы же видите — со сборной Италии добивается результата.

— А с «Зенитом» — пятое место.

— Стартовали при Манчини здорово, долго лидировали. Но во второй половине сезона что-то пошло не так.

— Что же?

— Мне кажется, в какой-то момент Манчини разочаровался в российском футболе. То ли ожидания не совпали с реальностью. То ли не сумел адаптироваться. К тому же вскоре поступило предложение, от которого не смог отказаться.

— Вы об итальянской сборной?

— Да.

— За что он Дзюбу невзлюбил?

— Отвечу так — Манчини не хотел видеть его в команде не по спортивным причинам.

— Сам Дзюба в интервью обронил: «Манчини говорил, что я разлагаю коллектив, расслабляю Кокорина, меня боятся иностранцы». Подтверждаете?

— Откуда мне знать, что делал Дзюба, разлагал команду или нет, если контракт с «Зенитом» я подписал в конце ноября и на базу меня не пускали? Как раз тогда и началась вся эта история.

Дзюба

— Дзюба жестко прошелся по вам в интервью. Теперь хочется послушать вашу версию.

— Давайте обсудим последовательность высказываний Дзюбы. Он говорит, будто я принял решение, чтобы его в «Зените» не было. Абсурд! Я только-только приступил к работе в клубе — и что, первым делом побежал к главному тренеру или президенту с предложением убрать Дзюбу?

— Едва ли.

— Ни я, ни другие руководители не виноваты, что он не нашел общего языка с Манчини. Вот Семак подобрал к Дзюбе ключик — и тот хорошо играет, забивает, отдает. С итальянцем контакта не получилось. И мне сказали: «Раз Манчини он не нужен, ищи ему команду».

— Отыскали?

— Да, за границей. С точки зрения игровой практики варианты были неплохие, но Дзюба их сразу отмел.

— Что за варианты?

— Греция, Турция... Из топ-5 интереса к нему не было. Там мало кто хочет брать футболиста в аренду на четыре месяца. Разве что с правом выкупа — но цена будет явно занижена. «Зенит» это не устраивало. В РПЛ усиливать конкурентов мы не собирались, а остальные клубы зарплату Дзюбы потянуть не могли. В конце концов уехал в тульский «Арсенал».

— Вас потом попрекнул — дескать, в беседе с ним несколько раз произнесли: «Мы не можем тебя отпустить». Речь шла об «Арсенале»?

— Да не говорил я этого! Я же не хозяин клуба, чтобы такими словами разбрасываться. Наоборот, в мою задачу входило побыстрее трудоустроить игрока, именно я вел переговоры с «Арсеналом». Они затянулись, потому что нужно было учитывать интересы и футболиста, и двух клубов. Дальше Дзюба заявил: «У нас произошел резкий разговор, конфликт...»

— Тоже не было?

— Конечно, нет! Какой конфликт? Откуда вообще это взял? Да мы говорили-то по телефону раза три. Я рассказывал, какие есть варианты, обсуждали организационные нюансы. В остальном общение шло через его представителя. Пусть Дзюба воспроизведет наш диалог, люди прочитают и оценят — омерзительно это было или нет.

— Да-да, в том же интервью Дзюбы прозвучала фраза: «Малафеев пытался меня спровоцировать, разговаривал омерзительно...»

— Вот для чего мне его провоцировать? В чем выгода? У нас всегда были нормальные отношения. Вместе за «Зенит» играли, в раздевалке сидели рядом, он был клиентом моего агентства недвижимости... Какая к Дзюбе может быть неприязнь? Очень странные у него умозаключения.

— В ноябре 2018-го перед матчем с «Ахматом», когда вы обходили футболистов в тоннеле, Дзюба руку вам не пожал.

— Я не знаю, почему он так себя повел. Если у тебя есть конкретные претензии — выскажи в лицо. Как мужик. Позвони, назначь встречу, потолкуем. Может, даже подеремся, ничего страшного. А он... Похоже, просто сказать нечего, нет никаких аргументов. Только интервью раздавал, которые били по моей репутации.

— Что мешало ответить?

— Хотелось. Но сотрудник клуба не имеет права вступать с футболистом в публичную перепалку. Приходилось сдерживаться. Дзюбу такое поведение, мягко говоря, не красит. Это то же самое, как если б я позвал его в зал, предложил побоксировать — и связал бы ему руки.

— После «Ахмата» поговорить пытались?

— Я-то от него не скрывался, никуда не убегал. Виделись пару раз — он меня игнорировал. Даже не здоровался. Ну а то, что ляпнул в недавнем интервью Тине Канделаки...

— У меня и это записано. Вот, цитирую: «С товарищем Малафеевым не хочу иметь ничего общего, и никому не советую».

— Дзюба работал с нашим агентством. Через нас арендовал квартиру на Крестовском острове, помогали ему с приобретением жилья в Москве, оказывали юридическое сопровождение. И в Питере варианты подбирали, когда он пожелал в недвижимость инвестировать. Дзюбу все устраивало, благодарил. И вдруг такое заявление... Вот что это? А главное, какое отношение мой бизнес имеет к тому, что Манчини выпроводил его из команды?

— Вашим клиентом он был до конфликта с Манчини?

— Разумеется.

— Вы за собой в истории с Дзюбой вины не чувствуете?

— Абсолютно.

— Есть версия, за что на вас взъелся?

— То ли что-то нашептали. То ли недопонял. То ли просто нарисовал в голове образ врага и решил сделать меня крайним, выплеснуть всю злость. Манчини-то далеко. А я рядом... Есть еще одна мысль. Но пока озвучить не готов.

— Хотя бы намекните. В общих чертах.

— В общих не получится. Лучше почитайте интервью Дзюбы и задайте себе вопрос: «Что он любит больше всего на свете?» Возможно, тогда многое станет ясно.

Переговоры

— Хочу один момент уточнить. В январе 2018-го Артем не поехал с «Зенитом» на первый сбор. Вы прокомментировали: «После медобследования у Дзюбы возникли проблемы со здоровьем. Отправляем в клинику». До нее так и не доехал?

— Почему? Съездил. Но не в Италию, в Финляндию. Принимал решение медицинский департамент клуба. Как я понял, Дзюбу там побаивались, лишний раз по этому поводу контактировать с ним не хотели. Я сказал: «Ладно, передам». Дзюба сразу напрягся: «В Италию не полечу».

— А вы?

— Ответил: «Слушай, я ж не доктор. Не в курсе, что с твоим коленом. Раз есть рекомендация врачей, надо ехать. Иначе клуб вправе применить санкции. Может, на это он и обиделся?

— Артема не оштрафовали за то, что выбрал Финляндию?

— Ну что вы! Какая разница? Мы же разумные люди. Попросил вместо итальянской клиники организовать обследование в финской — пожалуйста.

— По условиям арендного соглашения с «Арсеналом» за участие Дзюбы в матче с «Зенитом» нужно было заплатить около 10 миллионов рублей. Как и в случае с Шатовым, которого отдали «Краснодару». На поле вышли оба, забили, фактически отняли у «Зенита» пять очков. Говорят, именно к вам были претензии, что прописали такую маленькую сумму в контрактах. Упрек принимаете?

— Нет. За финансовые и юридические вопросы отвечали другие люди. Я должен был договориться с клубами об аренде. Финальная стадия проходила уже без меня. Только обмолвился, что в подобной ситуации сам бы заплатил такие деньги — лишь бы сыграть с «Зенитом», доказать, что напрасно тренер зачехлил.

— Надо было посерьезнее цифры прописывать?

— Безусловно. Юридически нельзя футболисту, отданному в аренду, запретить играть против своего клуба. Здесь нужна джентльменская договоренность на уровне руководителей. Либо вносите в документ неподъемную сумму.

— Вы вели переговоры с «Краснодаром» о переходе Смолова. Как это было?

— Манчини хотел Федора, мы с Чинквини отправились в Москву на встречу с Германом Ткаченко, агентом Смолова. Затем несколько раз беседовали в Петербурге, торговались, но в цене так и не сошлись.

— «Краснодар» требовал 15 миллионов евро?

— Это конфиденциальная информация.

— С Галицким трансфер обсуждали?

— Нет, общение шло через Хашига, генерального директора «Краснодара», и Ткаченко.

— Оздоева, Набиуллина и Заболотного пригласили по вашей наводке?

— Нет. Заболотного вообще купили в начале декабря 2017-го. К тому моменту я успел отработать в «Зените» всего пару недель. Причем до этого за футболом особо не следил, занимался бизнесом. Думаете, пришел в клуб и с порога заявил: «Давайте купим Заболотного»? Его приглашение — инициатива Манчини. С ним согласовывались все приобретения.

— Полагаете, Заболотный — это уровень «Зенита»?

— Между прочим, Антон даже в сборную вызывался. Но в «Зените» не раскрылся. Думаю, просто под игровую схему не подошел. Набиуллин рассматривался как потенциальная замена Жиркову, которого мучили травмы. Левый защитник с российским паспортом — дефицитная позиция в нашем футболе. А тут молодой, перспективный, в «Рубине» неплохо себя показал.

— Но в Питере увял.

— К сожалению. У Оздоева тоже на первых порах не клеилось, в центре полузащиты конкуренция была бешеная. В какой-то момент сказал Магомеду: «Может, уйдешь в аренду?»

— А он?

