5 октября 2023, 10:00

«Они все понимают и разводят руками — «ничего личного». Вернут ли наших фигуристов и конькобежцев на международные соревнования?

Дмитрий Кузнецов
Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Шансы на смягчение позиции ISU пока очень небольшие.

Судьба российской сборной по фигурному катанию, шорт-треку и конькобежному спорту может решиться 6-8 октября на заседании совета Международного союза конькобежцев. Подобное мероприятие проводится раз в несколько месяцев с участием руководства организации — президента, вице-президентов и десяти членов советов по видам спорта. Наш вопрос стоит в повестке дня, но шансы на возвращение на большие старты, по мнению источников, невелики. Единственный представитель России в совете Александр Кибалко ответил «СЭ», что «не комментирует ожидания». А вот президент Союза конькобежцев России, олимпийский чемпион Николай Гуляев рассказал о неформальных контактах, но оптимизма они явно не добавляют.

В ISU скатились до неприличных вещей

— Николай Алексеевич, какие ожидания перед советом ISU? Надежда на возвращение есть?

— Скажу так — я хоть и взрослый, но в чудеса еще верю. Но, скорее всего, этого не произойдет, судя по настрою некоторых политиканов. Я даже не могу назвать их серьезными людьми. Они скатились до неприличных вещей, не объяснимых в нормальном мире. Мне кажется, они находятся в агонии или в каком-то приступе русофобии. Посмотрим, но, судя по другим зимним видам спорта, надежды у нас мало. Не думаю, что президент ISU господин Ким рискнет принять иное решение. Не та фигура, чтобы брать на себя ответственность. Мелковатый спортивный чиновничек сейчас пошел. Никто не может поставить интересы спорта и спортсменов выше, чем интересы политиканов.

— А вы про кого? Западных политиков, функционеров ISU?

— Функционеров, в том числе МОК. Это же комитет выпускает рекомендации. Одной рукой он якобы дает надежду, а другой подмахивает — «не, не надо». Так что мое настроение теперь даже не разочарование, я слов не могу подобрать. Поживем — увидим. Ребята готовятся, мотивированы на конкуренцию. Мы заряжены на позитив.

— У нас в ISU есть представитель, Александр Кибалко. Наверняка должен же быть неформальный контакт. Руководители международного союза не под запись хоть что-нибудь говорят?

— Так они разводят руками: «Ничего личного». Все всё понимают, а потом голосуют как нужно. Очередное подтверждение имело место в феврале. Я же был на конференции ISU в Херенвене, на чемпионате мира. Общались, все спокойно. А через 12 дней в центральной голландской газете выходит статья, в которой национальный олимпийский комитет, министерство, федерация возмущаются моим приездом. Но тогда, правда, господин Ким четко обозначил свою позицию — мероприятие наше, и Союз конькобежцев России — член ISU.

— И лично с Кимом вы тоже говорили?

— Конечно. Ким обещает — все будет хорошо. Я ему: «А можно маленький дурацкий вопрос: когда?» К сожалению, они все очень зависимы. В том числе от своего желания попасть в МОК. Карьеристы. Пьер де Кубертен крутится на постоянной основе в своей могиле. Интересы олимпизма и спорта задвигаются и становятся инструментом. Ну хорошо, попытайтесь вычеркнуть нас из мировой истории.

— В процентах оцените вероятность возвращения.

— Прогнозы — дело неблагодарное.

Фигуристы Анастасия Мишина и Александр Галлямов
Анастасия Мишина и Александр Галлямов.
Фото Global Look Press

Фигуристы не хотят взаимодействовать с ISU

— Вы сказали про плохой опыт других зимних видов. Но ведь есть пример летних — тхэквондо, борьба. Почему в принципе ISU не может определиться? Биатлон хотя бы нас далеко послал — и все понятно.

— В том-то и дело. Есть коммюнике, но они безмолвные. Чисто формальная бумага. Даже если Кибалко проголосует против, его голос ничего не решит. Я же общаюсь с некоторыми чиновниками, потому что мне спортивный бэкграунд позволяет это делать. В моем понимании мы все же большая конькобежная семья, в которую я вошел много лет назад.

— С фигуристами координируетесь?

— Конечно, мы общаемся. Но они заняли жесткую позицию по отношению к ISU. Мол, мы не хотим с ними вообще иметь дел, не взаимодействуем. У нас противоположный подход — мы всячески показываем открытость. Провели в прошлом году Всемирный день катания на коньках на ВДНХ, причем по всем объективным показателям и масштабу должны были занять первое место в мире. Но его отдали Индонезии, потому что там якобы в трех городах что-то состоялось. Можете представить — 5 тысяч человек в Москве, музыка, президент Олимпийского комитета России, министр спорта, все на коньках с народом катались. Все дети довольны. Если уж делаем, то делаем хорошо. А фигуристы (Федерация фигурного катания России. - Прим. «СЭ») сказали — ну этот ISU.

— А в Индонезии три катка нашлось? Это им голландцы во времена Ост-Индии еще построили?

— Скорее всего, не конькобежные, а в торговых центрах. Но понятно каков уровень наших мероприятий, остальное — бледная тень, даже рядом некого поставить. Просто плевок. Пусть остается на их совести.

— Если вы морально готовы к изоляции, то какие ставите цели в сезоне?

— Наша задача — вкладываться в массовый спорт, поддерживать регионы, развивать шорт-трек через поставки инвентаря.

— Лыжники и биатлонисты хотят делать совместные шоу. Вы не думаете делать матчи «коньки против шорт-трека»?

— Мы планируем и делаем несколько форматов для детей и взрослых. В Одинцове в парке Малевича планируем мероприятие, а чтобы была красивая картинка — еще и на ВДНХ, и в парке Горького. Готовим фестивали по разным регионам с подарками, подсветкой, стараемся с другими видами спорта взаимодействовать. Чтобы все приходили на любых коньках. Я хочу переломить стереотип, что конькобежный спорт — только 400 метров и «длинные» коньки. Это все виды коньков, как в СССР, вплоть до нормативов ГТО. Это наш исконно русский вид спорта, поэтому сейчас особенно хочется его развивать.

Новости