Допинг

21 мая, 16:00

Препарат, из-за которого неприятности у Валиевой, — бесполезен. Новое исследование

Обозреватель
Читать «СЭ» в
Ученые не видят пользы в триметазидине для спортсменов, а мельдоний находят в молоке и мясе.

Самая громкая история прошедшей зимы в мировом спорте — дело Камилы Валиевой. Пересказывать его в сотый раз не будем. Напомним лишь, что Международный олимпийский комитет (МОК) до сих пор не провел церемонию награждения в командном турнире фигуристов. И когда оно состоится, пока никто не знает.

Как собираются защищать Камилу?

Тем временем у группы российских ученых во главе с Эдуардом Безугловым и Олегом Талибовым вышел предпринт систематического обзора триметазидина — того самого препарата, который был обнаружен в пробе Валиевой. Работа достаточно убедительно свидетельствует, что применение триметазидина спортсменами не имеет практического смысла и всегда было очень ограниченным.

— В Pubmed (это главный поисковик в спортивной медицине. — Прим. «СЭ») мы на английском языке сделали запрос по ключевым словам, — рассказывает Безуглов. — В итоге было обнаружено 1164 статьи на интересующую нас тему. Это за все время. По итогам скрининга которых выяснилось, что ни одного исследования с участием спортсменов не проводилось. Было четыре с участием здоровых добровольцев (опубликованных в 1985, 1993, 2017 и 2019 годах), где изучался эффект ТМЗ на организм.

— И какой вывод?

— Нет данных о позитивном влиянии ТМЗ на работоспособность, восстановление и другие аспекты здоровья у общей популяции, а количество неблагоприятных явлений, развивающихся при его применении, можно охарактеризовать как относительно частое.

— Проще говоря, практической пользы для спортсмена нет?

— Именно. Проведенный поиск также позволил выявить чрезвычайно низкую распространённость его применения (0,1%-0,23% - и в основном в циклических видах) даже в период, когда он не был в запрещённом списке, а также относительно частое развитие неблагоприятных явлений, включая паркинсонизм, тремор и нарушения вестибулярного аппарата. Плюс имеются сведения о возможной контаминации этой субстанцией биологически активных добавок и поливитаминных препаратов, которые были причиной неблагоприятных результатов допинг-проб.

— Загрязненные продукты?

— Да. В 2016 году во внесоревновательной пробе американской пловчихи Мэдисон Кокс был обнаружен триметазидин. Спортсменка заявила, что она никогда не слышала об этом веществе, а комиссия по слушаниям Международной федерации водных видов спорта (FINA) признала Кокс «честной, очень трудолюбивой и заслуживающей доверия спортсменкой, которая не является «мошенницей». Сравните, к слову, с реакцией ISU на «дело Валиевой».

— Чем закончилась история с Кокс?

— Сократили дисквалификацию с четырех до двух лет. FINA оставила санкцию в силе, потому что Кокс не смогла убедительно указать «вероятный источник» содержания субстанции. В свое оправдание спортсменка сначала говорила, что она могла попасть в организм вместе с водопроводной водой, но эту версию не удалось подтвердить. Затем американка смогла доказать, что ТМЗ содержался в витаминно-минеральном комплексе, который она принимала, и CAS сократил двухлетнюю дисквалификацию до шести месяцев.

— Ух ты.

— Но для решения таких вопросов нужны исследования. В доказательной медицине необходимы неоспоримые факты, на дурачка ничего не прокатит. И меня беспокоит, что по защите Камилы в этом плане практически ничего не делается. Мы с коллегами просто из спортивного интереса решили провести схематический обзор по триметазидину, потратили на это месяц. Но разве так это должно работать?

Больше того, работа отправлена в предпринт. Все желающие уже могут изучать. В мире читают, а реакция в России — нули. Хотя, учитывая важность и сложность дела, можно было предположить, что на исследования такого рода и возможные контаминации этой субстанции будут брошены большие силы. Это же все варианты линии защиты.

Крушельницкий мог просто неудачно съесть курицу?

— Работы российских ученых у нас в стране часто не вызывают никакого интереса?

— Практически регулярно. Такое ощущение, что никому это не надо. Вот вы слышали про мельдоний в молоке?

— А это разве не сказки?

— Почитайте работу Азамата Темердашева в Helyon. Она в открытом доступе. Согласно его исследованию, куриное мясо и коровье молоко могут быть источниками мельдония.

— Как это?

— В ветеринарии довольно широко применяется «Эмидонол» — это такое седативное и антигипоксическое средство для крупного рогатого скота и кур. Что оно содержит, догадайтесь сами. Так вот, в исследовании 2020 года для анализа были приобретены мясо и молоко у семи фермеров на продовольственном российском рынке. И в одном из семи был обнаружен мельдоний. Причем в молоке к его исчезновению не привела даже пастеризация.

— То есть керлингист Крушельницкий, в теории, перед Пхенчханом мог просто погореть на курице?

— Сейчас это уже едва ли возможно проверить. Но если спортсмен реально не применял мельдоний, то это исследование — один из вариантов защиты. Опять же — нужны не слова, а чеки. По аналогии с содержащей в Латинской Америке кленбутерол говядиной — на этой почве было много дел.

— Где гарантии, что исследование по мельдонию не игра в интересах российского спорта?

— Хороший вопрос, потому что эти данные были подтверждены в другом исследовании, опубликованном в 2021 году группой учёных, включающей всемирно известного Марио Тевиса и небезызвестного нам Тимофея Соболевского — когда-то одного из ведущих ученых, трудившихся в московской лаборатории Григория Родченкова. В их работе также продемонстрирована возможность неблагоприятного результата допинг-теста после применения молока.

Интересно получается, не так ли? Заинтересованная сторона — мы. Но работу нам помогают делать со стороны, а сами не обращаем никакого внимания на свои же важные исследования.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости