«Лысенко не обвинял никого из федерации». Адвокат опровергает «дурацкие слухи» по громкому делу

21 сентября 2019, 17:15
Данил Лысенко. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Известный спортивный юрист Артем Пацев — о судьбе легкоатлета Даниле Лысенко и скандальных обвинениях главы РУСАДА Юрия Гануса.

Накануне генеральный директор Российского антидопингового агентства РУСАДА Юрий Ганус провел пресс-конференцию, где сделал ряд громких заявлений. Среди прочего, Ганус рассказал о ходе расследования по Чувашии, где РУСАДА выявило несколько десятков допинговых нарушений. Сейчас дела против конкретных спортсменов находятся в разработке, но Ганус опасется, что созданная в Чувашии рабочая группа помешает довести их до логического конца. Также глава РУСАДА продолжает настаивать на отставке руководства Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА). Он подчеркивает их возможную причастность к «делу Лысенко», то есть по факту к фальсификации документов для защиты российского прыгуна в высоту. На все эти обвинения ответил Артем Пацев — по удивительному совпадению, одновременно глава рабочей группы по Чувашии и адвокат Данила Лысенко.

Непонятно, почему Ганус сомневается в независимости рабочей группы по Чувашии

— Вы возглавляете рабочую группу, созданную правительством Чувашии для расследования многочисленных допинговых случаев. Ганус усомнился в независимости этой группы и сказал, что надеется: она создана не для того, чтобы «развалить дела». Что можете ответить?

— Я не вполне понял, что имел в виду глава РУСАДА, и, честно говоря, у меня вызывает недоумение такая негативная, почти агрессивная, реакция, тем более от Юрия Александровича, которого я давно знаю и уважаю как хорошего профессионала в вопросах управления. Начнем с того, что ни я, ни двое моих коллег по рабочей группе ранее не имели никакого отношения к Чувашии. Господин Ганус сомневается в нашей независимости, потому что группа была создана правительством республики? Позвольте, но тогда любые другие общественные расследователи — комиссия Ричарда Паунда, созданная ВАДА для расследования обстоятельств допингового кризиса в России, группа под руководством Ричарда Макларена, комиссии Денниса Освальда и Самуэля Шмида, и многие другие — тоже не могут считаться независимыми: ведь их кто-то создает!

Кстати, в своей работе мы как раз берем за образец деятельность комиссии Ричарда Паунда — как и у них, в наши задачи входит выяснений реального масштаба, причин и условий нарушений антидопинговых правил, а также — самое главное! Это выработка практических рекомендаций для недопущения подобных нарушений в будущем. На мой взгляд, немного странно упрекать правительство региона за его желание разобраться в причинах и условиях сбоев в работе — и уж тем более чем-то угрожать за такой подход.

Дальше — какие именно дела мы якобы хотим «развалить»? Насколько я понимаю, Юрий Александрович имел в виду уголовное дело против врача, которое было закрыто еще год или более назад. У меня нет материалов этого дела, но могу предполагать, что оно было закрыто, поскольку по закону это преступление — умышленное, а доказать умысел в действиях врача оказалось невозможным. Как юрист, господин Ганус не может не понимать, что несмотря на очевидность неверности действий врача, при отсутствии доказанного умысла дознание обязано было прекратить такое дело за отсутствием состава преступления.

— Может, реакция Гануса коренится в опасности подмены функций РУСАДА вашей рабочей группой?

— Правительство Чувашии хочет получить объективный и честный ответ на вопрос: как получилось, что в республике были допущены столь массовые нарушения антидопинговых правил? Мы не собираемся дублировать функции РУСАДА, которое расследует индивидуальные дела конкретных спортсменов. Это их работа, в которую мы не имеем права вмешиваться. Но, помимо карательной миссии, важно же разобраться в природе столь массового случая в 2017 году. Почему сразу так много спортсменов, представителей персонала, оказались замешаны в этой истории? В чем дефект: в самой системе управления, неправильной методике подготовки, или в каком-то отдельном человеке?

На мой взгляд, решение руководства республики посмотреть на ситуацию более глобально было абсолютно верным. Более того, такие расследования всегда приветствуются ВАДА — кстати, сразу после образования нашей рабочей группы я получил от известнейших западных юристов ободряющие письма и пожелания успешной работы. Мы должны выявить условия, при которых стало возможным столь большое количество нарушений, и дать рекомендации, чтобы такое впредь не повторилось. Это полностью соответствует и общей задаче борьбы с допингом в стране, и полномочиям региона, и образовательной миссии РУСАДА, с которым мы хотели бы сотрудничать.

— В каком плане?

— Я направил в РУСАДА письмо о том, что мы хотели бы побеседовать с их сотрудниками, которые занимались расследованием в Чувашии. Повторюсь — мы ни в коем случае не собираемся вмешиваться в их расследование и уважаем его конфиденциальность. Но нам важно проверить сведения, которые были получены нами от чиновников и других людей на местах. Без этого объективного доклада — а, значит, и объективных выводов — может и не получиться. Ответа на свое письмо мы пока не получили. Надеюсь, все-таки громкие слова Юрия Александровича об открытости РУСАДА, о готовности агентства к сотрудничеству со всеми заинтересованным в искоренении допинга сторонами не останутся лишь лозунгами для пресс-выходов и красивых презентаций, а будут реальным ориентиром в их работе.

— Когда завершится ваша работа?

— Планируется, что отчет будет готов примерно к середине октября. Текст доклада мы полностью опубликуем и переведем на английский язык, чтобы направить во все заинтересованные международные спортивные организации.

В прессе мусолятся дурацкие слухи по Лысенко

— Вы представляете интересы Данила Лысенко, расследование по которому пока продолжается. Прокомментируйте информацию о том, что это дело может стать препятствием для восстановления членства нашей федерации на ближайшем заседании Совета?

— Как юрист, представляющий интересы спортсмена, я полностью связан требованиями конфиденциальности. Более того, могу сказать, что Данил обратился для расследования этого случая и в российскую полицию, и в рамках уголовного процесса там тоже есть свои ограничения на разглашение данных до завершения следственных процедур. Заметьте, точно так же, как мы с Данилом, никак не комментировала это дело и сама ИААФ. В этой связи у меня возникает вопрос, почему такие вещи позволяет себе руководитель национального антидопингового агентства, которое даже не является участником расследования по спортсмену? Тем более, если выдаваемая в публичное пространство информация не совсем соответствует действительности.

— В каких конкретно моментах она не соответствует?

— Я присутствовал на всех встречах Лысенко с представителями ИААФ и могу вас уверить, что Данил не обвинял никого из национальной федерации в каком-либо участии в его деле. Откуда у Юрия Александровича взялась другая информация, я не знаю. Возможно, из публикаций в прессе, которые сложно назвать достоверными источниками. Но ни мы с Данилом, ни ИААФ на эти публикации не реагировали, именно исходя из недопустимости комментариев по незаконченному делу. Однако сейчас, когда одни и те же дурацкие слухи опять начали мусолиться в прессе, уже стало понятно, что без короткого комментария просто не обойтись, иначе у всех заранее сложится полная уверенность в том, чего никогда не было.

— Когда ИААФ завершит расследование дела Лысенко и скажет, кто все-таки виноват?

— ИААФ не информирует нас о завершении сроков расследования, поэтому пока мы находимся в ожидании.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
27
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир