"Кто бил, как бил – я не видел. Протокол прочитал не вникая". Что сказал охранник клуба "Эгоист"

18 апреля 2019, 16:45
18 апреля. Москва. Кирилл Кокорин доставлен на слушания в Пресненском суде. Фото Дарья Исаева, "СЭ" 18 апреля. Москва. Александр Кокорин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Показания охранника клуба "Эгоист" Алексея Авдеева по делу Александра Кокорина и Павла Мамаева на суде, которые, как выяснилось, отличаются от тех, что были записаны следователями.

В Пресненском районном суде в четверг, 18 апреля, проходит седьмое слушание по существу дела футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. Два игрока, брат форварда "Зенита" Кирилл Кокорин и друг полузащитника "Краснодара", детский тренер Александр Протасовицкий обвиняются по статьям УК РФ "побои" и "хулиганство". Они стали участниками двух драк в центре Москвы утром 8 октября 2018 года, в первой у ночного клуба пострадал водитель ведущей Первого канала Виталий Соловчук, во второй – в кафе чиновник Минпромторга Денис Пак и гендиректор НАМИ Сергей Гайсин.

О компании Мамаева и Кокорина

– Пришла компания молодых людей. Под утро было, точно не помню, во сколько. В 4 или в 5. Пришли. Вели себя разумно. Ничего за ними не было.

В седьмом часу стали все расходиться. Спокойно, без агрессии.

О конфликте

– Вышли на улицу. Там меня не было. Единственное – я когда услышал громкие голоса, вышел на улицу, секунд 5-10 там был. Увидел компанию, которая побежала в сторону Белорусского вокзала. Бегут люди, я не знаю. Прыгают возле человека. Там и ребята падали, и человек какой-то. Я обратно зашел в клуб и больше не видел, что происходило.

О драке

– Видел двоих. Человека в белой кофте, который падал, и в черной.

Оставшиеся были возле машин. Перепалка пошла, крики: "Вызовите полицию! "Увидел, как человек в белом упал, а потом туда толпа пошла. У нас инструкция – кто-то один должен быть в помещении. Я и ушел внутрь.

Дальше я понял со слов коллеги, что какая-то драка произошла. Повздорили с кем-то. Меня это на тот момент меньше всего интересовало.

– Когда человек в белом упал, вы видели, что конкретно происходит? Из-за чего он упал?

– Видел, что человек, за которым они бежали, то ли отталкивает, то ли бьет его.

– Можете утверждать, что был удар?

– Утверждать не могу. Либо толчок, либо удар. Далеко это уже было.

18 апреля. Москва. Пресненский районный суд. Четки на шее Павла Мамаева.

О своих первых показаниях

– Вас следователь допрашивал?

– Да.

– Давление было?

– Нет.

– Сами все подписывали?

– Да. С работы дернули к следователю, все быстро рассказал.

– Когда были у следователя, сколько это было?

– Минут 15.

– Кто-то еще был с вами?

– Старший смены Кустов. Он как раз заканчивал. После него меня допрашивали.

– А после изготовления протокола читали его?

– Ну так, сквозь пальцы.

– Как допрос проходил?

– Время было позднее, следователь просто вставлял абзацы готовые и добавлял мои фразы. Фамилий не спрашивал меня.

– Вы это видели, что он вставляет абзацы?

– Нет, предполагаю. Просто быстро все сделано было.

– Подтверждаете показания, которые вы дали следователю?

– То, что там была толпа, которая била, я не видел!

– А зачем подписывали протокол?

– Торопился со смены. Сквозь пальцы прочитал.

– А адвокат вам зачем был?

– Это от работы предоставили.

– Ну, защитник находился там?

– Да.

– Читал он показания?

– Точно не помню. Возможно, читал. Может, так же, как я, читал.

– То есть, вы бегло прочитали протокол, не вникая?

– Да.

– Почему уверены, что следователь записал все верно?

– Ну, вроде, и адвокат там сидел.

– Адвоката Лисенко видели ранее?

– Где-то видел, но не общались. Меня дернули с работы, уже там его увидел.

– Адвокат вам сам что-то предлагал перед допросом?

– До допроса никто ничего не предлагал. Я пришел, уже все там сидели – адвокат, следователь и товарищ Кустов. Потом он ушел, ему на смену надо было. Я впервые в такой ситуации! Понадеялся на адвоката и следователя.

– То, что записано, не соответствует действительности?

– Нет.

– Детали, которые указаны в протоколе, не ваши слова?

– Я этого не мог сказать, потому что я этого не видел. Кто бил, как бил – я не видел.

– Вы пояснили суду, что читали протокол, не вникая ни в сущность, ни в детали. Подписали не глядя, почему?

– Я там был 10-15 минут, не думал, что мои показания имеют значение. Находился на улице несколько секунд.

– Так почему вы подписали?

– Понадеялся на адвоката и следователя.

– Показания в протоколе можно считать достоверными и вашими?

– Что били и кто бил – нет.

Суд Кокорина и Мамаева. Новый день. Live!

Результаты опроса

проголосовало: 131430
Все опросы
Справедливо ли решение суда оставить Кокорина и Мамаева в СИЗО до 25 сентября?
Да
48.9%
Нет
43.2%
Затрудняюсь ответить
7.9%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир