3 февраля, 10:00

«На шоу в Пекине брат снял с себя скальп. Фонтан крови...» Истории лучшего российского прыгуна-экстремала

3 февраля 40 лет отмечает прыгун-эктремал Сильченко
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Не пытайтесь повторить за Артемом Сильченко.

Сегодня Артему Сильченко исполнилось 40 лет. Можно долго перечислять его достижения — победитель чемпионата мира World High Diving Federation, чемпион Мировой серии Red Bull Cliff Diving, двукратный серебряный призер и двукратный бронзовый призер Мировой серии...

А можно сказать проще — один из лучших в мире прыгунов в воду с экстремальных высот. Человек, который слетает с таких скал, откуда другой и вниз-то взглянуть-то побоится.

Когда-то он был обычным прыгуном в воду. Потом из родного Воронежа укатил в Китай участвовать в шоу. Там попробовал хайдайвинг — прыжки с 27 метровой вышки (это как девятиэтажный дом). И понеслось...

Прыгун в воду Артем Сильченко.
Фото Getty Images

Время спустя в «Разговоре по пятницам» Сильченко сказал: «Всего два хайдайвера в мире делают прыжки со «слепым» входом в воду — я и Игорь Семашко. Многие считают это безумием, не решаются повторить». Остальные подробности — в том самом интервью.

— Начинали вы заниматься классическими прыжками. Потом укатили в Китай — и все сложилось очень интересно. А если бы остались?

— Когда уезжал, «классика» для меня практически закончилась. Никакого развития. Сегодня победа на чемпионате России дает прыгунам хоть что-то. Прежде это была медаль и дружеское рукопожатие. А мне-то уже хотелось девочку в кино сводить. Но не зарабатывал на прыжках ничего!

— Олимпийская медаль — не стимул?

— Да о чем вы говорите, какая олимпийская медаль... Это мне не светило. Были прыгуны гораздо мощнее. Мой тогдашний предел — шестое место на чемпионате России.

— Почему?

— Я никогда не был «быстрым» прыгуном! Резким! Мне не хватало элементарной скорости вращения. Или, как шутил мой тренер, «не хватало высоты». Вот поэтому с уходом в хайдайвинг открылись совсем другие перспективы.

— Самая невероятная диковина, которую увидели в Китае?

— В 2006-м там устроили соревнования в потрясающем месте — зловещая темно-серая скала, в нее каким-то образом вмонтированы две бетонные вышки. Обещали нам высоту 28 метров. Подъезжаем на лодке, присматриваюсь... 28 метров точно выглядят не так! Прошу перемерить, выясняется — 31 с половиной.

— Ощущения от прыжка уже другие?

— Да, очень жестко! Даже лишний метр при таком ускорении чувствуешь сразу. Сила удара о воду возрастает в сумасшедшей прогрессии. Травмоопасность зашкаливает.

— Страшно?

— Страшно. Прыгаешь, как под гипнозом. Больше с такой высотой экспериментировать не стану, не понравилось.

Прыгун в воду Артем Сильченко.
Фото Global Look Press

— Легендарный Орландо Дюк говорил про свой рекорд в 34 метра — с моста в Италии. Что ж он-то испытал?

— Орландо лукавит. С этого моста прыгали многие. Можно совершить прыжок с одним сальто. Для личного рекорда высоты. Другое дело — прыгать с произвольной программой, со стойкой на руках. Я уверен, Орландо ничего этого не показывал.

— Вы бы с того моста прыгнули?

— Я и прыгал. Забавы ради.

— Особенное место?

— Невероятное! Юг Италии, побережье Амальфи, рядом деревня Фуроре. Считается Меккой хайдайвинга. 32 года соревнования проводятся именно на этом мосту.

— У вас тоже прыжок был простенький?

— Сальто сделал. Для профессионального спортсмена это нетрудно. Но кто выступает на соревнованиях по хайдайву, никогда не стремится к высоте. Наша цель — усложнить прыжок.

— Самое изумительное место, которое видели?

— Мексика!

— Что было?

— Скалы-«колодцы» в джунглях. Рядом пирамиды майя. Это не описать словами. Вот в «колодец» я и прыгал. Странные ощущения. Вышка — как надстройка над «колодцем». Будто начинаешь прыжок днем, а на второй фазе полета влетаешь в ночь. Темнота!

— Можно потерять координацию?

— Легко. Стоит отвлечься — и потом уже не соберешься. Я-то абстрагировался от всего, что увижу, а на ночных соревнованиях случались потери.

— Бывают и ночные?

— Я два раза выступал ночью. В 2008-м в Салерно стартовали 14 человек, на финальный прыжок вышли семеро. Отсеивались, получали травмы, снимались... Еще в Дубае ночью прыгал. Тоже много народа потерялось.

— Вы-то не «терялись»?

— А я «незрячий» прыгун.

— То есть?

— Есть люди, которые не отключаются во время сальто, всё видят. А я — только на ощущениях. Глаза не закрываю, но не концентрируюсь в полете ни на чем вокруг. Поэтому для меня ночью никаких проблем. А кто-то делает четыре сальто — и должен четыре раза увидеть небо.

— Знаем про ваш прыжок, когда надо было облететь скалы.

— Ага, в Акапулько. Прыгнул метров на семь вперед, чтобы все получилось.

— Мы правильно понимаем — это очень сложно?

— Сложно — не то слово!

Фото Global Look Press

— Тогда ждем подробностей.

— Повезло, что была неделя на подготовку. Дюк всех обучал, он-то в Акапулько не раз прыгал. А многие из нас очутились там впервые. Меня учат: «Прыгай максимально далеко». Я и прыгнул — показалось, улетел, как птица. Дальше некуда. Просто в небо ушел! Выныриваю: «Ну как?» — «Сейчас ты упал примерно на середину скал...» Я в шоке. Объяснили технику — стал разжиматься, будто пружина. Заваливаться вперед и уходить от вышки уже в горизонтальном положении. В Акапулько еще хитрость — нужно попасть в волну.

— Это как?

— Они все разные! Стоишь выжидаешь — какая же «твоя»? Очень крутое место. Рад, что там побывал. Но меня спрашивают: «Хочешь туда вернуться?» Не знаю, что ответить!

— Это почему?

— Потому что в Акапулько учиться всему придется заново. Вот передо мной прыгал француз — воткнулся в дно.

— Что не рассчитал?

— Высота там около 23 метров. Глубина — четыре с половиной. Острые камни. Немножко не угадал с волной — все, глубина уменьшается. Четырех метров не хватает, чтобы погасить силу полета. Парень располосовал ступню.

— Снялся?

— Нет. А я выступал следом. Всего было три прыжка. Так за этим французом тянулись кровавые капли, шлепал по ним. Хотя ногу ему перемотали, повязку меняли. А на самой скале я просто наступал в лужу крови — чавк-чавк. Прыгал из нее. Добавляло драйва!

— Какое место заняли?

— Третье. Но там битва не за места была. За жизнь!

— На ваших глазах человек входил плашмя в воду?

— Конечно. Я много сильных «плашек» видел. В интернете подборка есть: топ-5 самых неудачных прыжков хайдайверов. Если интересно — найдите, посмотрите. А брат в 2008-м на шоу в Пекине вообще скальп с себя снял. Выпрыгнул — и с трамплином «сконнектился».

— Что значит «сконнектился»?

— Башкой жахнулся. Счастье, по касательной. Но все равно удар был приличный, фонтан крови, а кожа на голове закаталась так, что потом утюжком с трудом разгладили.

— Ой.

— Шучу-шучу. Боль-то, как рассказывал, была терпимая. Зато шрам такой остался, что наголо уже никогда не подстрижется. Зачем людей пугать?

— Научите — что сказать себе, чтобы сигануть с большой высоты?

— Зачем? Не надо этого делать! Ни в коем случае! Можно покалечиться. Или разбиться насмерть.

— Вы же прыгаете.

— Сравнили! Я — человек подготовленный, всю жизнь этим занимаюсь. А говорю про пацанов, которые любят нырять в воду со скал или мостов.

— Уже на вышке от прыжка отказывались?

— Естественно. На Кубке мира в Абу-Даби на разминке ветер шпарил так, что переглянулись с Игорем Семашко и пошли назад.

— Вы проявили слабость? Или благоразумие?

— У нас опасная профессия. Если ветер усилился, мышцу свело или еще что-то настораживает — лучше не рисковать, уйти с вышки. Это нормально, не повод для насмешек. Принцип «умри, но прыгни» тут не прокатывает.

Фото Global Look Press

— Кто-то из ваших коллег высказался: «Для хайдайвинга нужны стальные яйца. В прямом смысле слова».

— Он говорил про характер. Сто процентов. А яйца... Ну, получаешь по ним при столкновении с водой — как и по любой другой части тела. В боксе по яйцам тоже лупят будь здоров. А в водном поло их вообще надо три иметь. Одно запасное в кармане.

— Вам рассказывали истории?

— Да я сам видел подводные съемки — как сжимают друг другу. Жуть!

— Самый потрясающий прыжок, который видели своими глазами?

— Ой, сегодня ребята такое вытворяют, о чем лет десять назад никто и мечтать не мог. Стив Лобю исполняет пятерное сальто вперед с полувинтом. У Ханта невероятная по сложности программа. Да и мы с Семашко не отстаем. Всего два хайдайвера в мире делают прыжки со «слепым» входом в воду — Игорь и я. Многие считают это безумием, не решаются повторить.

— В чем фишка?

— Обычно за 15 метров до погружения все уже контролируют вход в воду. Мы, наоборот, теряем ее из виду, проходим эту фазу прыжка на инстинктах. Начинаем со стойки на руках, а последним оборотом добавляем прямое сальто вперед. Что сразу увеличивает коэффициент сложности.

— В 2014 году на соревнованиях в Бильбао Дюк склонился перед вами на колени. Что это было?

— Я выиграл там очередной этап, один прыжок особенно удался. Как раз со «слепым» входом. Дюк оценил. Приятно.

— Обомлели?

— Был бы новичок на моем месте, тот бы действительно охренел. А я спокойно воспринял. Да, Орландо — легенда из легенд. Но и я неплохой хайдайвер. Общаемся на равных.

— Откуда вы еще не прыгали, но очень хотите?

— С разведенного Дворцового моста, например. Там высота как раз 27 метров. Или на Красной площади...

— Где?!

— Я серьезно. Установил разборную вышку, бассейн, воду залил — и вперед. На Красной площади играли в футбол, хоккей, баскетбол. Чем хайдайв хуже?

Новости