17:00 14 сентября 2016 | Футбол — Лига чемпионов

Как ЦСКА "женили" на Лиге чемпионов

21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. С мячом Микаэль ЛАУДРУП. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 2 марта 1994 года. Москва. "Спартак" - "Барселона" - 2:2. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ 8 декабря 1993 года. Москва. "Спартак" - "Галатасарай" - 0:0. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ
21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. С мячом Микаэль ЛАУДРУП. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ. Групповой турнир

Вчера в основном турнире Лиги чемпионов стартовал шестой за время ее существования российский клуб – "Ростов". О том же, как этот турнир начинался для России, рассказал "СЭ" журналист и в прошлом спортивный комментатор Аркадий РАТНЕР, участвовавший в самом первом для нашей страны организационном совещании.

– В начале лета 1992 года в телекомпанию "Останкино" поступило сообщение о том, что в Праге состоится посвященное спортивным трансляциям внеочередное заседание "Интервидения" (в эту организацию входили государственные телерадиовещательные компании бывших социалистических и некоторых других государств. – Прим. А.П.). Сергей Кононыхин возглавил спортивную редакцию лишь с начала того года, в технологические вопросы он не вникал, и в итоге в Прагу послали меня, – приступил к рассказу Ратнер, которому недавно исполнилось 80 лет. – Предполагал, что состоится разговор о предстоявших в Барселоне Олимпийских играх, но уже на месте сказали, что будет встреча с представителями швейцарской компании Team Marketing. "На какую тему?" "Да они вам сами все объяснят".

21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПОНАЧАЛУ РОССИЮ УГОВАРИВАЛИ, А ОНА НЕ СПЕШИЛА ЗАПРЯГАТЬ

В итоге Юрген Ленц, вице-президент компании, ставшей незадолго до этого эксклюзивным партнером УЕФА, а также англичанка по фамилии Магнус, которая впоследствии долгое время курировала Россию, прочитали длинную лекцию, поведав о планах преобразования Кубка европейских чемпионов в Лигу. "Мы заинтересованы, чтобы в этом турнире участвовали команды из Восточной Европы", – настаивали они.

Признаться, поначалу удивляло повышенное внимание к моей персоне. Представители Team Marketing даже пригласили в ресторан, куда прихватили переводчицу. Позже дошло: они были очень озабочены привлечением спонсоров, которых, в свою очередь, интересовали масштабы аудитории. Между тем "1-й канал Останкино" еще продолжал осуществлять трансляции на бывшие советские республики.

– Совещание вылилось в подписание документов?

– Только протокола о предварительном согласии. Он ни к чему особенно не обязывал, так что я его подписал, хотя и не имел на то полномочий. Потом уже в Москве мы изучали проект договора вместе с коммерческим директором Арсеном Григоряном, а Кононыхин написал докладную записку на имя председателя РГТРК "Останкино" Егора Яковлева. Но тот спорт игнорировал, хотя впоследствии в связи с Лигой чемпионов его благодарили за доставленное удовольствие. Бумага пролежала у него без движения. Из "Интервидения" тем временем стали названивать: "Ну что там у вас?"

– Тянули время?

– Это было затруднительно, потому что оно поджимало. И я отправился к первому заместителю Валентину Валентиновичу Лазуткину, который курировал спорт. Это был высокий чин, а я лишь второе лицо в спортивной редакции. Однако у нас в жизни имелся общий пункт: мы учились в одной и той же школе. Лазуткин, правда, на восемь лет моложе.

Первый заместитель предложением заинтересовался, посоветовался с юристом, и уже через пару дней передал мне подписанный договор. Таким образом, согласие России на участие в Лиге чемпионов дало телевидение.

В обратном направлении пришел расширенный договор на 40 страницах, в котором подробно расписывались требования. Лазуткин, между тем, ушел в отпуск – и процесс застопорился. Пришлось делать факсимиле его подписи и визировать каждую страницу на свой страх и риск.

– В чем же состоял риск, если вопрос с начальством был согласован?

– В нашем несоответствии некоторым условиям. Так, для организации показа матчей требовалось восемь камер, а у нас были ПТС с шестью. Экономисты и техники смотрели на меня косо. Но Лазуткин все воспринял спокойно: докупим, мол, еще одну ручную камеру.

Главное же - совершенно неприспособленным оказался стадион в Лужниках. Чтобы было видно офсайды, от нас добивались установки камер на линии штрафных площадей. Установить их там не было проблем, благо имелось пространство между рядами, но туда не было подводки кабелей. Кроме того, выяснилось, что Лужники не смогут принимать групповой турнир Лиги чемпионов из-за отсутствия системы подогрева поля. Правда, на первых порах мы не тревожились. Приняли к сведению – и решили, что обойдется.

– Почему?

– В 1/8 финала ЦСКА попал на "Барселону". В день ответной игры мы с Григоряном прилетели в Цюрих на совещание с участием УЕФА, Team Marketing и телевещателей в полной уверенности, что от нас никаких отчетов не потребуют. Матч в Лужниках завершился вничью – 1:1. Не могла же молодая армейская команда победить грозного соперника на выезде! Так что посидим, послушаем, что другие люди говорят – и домой. Идем утром на завтрак, где были разложены газеты, и с изумлением узнаем: ЦСКА победил – 3:2.

21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
21 октября 1992 года. Москва. ЦСКА - "Барселона" - 1:1. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПОЛКОВНИКУ НИКТО НЕ НАПИСАЛ

– Итак, было одно сплошное телевидение, как предрекал персонаж из кинофильма "Москва слезам не верит". А куда же делся, когда решался вопрос, РФС?

– Как раз на совещании в Цюрихе мы встретили генерального секретаря Владимира Радионова, поскольку Вячеслав Колосков по каким-то причинам поехать не смог. Это уже несколько позже Радионов подробно излагал в интервью, что и как. Тогда же находился в полном неведении и понял одно: у нас играть нельзя. РФС потом объяснял это ЦСКА, который вообще ничего не знал.

К нам же в "Останкино" приехал полковник и устроил скандал: почему подписали бумагу, не советуясь? Теперь нам в результате платить за аренду стадиона в Берлине. (ЦСКА сыграл с "Рейнджерс" в Бохуме, а в Берлине – с "Марселем" и "Брюгге". – Прим. А.П.).

– Разве была альтернатива, кроме отказа от участия?

– Нет, конечно. Но в ЦСКА возмущались. Русский самолюбивый характер, помноженный на армейскую прямолинейность. Все равно, мол, будем играть в Москве. Если бы не вы, то добились бы такого права. Не в Лужниках, так на "Динамо" играли бы. Хотя стадион в Петровском парке сразу забраковали – там подтрибунные помещения категорически не устраивали. Да и в Лужниках тогда пришлось выделять большое помещение под пресс-центр.

В общем, ЦСКА играл в Германии, трансляции оттуда без проблем осуществлялись силами немецких телевизионщиков, и вопрос с системой подогрева в Лужниках быстро решился. Уже в следующем сезоне "Спартак" принимал соперников в Москве.

– Армейский клуб в итоге понес серьезные убытки?

– Не знаю. Помню только, что в 1997 году, когда права на Лигу чемпионов приобрела НТВ, контракт с Team Marketing стоил уже вдвое больше, чем пятью годами ранее. Аппетиты разыгрались. Тем более что партнеры увидели заинтересованность с российской стороны.

Поначалу же телевидение осталось внакладе из-за технических проблем. Ту же прокладку кабелей под трибунами пришлось оплачивать. Да много чего не соответствовало международным требованиям. Даже такая, казалось бы, "мелочь", как отсутствие туалета рядом с комментаторскими кабинами.

– Но ведь что-то и "отбивалось", выражаясь современным языком, с помощью рекламы?

– Конечно. Причем в этом вопросе все было очень строго регламентировано. В ходе футбольной трансляции мы были обязаны показать рекламу спонсоров Лиги чемпионов четыре раза: перед матчем, после окончания первого тайма, перед началом второго и после финального свистка. В остальное время могли давать собственную рекламу. Ее было немного, но кое-то зарабатывали. В этом вопросе сотрудничали с предпринимателем Сергеем Лисовским (ныне член Совета Федерации РФ. – Прим. А.П.), который проявил заинтересованность, как только был подписан договор с Team Marketing.

– Компенсировали расходы?

– Не думаю. Тогда в "Останкино" даже не было коммерческого отдела. Каждая редакция старалась заработать самостоятельно, у всех только и болела голова, как бы заработать. В результате не обходилось без самодеятельности. Помнится, за неимоверные по тем временам деньги пустили бегущей строкой рекламу: желающие отремонтировать автомобиль, приезжайте в наш техцентр. Получили страшный нагоняй от Team Marketing, потому что речь шла об автомобильной компании-конкуренте спонсора Лиги чемпионов. Хотели обложить нас штрафом, да, видимо, пожалели.

Надо сказать, к рекламе наши партнеры относились очень щепетильно. Сразу после игры мы отправляли им на проверку запись телетрансляции – своего рода отчет о проделанной работе. Необходимость в этом отпала уже позже, когда Лига чемпионов перешла к "НТВ-Плюс-Спорт", который принимали за рубежом.

2 марта 2994 года. Москва. "Спартак" - "Барселона" - 2:2. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ
2 марта 1994 года. Москва. "Спартак" - "Барселона" - 2:2. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ

РОМАНЦЕВ ВОЗМУТИЛСЯ В ОЧЕРЕДИ НА ИНТЕРВЬЮ

– Какие еще накладки, связанные с телетрансляциями, всплывают в памяти?

– После домашнего ничейного матча "Спартака" с французской командой (речь, видимо, о матче "Спартак" – "Монако" в сезоне-1993/94, завершившемся со счетом 0:0. – Прим. А.П.) произошло недоразумение из-за очередности послематчевых флэш-интервью. Олег Романцев уже был готов отвечать на вопросы журналиста, как вдруг его бесцеремонно отодвинул тренер соперников. Романцев возмутился: "Вы издеваетесь?!" Между тем регламент гласил: сначала говорит тренер победителей, потом – побежденных, а в случае ничьей первым выступает представитель гостей. Ознакомившись с этим положением, "Спартак" принес извинения.

У Team Marketing вообще с распорядком было строго. Все разложено по полочкам. Режиссеры и операторы приезжали на стадион за три-четыре часа до игры, а не за час-полтора, как они привыкли. Проверялась каждая камера. При этом партнеры всегда были недовольны и, как нам представлялось, замучили придирками: то плохое освещение, то камера неправильно установлена.

Часа за два до матча бригаде привозили сэндвичи и кофе. После первого такого "полдника" исчезли термосы с названием швейцарской компании. Было страшно неудобно. Гости и без того поражались некоторым нашим реалиям того времени вроде рынка при главном стадионе страны. Их провозили по набережной, старательно минуя эту достопримечательность, но картина от глаз все равно не ускользала.

– Как получилось, что со временем Лига чемпионов перешла на НТВ?

– Контракт с Team Marketing был подписан Лазуткиным на три года. Потом "1-й канал Останкино" влился в созданную компанию ОРТ, продлившую соглашение еще на два года. Но у нее возникли проблемы с выплатами.

К тому времени я уже работал на "НТВ-Плюс-Спорт". Пришел к директору Алексею Буркову, которого когда-то принимал на работу в "Останкино": "Есть возможность перехватить Лигу чемпионов".

Алексей был азартным человеком, как и владелец компании Владимир Гусинский, для которого телевизионный бизнес был любимой игрушкой и который не скупился на современное оборудование, вызывавшее у других зависть. "Конечно, надо брать", – последовала от него резолюция.

У меня еще оставались связи в Team Marketing. Позвонил Ленцу – и буквально на следующий день к нам прилетел на переговоры голландец. Единственное условие – один матч был должен показывать основной канал НТВ.

Если ОРТ не могла воспользоваться предоставляемым пакетом из-за перегруженности сетки вещания, у "НТВ-Плюс" уже тогда было преимущество – матчи можно было раскидать по нескольким каналам. Теперь же и вовсе при необходимости все матчи показывают одновременно.

Хотя требования по трансляциям, похоже, смягчились. Особенно на отборочном этапе. Видимо, оттого, что масштабы расширились, и в турнир вовлечено много стран. Во всяком случае, некоторым вещам я удивляюсь.

8 декабря 1993 года. Москва. "Спартак" - "Галатасарай" - 0:0. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ
8 декабря 1993 года. Москва. "Спартак" - "Галатасарай" - 0:0. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ

– Например?

– На совещаниях раньше всячески подчеркивали, что повторы ни в коем случае не должны перекрывать действия на поле. Их не должно быть слишком много, и показывать их можно только в паузах. Пусть даже спустя пару минут. В этом плане нравится, кстати, как показывают футбол англичане.

Нам в свое время присылали замечания по трансляциям, а также устраивали совещания, во время которых телекомпаниям предписывалось оценить работу друг друга. Помнится, мы с Григоряном покритиковали испанцев как раз за увлечение повторами.

Запрещалось фокусировать внимание на трибунах – мол, самое главное происходит на поле. За рубежом, конечно, могут взять крупным планом интеллигентных болельщиков, но не голых по пояс прыгающих молодых людей. У нас же это вершина творчества.

Времена меняются. Я же до сих пор с улыбкой вспоминаю, как "подпольно" подписывал документы об участии России в Лиге чемпионов.

результаты опроса
10152 чел.
Кто главный претендент на победу в Лиге чемпионов-2016/17?
Реал
25.0%
Барселона
29.9%
Манчестер Сити
8.9%
Бавария
20.9%
Кто-то другой
15.3%
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!