— Покачал головой: «Нет! Хочу в «Зените» играть!» — «Тогда докажи, что на это способен». И Магомед переломил ситуацию. Сейчас играет лучше, чем когда-либо, еще и в сборной место в основе отвоевал. Молодец.

— Хоть кто-то перешел в «Зенит» по вашей инициативе?

— Мостовой. Договорились так — не мы выкупаем Андрея у «Химок», это делают его агенты. Дальше, чтобы снизить риски, заключаем контракт на четыре месяца.

— Неужели агентов это устроило?

— Сказал им: «Если парень проявит себя в «Зените-2», дадим достойную зарплату». Мостовой отыграл здорово, подписал многолетний контракт и отправился на правах аренды в «Сочи» набираться опыта. Уверен, «Зениту» он еще пригодится. По своему потенциалу Мостовой — игрок сборной.

Агенты

— Что в «Зените» у вас получилось, а что — нет?

— Я очень рад, что «Зенит» вновь стал чемпионом. Приятно сознавать, что есть тут частичка моего труда — как и всех работников клуба. Мне удалось разгрузить зарплатную ведомость. А то на контрактах в системе клуба было слишком много футболистов. Жаль, не сумел выстроить четкую вертикаль между академией и основным составом. На мой взгляд, нужен человек, который бы все это тщательно контролировал. Потому что академия, хоть и считается структурой клуба, живет по своим законам.

— Теперь о минусах.

— Вообще-то я очень самокритичный. Если б за что-то мог себя укорить, не отмалчивался бы. Мне кажется, глобальных ошибок в «Зените» не совершил. Разве что в мелочах, когда надо было действовать гибче или настойчивее. Ну а главная претензия к самому себе — не смог доказать, что достоин быть спортивным директором в таком клубе как «Зенит».

— За эти два с половиной года у вас было множество переговоров. Самые мучительные?

— Так скажу — прекрасно понимаю, что агенты меня не любят. Я всегда жестко отстаивал интересы клуба, старался минимизировать расходы и на приобретение игрока, и на его содержание. За переход в «Зенит-2» ни одному агенту не выплатил комиссию.

— Что-то героическое в этом есть.

— Прежде в клубе работали иначе. Агентские, подъемные, еще что-то... У меня другой подход. «Зенит-2» и «Зенит-м» — полигон для молодежи. Засверкал, попал в основной состав — тогда и у тебя зарплата увеличивается, и агент что-то зарабатывает.

— Как вы Кругового упустили?

— С его агентом обсуждали условия пролонгации контракта. Первое, что услышал: «Даня не горит желанием оставаться в «Зените», не верит, что пробьется в основу». А после ухода в «Уфу» сам Круговой сказал в интервью: «Кто-то в «Зените» дает указания не подпускать молодежь к первой команде».

— Чушь?

— Полная! Читал это и понимал — агент налил мальчишке в уши воды, наговорил то, что не соответствует действительности. С Круговым не все упиралось в деньги. Хотя в какой-то момент агент произнес: «Заплати мне 5 миллионов рублей — и Даня остается».

— Что ответили?

— «Он же не хочет» — «Нет, тогда никуда не уйдет». Я предложил альтернативный вариант: «Мы и так существенно повышаем пацану зарплату. Если заиграет в основе, пропишем для тебя в контракте более высокие комиссионные». Агент уперся: «Деньги нужны здесь и сейчас».

— Прошлым летом «Зенит» выкупил Кругового у «Уфы» за два миллиона евро. Заиграет в Питере?

— Честно? Сильно сомневаюсь. Был бы уверен в его перспективах, еще тогда бы нашел компромисс с агентом и сохранил Даню.

— После ухода из «Зенита» не возникало мыслей попробовать себя в роли агента?

— Нет. Больше вам скажу — если говорить о работе в футболе, я и вне «Зенита» себя не представляю.

— Либо там, либо нигде?

— Совершенно верно. В общей сложности, отдал клубу 25 лет. Как игрок, ему не изменял. Не собираюсь делать этого и в качестве менеджера.

— Допускаете, что однажды вернетесь в «Зенит»?

— Почему нет?

— Сейчас с головой уйдете в бизнес?

— Да, забот хватает. Помимо агентства недвижимости владею турбазой и горнолыжным клубом в Новгородской области. 150 гектаров. Кстати, планирую выстроить там футбольное поле, чтобы проводить детские лагеря.

— Из-за «короны» ваш бизнес сильно просел?

— Турбаза пока закрыта. Карантин. Но это не критично, «финансовая подушка», слава богу, есть. Что касается агентства, то апрель получился тяжелый, с огромным трудом удалось выйти в ноль. А к маю все наладилось, уже в плюсе. Думаю, так и дальше будет. Жизнь продолжается!

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
84
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир