Паоло Мальдини: "После стамбульского финала три месяца не спал"

25 мая 2005. Стамбул. "Милан" - "Ливерпуль" - 3:3. Пенальти – 2:3. Капитан "Милана" Паоло МАЛЬДИНИ. Фото REUTERS
25 мая 2005. Стамбул. "Милан" - "Ливерпуль" - 3:3. Пенальти – 2:3. Капитан "Милана" Паоло МАЛЬДИНИ. Фото REUTERS

Джейми Каррагер специально для Daily Mail поговорил с Паоло Мальдини матче в Стамбуле и о том, что было потом, о том, как итальянца звали в "Манчестер Юнайтед", "Челси" и "Арсенал", о ценности защитников в современном футболе и многом другом.

Паоло Мальдини – один из величайших футболистов всех времен. За время блистательной карьеры в "Милане" – своем единственном клубе – он провел 902 матча и завоевал 26 крупных титулов, в том числе пять еврокубков. К тому же в его активе – 126 матчей за сборную Италии.

Мальдини редко дает интервью, но на прошлой неделе он пригласил Джейми Каррагера в свой дом в Милане. Там не выставлен ни один из его трофеев. Жилище украшают только семейные фото. Впрочем, его страсть к футболу не спрячешь. Она так и сквозила в разговоре с Каррагером – известным соперником по знаменитому стамбульскому финалу Лиги чемпионов-2005. А Доминик Кинг из Daily Mail слушал и записывал.

Паоло МАЛЬДИНИ (слева) дает интервью Джейми КАРРАГЕРУ. Фото - dailymail.co.uk

Каррагер: – Вот мы и встретились спустя десять лет после того, как впервые сыграли друг против друга в финале Лиги чемпионов. Сейчас многое изменилось, и обе наши команды в этом сезоне переживают не лучшие времена. Мне очень обидно, когда "Ливерпуль" проигрывает. Испытываете то же самое по отношению к "Милану?"

Мальдини: – Конечно! Я начал играть за "Милан" в 10 лет, закончил в 41. Мой отец Чезаре был капитаном команды, мои дети сейчас в академии клуба. "Милан" для меня не просто команда. Это часть моей жизни. Моя семья любит эти цвета. Но знаешь что? Когда я вижу то, что происходит сейчас, становится очень грустно. Мы вместе с другими великими игроками строили нечто уникальное, а сейчас никто не осознает, насколько эти люди важны. Из бывших футболистов в клубе сейчас работает только Франко Барези, и больше никого. Это печально. У "Милана" богатейшие традиции, но они почти уничтожены. Новое поколение ничего не понимает. У клуба прекрасная история, но сейчас все по-другому.

– Когда смотрите за "Миланом", думаете о том, что можете помочь?

– Как бы я этого хотел! Я многое получил благодаря моему клубу. Я отдавал ему свою страсть и свое тело, поэтому теперь я не могу ходить! (смеется). Но был бы просто счастлив поделиться с миланцами своим опытом. Эти ребята не так уж плохи, но им нужен кто-то, кто укажет им верный путь. Но в действительности я не думаю, что это когда-нибудь произойдет.

– Когда я был мальчишкой, "Милан" действительно был командой. Я все время смотрел за подопечными Арриго Сакки и Фабио Капелло по телевизору. На прошлой неделе в Мадриде я встретился с Сакки, он рассказывал о вас и о клубе. Какое влияние он оказал на вас?

– Он был очень жестким. Его тренировки были слегка безумными. Он заставлял тебя очень упорно работать. А потом работать над собой. Он заставлял повторять одни и те же вещи снова и снова, особенно это касалось защитников. Каждый день мы делали одно и то же. Зато если я, Барези, Алессандро Костакурта и Мауро Тассотти встречаемся сейчас, можем запросто играть так же, как играли в 90-е. Это засело в мозгу. В этом был один из секретов нашего успеха. Это помогало команде побеждать. Команда играла на таком уровне (Паоло поднимает руки вверх) очень долго. Я впервые выиграл Лигу чемпионов в 1989 году, а в последний раз – 18 лет спустя. А сейчас? Вот что грустно.

– Итак, Паоло, вы готовы поговорить о Стамбуле?

– Да, конечно. Я потом не спал три месяца после этого, но ладно, давай.

– Ту игру обсуждали в "Милане"?

– Да, иногда. В первой половине невозможно было даже представить, что мы проиграем. Но иногда люди не помнят – ты помнишь, потому что был там – что мы хорошо играли не только в первом тайме. Просто были эти шесть безумных минут. После этого мы снова заиграли, имели возможность забить. Я помню, как Стивен Джеррард отрабатывал в защите. Ваши футболисты были физически уничтожены.

– Я смотрел финал Кубка чемпионов в 1989 году в Барселоне, когда "Милан" обыграл "Стяуа" со счетом 4:0. В Стамбуле вы играли лучше?

– Мы не могли сыграть лучше. Безумие в том, что мы приехали в Милан, а там нас ждали наши поклонники. Они кричали: "Что вы сделали?!". Мы отдали все, что имели. Мы сыграли, возможно, свой лучший финал за исключением поединка с "Барселоной" в 94-м. Я думал, что это был мой последний шанс выиграть Лигу чемпионов, и он был упущен. А игра была сумасшедшей. Я забил! Это был самый быстрый гол в финалах.

Капитан "Милана" Паоло МАЛЬДИНИ (№3) открыл счет на 1-й минуте. Фото - REUTERS

– В перерыве вы вели 3:0. Верили, что все может быть настолько легко?

– Я знаю, что ходят легенды, будто в перерыве мы уже праздновали. Но ты же знаешь, что это невозможно. В раздевалке творилось настоящее безумие. Люди орали друг на друга, как в пылу ссоры. Так что Анчелотти повернулся к нам и сказал: "Заткнитесь! На пять минут. Я не хочу слышать ни одного из вас. Не хочу слышать ни единого слова. Так что мы полностью замолчали, успокоились, а потом начали думать о том, что мы делали хорошо, а что не очень, стали настраиваться на второй тайм. Вот как все было. Внутри себя же я думал: "У нас есть отличный шанс". Но вслух я этого не произносил. Никто не произносил.

– Если ты проигрываешь 0:3 команде и знаешь, что ты лучше, всегда есть шанс отыграться. Но это был "Милан"! Я думал: "4:0 с "Барселоной, 4:0 со "Стяуа", а мы можем получить пять или шесть". Что, на ваш взгляд, изменилось?

– Знаешь, что случилось во втором тайме? Ваши болельщики. Они начали петь и пели, пели. Не забывай: обычно фанатов на стадионах 50 на 50, а тут было 75 процентов болельщиков "Ливерпуля" и 25 – "Милана". Наши поклонники продали свои билеты вашим.

Помню первый гол: я видел Джеррарда и Стама и был готов крикнуть: "Осторожно! Он идет!", но ничего не сказал. А потом Джеррард получил мяч и забил. А я спросил себя: "Какого черта ты промолчал?".

– Переломным моментом стал второй гол Владимира Шмицера?

– Да, он многое изменил. Вдруг неожиданно мы оказались в одном мяче от ничьей. Но когда счет стал 3:3, мы снова начали играть и снова имели шансы. Когда счет становится 3:3, психология игры меняется. Возможно, начинаешь думать, что тебе есть что терять.

23 мая 2007. Афины. "Милан" - "Ливерпуль" - 2:1. Спустя два года Паоло МАЛЬДИНИ (слева) взял реванш у Стивена ДЖЕРРАРДА за поражение в финале Лиги чемпионов.

– Что скажете о действиях Джеррарда в том матче? Он поиграл на трех разных позициях. О нем в Италии говорят до сих пор?

– Я до сих пор помню его лицо и выражение боли от судороги на нем, но он все ходил и подбадривал каждого. Он вложил все в этот матч. Он был примером для всех вас.

– Наверное, было тяжело наблюдать, как мы празднуем. Есть фото, где вы пожимаете мне руку. Вы столько всего выиграли, но там все равно угадывается выражение боли на вашем лице. При этом даже своей реакцией вы показывали класс.

– Нужно принимать результат, даже если это очень грустно для тебя. Но нам повезло, что два года спустя нам представился шанс поквитаться. В Афинах мы не смогли сыграть так же хорошо, но все равно победили.

– Хотели ли вы снова встретиться с "Ливерпулем" в 2007-м после всего, что было?

– Нет. Не-е-е-е-т! Мы плохо играли в том финале. На самом деле, мы плохо играли весь тот год, но когда добрались до четвертьфинала, стали действовать лучше.

При этом в финале нам было что терять. Еще одно поражение от "Ливерпуля" стало бы настоящей трагедией. Но соперников не выбирают. Я не играл три месяца до этого, а в финале мои колени полностью вылетели. Я не мог играть в том матче, и Анчелотти знал об этом. Но я пытался. В эти три месяца я принимал столько болеутоляющих! И очень забавно то, что я почти ничего не помню из того поединка.

– И я. Я никогда не пересматривал тот матч. Ни разу. Когда проигрываешь что-то такое крупное…

– Все, что я помню, это то, как поднимал кубок. Мы праздновали 36 часов. А когда вечеринка закончилась, я отправился на операцию в Бельгию. Мое колено меня совсем подвело. Помню, как я отходил от анастезии и думал: "Я выиграл? Выиграл? Да! Мы выиграли!". Вот было безумие.

– Это был ваш восьмой финал и пятая победа. Какую из них вы считаете самой лучшей?

– Франсиско Хенто тоже сыграл восемь финалов (За "Реал". – Прим. "СЭ"), но у него шесть побед. Впрочем, мой результат не так уж плох! Все победы разные.

Первая была особенной, потому что она была первой. Мы играли в "Барселоне" перед глазами 90 000 болельщиков "Милана". То, как мы приехали на стадион, стало самым незабываемым опытом в моей жизни. Это было как Стамбул для вас. Здорово, просто здорово! Победа над "Барселоной" в Афинах тоже была очень хороша.

– Какой "Милан" лучше? Тот, в котором в 1989 году вы играли с Марко ван Бастеном и Рудом Гуллитом или тот, каким он стал пять лет спустя?

– Все началось с Сакки. Приехали три голландца. Но когда пришел Капелло, у нас были прекрасные, просто прекрасные игроки. С 1991 по 1994 год у нас была, пожалуй, лучшая команда. Каждый год мы покупали звезд. У нас были Гуллит с Тассотти. Ван Бастен, Массаро, Папен, Бобан, Савичевич. Вау! Это было что-то.

Франко БАРЕЗИ и Марко ВАН БАСТЕН (справа). Фото - REUTERS

– Ван Бастен лучший из тех, с кем или против кого вам доводилось играть?

– О, да. Правая нога. Левая нога. Удар головой. Такой сильный, быстрый. Он мог забить, мог отдать пас. То, как он играл, вне времени. Ему пришлось уйти в 28 лет. Операция, глупая операция на лодыжке. Так жалко!

– А кого вы назовете лучшим защитником? Насколько велико было влияние Барези на вас? Он был боссом обороны? Что делало его особенным?

– Да, все именно так и есть. Он был особенным. Невысокий, тощий, но такой сильный! Он мог так высоко прыгать. А то, как он играл, было примером для всех. Он не был болтуном, ни в коем случае, но то, как он действовал на поле, как тренировался, говорило само за себя.

Он не был, как Стам, – большой парень, сильный и быстрый. У него была скорость, но он весил всего 70 кг. Но, позволь сказать, когда он подкатывался под тебя, это было очень сильно. Для меня он был образцом для подражания. Был авторитетом. А еще он здорово обращался с мячом. Было очень сложно найти защитника, который был бы сильным и в то же время умел бы обращаться с мячом.

– В Англии, когда я рос, все мальчишки, которые хотели быть защитниками, называли ваше имя или имя Барези. Были и другие – Лилиан Тюрам, Марсель Десайи и Фабио Каннаваро. Что вы думаете о современных стандартах?

– Нет больше защитников. Хороший защитник взрывает рынок гораздо сильнее, чем любой нападающий. И знаешь, что еще произошло? Вот я играл левого защитника. А сейчас левого защитника судят только по тому, как он обращается с мячом. Никто не думает о том, что он делает в защите. Все смотрят только на то, что ты делаешь, подключаясь к атакам. Я знаю, какая это тяжелая работа – обороняться. Я знаю, о чем говорю, потому что при Сакки обороняться должны были все, от нападающих до голкипера. В Италии великолепные традиции игры в защите. Но сейчас у нас больше нет хороших представителей этого амплуа. Я даже не знаю, почему. На мой взгляд, Тьягу Силва – лучший в мире на данный момент.

– У вас был шанс уехать в Англию. Не осталось ли сожалений, что не воспользовались им? Все были бы очень рады видеть вас в премьер-лиге.

– У меня было предложение от "Манчестер Юнайтед", но непосредственно с ними я об этом не разговаривал. Лука Виалли звонил мне, когда был менеджером "Челси".

Это было в 1996-м, мы проводили очень плохой сезон. Было что-то еще от "Арсенала", но предметно мы не общались. Но я бы в любом случае сказал: "Нет". Виалли был моим другом, и только он мог заставить меня задуматься. У меня тогда были проблемы и с командой, и с болельщиками. Однажды я подумал: "А что если…?", но тут же: "Нет!".

3 августа 2008. Москва. "Милан" - "Челси" - 0:5. Паоло МАЛЬДИНИ (справа) против полузащтника лондонцев Михаэля БАЛЛАКА в матче за 3-е место Кубка РЖД.

– У вас к тому же была возможность тренировать "Челси".

– Предложение пришло всего через неделю после моего последнего матча за "Милан". Я не был готов. Не хотел перевозить семью в Лондон. Я ездил туда, разговаривал с мистером Абрамовичем, разговаривал с Рэем Уилкинсом, с которым мы вместе играли в "Милане". Я не знаю. Просто решил этого не делать.

– Что вы думаете об английском футболе? И можете ли вы представить, что вернутся времена, когда итальянские клубы будут доминировать, как они делали это в 90-х?

– Я смотрю премьер-лигу, и это все еще настоящий английский футбол. Вы физически сильны. У вас есть команды вроде "Манчестер Сити" и "Ливерпуля", которые играют в мяч. Но премьер-лига не похожа ни на что другое. У вас есть прекрасные игроки, которые не могут раскрыться, потому что лига слишком сильна физически.

Что касается итальянских клубов, требуется время. Сейчас меньше денег. Кошмарные стадионы. Нужно решать проблему неистовых фанатов. Семьи с детьми больше не ходят на футбол. Говорят, "Милан" пытается построить новый стадион, но я не знаю, произойдет ли это. К тому же я считаю, что "Милану" нужна арена вместимостью больше, чем 45 000. "Милану" нужно по меньшей мере 60 000, если есть намерение вернуться на былой уровень. "Сан-Сиро" по-прежнему прекрасен, но он уже слишком старый.

– Но я бы хотел, чтобы "Милан" вернулся. Это имя, это бренд, это история. То же самое я чувствую в отношении "Ливерпуля".

– Знаешь, я тоже этого хочу. Все наши исторические соперники – "Реал", "Барселона", "Ливерпуль" – я хочу видеть "Милан" среди них. Приятно играть с командами с такой историей.

– Если вы не знаете, какое будущее ждет "Милан", то хоть какое ждет вас?

– Нет, мне это не нравится. Я до сих пор хожу с друзьями почти на все матчи "Милана". Я люблю футбол. Но я, скорее всего, не буду работать с "Миланом". На данный момент я отец на полную ставку. Но когда-нибудь снова трудиться в "Милане"? Для меня это было бы как отдать долг.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...