10:45 16 ноября 2017 | ДОПИНГ
Газета № 7498, 17.11.2017

Сражение за РУСАДА в Сеуле: судилище или повод для оптимизма?

Совет учредителей ВАДА отказал восстановить РУСАДА в правах. Фото REUTERS Александр ЖУКОВ. Фото REUTERS Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото AP Photo Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото Twitter
Совет учредителей ВАДА отказал восстановить РУСАДА в правах. Фото REUTERS

Совет учредителей ВАДА принял решение не восстанавливать в правах наше национальное антидопинговое агентство РУСАДА. Но принято решение было далеко не банальным образом и в результате бурного обсуждения. На данный момент, для России даже это – достижение.

Наталья МАРЬЯНЧИК
из Сеула

Это было далеко не рядовое заседание. Хотя и в привычной для членов Совета учредителей ВАДА обстановке: пятизвездочный отель, шикарный зал, респектабельность и пафос в деталях. Но вадовцы волновались, это чувствовалось сразу.

– Напоминаю, что в зале присутствуют представители СМИ. Не забывайте об этом, когда будете что-то говорить, – предупредил коллег глава ВАДА Крэйг Риди. А его помощница коршуном следила за видеооператорами, чтобы те не сняли в кулуарах лишнего. Слова "Россия, Путин, Сочи" неслись этим утром из всех углов...

– Надеюсь, что в результате сегодняшнего обсуждения мы внесем свой вклад в то, чтобы не только Олимпийские игры 2018 года, но и весь мир были свободны от допинга, – напутствовал членов Совета министр спорта Кореи. Выполнили ли они его наказ – вот в чем вопрос.

РОССИЯ НАРАВНЕ С ЭКВАТОРИАЛЬНОЙ ГВИНЕЕЙ

"Российская" тема стояла в повестке дня пятой. И шла она после не самых зажигательных проблем вроде определения места штаб-квартиры ВАДА на ближайшие десять лет и одобрения нового стандарта соответствия для лабораторий. Учитывая, что заседание началось в 8.30 утра по сеульскому времени, на четвертом часу такой работы члены Совета учредителей с трудом удерживались от дремы.

Представители нашей стороны – министр спорта Павел Колобков и президент Олимпийского комитета России Александр Жуков – благоразумно заняли свои места уже после первого кофе-брейка. Причем сидеть им пришлось не за столом, как представители ВАДА, а прямо в зале, среди журналистов и зрителей. Никаких скидок на ВИП-статус здесь не делалось.

Вступительная речь главы комитета по соответствию Джонатана Тэйлора, от рекомендаций которого во многом зависела наша судьба, сразу навела на грустные мысли. Тэйлор долго рассказывал о своей тяжелой работе, в результате которой сразу несколько национальных антидопинговых агентств (НАДО) вместо "черных дыр" превратились во вполне респектабельные структуры. Кения, Бразилия, Аргентина и Азербайджан – все они, в тесном сотрудничестве с Тэйлором, вышли из отстранения и сейчас спокойно работают. Кодексу ВАДА, на данный момент, не соответствуют всего три НАДО в мире – Экваториальная Гвинея, Кувейт и Россия. Достойная компания, не правда ли?

На этой "радостной" ноте слово взяли Колобков и Жуков. Выступали они слаженным дуэтом – сначала слово взял министр спорта, затем глава Олимпийского комитета. На вопросы тоже отвечали жестко по очереди. И, что важно, на английском языке без перевода.

Александр ЖУКОВ. Фото REUTERS
Александр ЖУКОВ. Фото REUTERS

КОЛОБКОВА С ЖУКОВЫМ СПРОСИЛИ ПРО ХАКЕРОВ

Речь Колобкова вышла довольно предсказуемой для тех, кто слушает нашего министра не впервые. Но вот члены Совета наверняка услышали новую информацию: и про реформирование нашей антидопинговой структуры, и про тотальный контроль ВАДА и международных экспертов над обновленным РУСАДА, и про абсолютную невозможность для Следственного комитета отдать опечатанные пробы, пока не закончено расследование по уголовному делу.

– Операционно РУСАДА уже осуществляет все функции, – заметил Колобков. – Нам очень важно получить формальный статус. Коллеги, я гарантирую, что РУСАДА будет полностью независимой и будет работать в соответствие с самыми высокими стандартами. Пожалуйста, дайте нам соответствие!

Согласитесь, не каждый день министр спорта большой страны обращается к заседающим с такой вот просьбой. Колобков старался быть максимально эмоциональным, и это удалось. Почти все заскучавшие члены Совета оторвались от своих планшетов и бумажек. Следом слово взял Александр Жуков, которому достался самый сложный вопрос – по признанию Россией доклада Макларена.

