31 августа 2010, 02:30

Владимир Гусев: "Выиграл пять судов"

ВЕЛОШОССЕ
ВУЭЛЬТА

Интервью специальному корреспонденту "СЭ" дал гонщик российской "Катюши" Владимир Гусев, в 2008 году со скандалом уволенный из казахстанской "Астаны". Судебные разбирательства, в ходе которых Гусеву удалось защитить свою репутацию, длились почти два года.

Сергей БУТОВ
из Марбельи

Это было очень странное интервью, хотя ничто, как говорится, не предвещало. Мы с Гусевым сели на балконе моего гостиничного номера поздним вечером воскресенья, я включил диктофон и задал первый, как мне казалось, логичный вопрос:

- С чего началась история с вашим увольнением из "Астаны"?

И внезапно передо мной опустился железный занавес.

- Если вы хотите говорить об этом деле, записывайте телефон моего адвоката, - сказал Гусев. - Он вам ответит на все вопросы. Он говорит по-французски, по-итальянски, по-немецки, по-английски. Пожалуйста, звоните.

Мне кажется, даже самые заядлые спорщики среди моих читателей вынуждены будут согласиться, что при данных обстоятельствах Гусев не мог потребовать от меня ничего более сложного. О чем говорить, если не о том конфликте, разделившем карьеру самого Гусева на два периода: до увольнения и после?!

О деталях судебных разбирательств информация просачивалась в прессу с большим трудом. Да и та была не только скупой, но еще и крайне противоречивой. Достоверно известно только то, что незадолго до Олимпиады в Пекине Гусева из казахстанской "Астаны" уволил ее тогдашний генеральный менеджер Йохан Брунель за "ненормальные" показатели анализов крови гонщика - именно так говорилось в официальном заявлении команды. Известно еще, что Гусеву удалось доказать свою правоту в суде и добиться внушительной денежной компенсации за моральный ущерб (в казахстанских СМИ писали, что она составила пять миллионов евро).

Но каковы истинные мотивы увольнения? У кого Гусев в итоге выиграл дело в Международном спортивном суде в Лозанне (CAS) - у менеджера Брунеля, которого больше нет в "Астане", или у команды? Кто выплачивает гонщику денежную компенсацию - Брунель или "Астана"? Все эти вопросы остались без ответа. Будем надеяться, пока.

Гусев был готов рассказать мне только о том, как вернулся в профессиональный велоспорт, подписав в мае этого года контракт с "Катюшей". Хотя я своими глазами видел Владимира в расположении команды еще на прошлогоднем "Тур де Франс".

- Я действительно приезжал к "Катюше" в июле 2009-го, но на тот момент разбирательства еще продолжались, - начал свой рассказ Гусев. - С тех пор было еще два суда. Контракт с командой мы тогда не подписали, просто встретились с руководством, я посмотрел, как и чем живет команда. Подпись под контрактом поставил в начале этого мая. К тому моменту история с судом закончилась. Кажется, точка в ней была поставлена 29 марта.

Как меня приняли в команде? Да хорошо приняли! Меня же знают все гонщики, и, думаю, большинство из них были за то, чтобы я стал частью команды. Все радовались, поздравляли.

Первой гонкой после длительного перерыва был трехдневный "Тур Пикардии" во Франции. Все прошло хорошо и вовсе не тяжело. Тяжело, когда нет цели, к которой идешь. Я давно знал, что вернусь, просто не было точно известно, где и когда. И когда мне сказали, что я поеду "Пикардию", морально стало намного проще.

Вы удивитесь, но я чувствовал себя так, будто не было никакого перерыва. Во второй день даже уехал в отрыв. После этого понял, что все при мне, ничто никуда не ушло. Я же все это время много тренировался, а не водку пил.

Работал я в Испании, куда переехал в какой-то момент из Италии, хотя "прописан" по-прежнему на Апеннинах. Кстати, на "Вуэльте" сразу два этапа будут проходить недалеко от моего дома - в Кальпе. Тренировался я с некоторыми профессионалами. Не буду их называть. Готовился как проклятый.

После чемпионата России, где я выиграл разделку, у меня был бронхит. До конца не долечился, с инфекцией в организме катался на "Туре Австрии". Причем закончил его шестым в "генерале". Это, знаете, не каждый сможет. Потом долго лечился, принимал антибиотики, и в начале августа, уже после "Тура Польши", форма пошла вверх.

Задачи на "Вуэльту"? С одной стороны они вроде как ясны - есть Родригес, которому нужно помогать быть как можно выше в общем зачете. Но... Знаете, я очень серьезно готовился на эту гонку, и у меня здесь свои амбиции. Причем на общий зачет. Да, именно так - я хочу составить конкуренцию Родригесу. Руководство команды в курсе моих желаний. Время покажет, кто сильнее - я или он.

На чемпионат мира в Австралию я точно поеду, как чемпион России. Там посмотрим, как и что. Может, хватит сил не только на разделку, но и на групповую гонку. Говорят, она совершенно точно будет не для финишеров. Там по ходу дистанции два таких нормальных "торчка", с уклоном в 22 процента. Вот там-то народ точно посыплется. Хотя, мне кажется, что группа развалится еще раньше - на стартовых 80 км, где будет сильный ветер.

Я в курсе, что мне в Австралии придется конкурировать в разделке с Фабианом Канчелларой (действующим олимпийским чемпионом и чемпионом мира в этой дисциплине. - Прим. С.Б.). Я не считаю его непобедимым. Скажем, на Олимпиаде в Пекине мне просто не дали его обыграть. Почему меня не заявили на Игры в Пекине, хотя могли, несмотря на увольнение из "Астаны", спрашивайте не меня, а тогдашних руководителей нашей федерации велоспорта. Я могу сказать только то, что, если бы я ехал в Китае разделку, медаль была бы точно. Без всяких разговоров была бы! Но ее нет, поэтому и темы для обсуждения нет.

Почему я так в себе уверен? Перед Пекином я был готов так, как не был готов ни к одной другой гонке в своей жизни. Я отвечаю за свои слова, потому что ориентировался не только на физическое состояние, но и на результаты. Скажем, перед Олимпиадой с двумя килограммами лишнего веса я заехал "Тур Австрии" вторым в общем зачете. Когда скинул их, просто летал. Я готовился конкретно под олимпийскую трассу. Еще когда зимой мы приезжали ее смотреть, сразу сказал: "Я здесь нормально проеду".

Я понимаю, что количество тех, кто слышал, что я выиграл суд, значительно меньше тех, кто помнит о том, что у меня возникали проблемы. Но мне все равно. Я не боюсь косых взглядов. У меня своих забот достаточно, еще не хватало этим голову забивать. Я лучше буду думать о своей большой семье. У меня дочь и сын. Диане скоро три года, Леональдо (нет, жена русская, просто захотелось так оригинально сына назвать) - год и четыре. Скоро еще один мальчик родится. Вот о ком хочется думать.

Я не жалею о том, что у меня в карьере случился двухлетний перерыв. То есть жалею, конечно, но жизнь не состоит из одного только спорта. У меня появилось время заняться семьей. Мне повезло, что она была рядом, когда все произошло. Мой адвокат сразу сказал, что у меня будет сложный период, через который я должен пройти. И я прошел. Возвращался домой после тяжелых тренировок, общался с детьми. И как-то забывался.

В то время я, можно сказать, жил семьей и судом. За эти два года у меня очень сильно поубавилось друзей. Практически никого и не осталось. Никто даже не позвонил, когда начались проблемы. Но я не "заморачиваюсь". Жизнь длинная, всех рассудит. Хотя я тогда и не слушал бы никого. Делал только то, что говорил мне адвокат - швейцарец Рокко Таминелли. Он тоже, кстати, на велосипеде любитель погоняться. И тоже ждет скоро третьего ребенка. Мы сдружились, пока шел суд. Он заранее знал, что мы его выиграем, и сумел внушить такую же уверенность мне. При этом мы понимали, что тянуться это будет долго. Но у нас была своя стратегия, которая полностью претворилась в жизнь. Подчеркиваю, полностью.

Я выиграл три судебных процесса и две апелляции. Причем два раза в CAS, где спортсмены побеждают, наверное, в одном из тысячи дел. И я больше ничего не хочу говорить об этом деле. Вы меня постоянно к нему возвращаете, а мне этого не надо. Я свое имя отстоял, хотя это было непросто. Но теперь предпочитаю смотреть в будущее, а не копаться в прошлом.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости
Загрузка...