Доклад Макларена стал ключевой причиной реформирования российской антидопинговой системы, – сказал Жуков. – Мы признаем, что она дала сбой. Это признает и высшее руководство нашей страны. Мы признаем, что группа людей допустила преступные манипуляции с пробами для своей личной выгоды. В эту группу входили работники лаборатории и других институтов. Степень их вины определит Следственный комитет. Но мы категорически отрицаем государственную допинговую систему. Доклад Макларена противоречив. Например, там говорится, что около тысячи российских спортсменов употребляли допинг. Это уже было опровергнуто международными федерациями.

– Совершенно ясно, что невозможно полностью и безусловно принять этот доклад, – продолжил Жуков. – Это не может быть условием для восстановления РУСАДА. Иначе мы не сможем восстановить антидопинговую систему в России, и наши паралимпийцы не смогут участвовать в Играх. Это требование не имеет ничего общего с каждодневным функционированием агентства, которое работает под полным контролем ВАДА. Это больше политическое требование, которое не должно стать препятствием в работе РУСАДА.

Следом пришло время задавать вопросы. Два из трех были абсолютно парадоксальны. Так, автор первого доклада о российском допинге Ричард Паунд поинтересовался, кто дает инструкции ФСБ в России. А один из его коллег спросил про хакеров – скажите, мол, нам, когда это прекратится? Ведь то, что хакеры были российскими, по его мнению, даже не обсуждалось.

В этот момент казалось, что все почти хорошо. Наши представители были убедительны. Вопросов, на которые они не смогли бы ответить, у ВАДА не нашлось. Общий настрой тоже был скорее доброжелательным. Если бы тут все и закончилось, наверное, РУСАДА уже получило бы свое признание.

Но слово взял глава комитета соответствия – известный британский юрист Джонатан Тэйлор. И после его выступления стало очевидно: статуса соответствия РУСАДА ни сегодня, ни в ближайшее время не получит. Пока работает Тэйлор, над нами будут довлеть два обязательных требования: полностью признать доклад Макларена и отдать ВАДА опечатанные Следственным комитетом пробы. Никаких поблажек нам тут не дадут. Доклада Макларена Россия не признает никогда – это уже, в конце концов, дело чести. А значит, РУСАДА будет работать, как работало – но без статуса соответствия.

В процессе обсуждения доклада Тэйлора сразу от двух членов Совета учредителей прозвучала мысль: нельзя, чтобы из-за РУСАДА страдали и не были допущены до соревнований "чистые" спортсмены. А как минимум двое представителей ВАДА – Франческо Риччи Битти и Патрик Бауманн – открыто высказались в нашу поддержку. Все это можно рассматривать с двух сторон. С одной, безусловно, хорошо, что на смену былой жесткости по отношению к России в ВАДА все чаще звучат разумные голоса с призывами к миру. С другой, не являются ли слова насчет "чистых" спортсменов пробросом для МОК, который уже через три недели может этих самых "чистых" россиян в Пхенчхан пустить, но без флага и гимна?..

Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото Twitter
Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото Twitter

ТЕПЕРЬ ОТДАТЬ ОЛИМПИАДУ РОССИИ НЕВОЗМОЖНО

Что же теперь будет, как жить без РУСАДА? Да точно так же, как и раньше. В конце концов, наше агентство полноценно не функционирует уже два года, с момента появления первого доклада Ричарда Паунда и лишения аккредитации. И сейчас РУСАДА, в любом случае, имеет больше полномочий, чем даже год назад. Оно планирует и осуществляет тестирование, проводит расследования и собственные образовательные программы, обучает допинг-офицеров. То есть фактически, делает ровно то же самое, что и любое другое полноправное НАДО. Разница – только в бумажке, в формальном статусе соответствия.

Можно было бы вообще легко сказать ВАДА: не хотите давать нам соответствия – ну, и не надо. В таком состоянии, как сейчас, РУСАДА способно существовать хоть вечно. Это, конечно, накладно для государственного бюджета: чтобы содержать двух иностранных экспертов и оплачивать консультативные услуги Британского антидопингового агентства бюджет РУСАДА на минувший год пришлось увеличить почти втрое, до 566 миллионов рублей. Но раз уж мы начали так жестко менять собственную антидопинговую систему, можно и забыть об экономии. Тем более подобные затраты на РУСАДА уже прописаны в госбюджете на ближайшие три года. А там, глядишь, и ВАДА сменит гнев на милость...

У этой почти идеальной картинки есть два больших "но". По сути, больше всех в мире переживать за РУСАДА сейчас должны представители двух организаций – Всероссийской федерации легкой атлетики и Паралимпийского комитета России. Обе эти структуры сейчас отстранены, их спортсмены участвуют в международных соревнованиях только в нейтральном статусе. И пока РУСАДА не получит соответствия, так будет продолжаться. Потому что это является одним из ключевых условий "дорожной карты" для возвращения. Паралимпийцы имеют все шансы после пропуска Рио не поехать и в Пхенчхан. Международный паралимпийский комитет (МПК) обещал принять решение 19 декабря. Но можно не сомневаться, что невосстановление РУСАДА пошатнет наши и без того не великие шансы на участие в Паралимпиаде. В таких обстоятельствах, даже нейтральный статус для наших паралимпийцев будет за счастье.

Также стоит напомнить, что формально страна, не соответствующая Всемирному антидопинговому кодексу, не имеет права проводить у себя международных соревнований. Это не догма: например, этап "Гран-при" по фигурному катанию у нас благополучно провели и в прошлом году, и в нынешнем, а впереди чемпионат Европы по этому виду спорту. Но если убрать регулярные старты вроде этапов Кубка мира, никаких крупных турниров мы в ближайшее время не получим. Ни по каким видам спорта. Не говоря уж об Олимпиаде – проводить их странам без статуса соответствия теперь категорически нельзя, Совет учредителей даже внес об этом отдельную поправку в Кодекс.

Нельзя, но, собственно, и что? За последние годы у нас в стране уже прошли или вот-вот состоятся абсолютно все самые крутые турниры, какие только возможны: Олимпийские игры, чемпионаты мира по футболу, по легкой атлетике и по водным видам, летняя и зимняя Универсиада... Имея такой набор, вполне можно взять перерыв лет на десять. А там проблемы РУСАДА уже наверняка уйдут на второй план. У нас сейчас, как в известной поговорке, главное – продержаться без крупных скандалов до решения исполкома МОК, который обсудит проблему нашего допуска на Игры-2018 5-7 декабря в Лозанне. И в этом плане очередные громкие расследования иностранных СМИ могут навредить шансам России поехать на Олимпиаду в Пхенчхане куда больше, чем предсказуемое решение ВАДА. Все, в общем, можно было бы считать нормальным. Если бы только не легкоатлеты с паралимпийцами...

Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото AP Photo
Сегодня. Сеул. Заседание совета учредителей ВАДА. Фото AP Photo

ПРЕТЕНЗИИ ВАДА К РОССИИ

ПРЕТЕНЗИЯ ПЕРВАЯ

Нашим государством так не признан доклад Макларена, что Россия якобы обещала сделать в подписанной нашими властями "дорожной карте" по восстановлению РУСАДА. В частности, от нас требуют признания преступного сговора с участием представителей Министерства спорта и ФСБ. Непризнание этого факта говорит о том, что нетерпимое отношение к допингу в стране так и не сформировано, и нет никакой гарантии, что прошлые преступления не повторятся вновь.

Аргументы России. Российские официальные лица заявляют, что в "дорожной карте" содержалось требование высказать наше отношение к докладу Макларена. Это было сделано в заявлении Следственного комитета РФ, который опроверг большую часть выводов канадского профессора. И вообще, полностью признать доклад, в котором уже выявлены масса ошибок и несоответствий, невозможно. При этом Россия признает, что в ее антидопинговой системе случился сбой, и что система нуждалась в реформировании.

ПРЕТЕНЗИЯ ВТОРАЯ

Россия не передала ВАДА опечатанные пробы из хранилища Московской антидопинговой лаборатории, хотя также должна было сделать это согласно "дорожной карте". Изучение этих пробирок должно подтвердить или опровергнуть обвинение в использовании Московской лабораторией технологии "исчезающих проб", когда некоторые положительные результаты тестов фиксировались в базе ВАДА как отрицательные.

Аргументы России. Пробы и компьютерная база данных лаборатории арестованы в рамках уголовного дела, которое Следственный комитет РФ завел на бывшего главу лаборатории Григория Родченкова. СКР не подчиняется Минспорта и Олимпийскому комитету России и не может снять арест с проб в интересах следствия. Впрочем, СКР готов сотрудничать с ВАДА при изучении базы данных лаборатории, несмотря на то, что агентство получило ее нелегальным путем.

ПРЕТЕНЗИЯ ТРЕТЬЯ

Проблемы с доступом инспекторов допинг-контроля в закрытые российские города так и не решены. Этот пункт тоже изначально фигурировал в "дорожной карте".

Аргументы России. По данным спортивных руководителей России, эта проблема полностью решена. В последнее время имело место лишь два недоразумения – из-за смены фамилии инспектора после замужества и из-за неопытности одного из военнослужащих на пункте допуска. В последнем случае недоразумение удалось уладить за 45 минут.

ПРЕТЕНЗИЯ ЧЕТВЕРТАЯ

Россия не дала объяснений по поводу участия в допинговых нарушениях чиновников Минспорта и сотрудников ФСБ, которые упоминаются в докладе Макларена и приложениях к этому документу. Также нашей стране ставят в вину атаки хакеров на сервера Всемирного антидопингового агентства.

Аргументы России. Большая часть чиновников, фигурирующих в докладе Макларена, были уволена с госслужбы. Деятельность ФСБ не входит в сферу компетенции Минспорта и ОКР, а причастность России к атакам хакеров наши спортивные руководители отрицают. Вопросы на эту тему они считают бессмысленными и провокационными.

Газета № 7498, 17.11.2017
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