17:15 23 марта | Биатлон

Рикко Гросс: "Об уходе из сборной России не думаю, мне интересна эта работа"

Рикко ГРОСС. Фото Елена СОБОЛЬ Рикко ГРОСС. Фото СБР Рикко ГРОСС. Фото СБР Вольфганг ПИХЛЕР. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Рикко ГРОСС. Фото Елена СОБОЛЬ

Старший тренер сборной России Рикко Гросс – о главной проблеме команды в нынешнем сезоне, желании продлить истекающий контракт, русском языке, эмоциях от недопуска большей части российских биатлонистов на Олимпиаду, и том, чему он научился за три года в нашей стране.

Антон БАБОШИН
из Тюмени

– Мужской спринт в Тюмени выдался для нас удачным – трое ребят попали в первую десятку и имеют хорошие шансы в субботней гонке преследования, – начал разговор Гросс. – Всегда хорошо выступать дома, где спортсмены имеют шанс быть рядом со своими болельщиками, семьями во время этапа Кубка мира.

– Понравилась ли вам атмосфера на стадионе?

– Она была фантастическая. Здесь много просто супер-болельщиков, но при этом они ведут себя корректно по отношению к биатлонистам, поддерживают не только своих, а всех участников. Это здорово.

– Тюмень долго ждала этого этапа. Не испытываете сожалений, что в следующем году ему не нашлось места в календаре?

– По поводу расписания Кубка мира вопрос к IBU. Они решили в следующем году провести два этапа в Северной Америке и вынуждены подумать и о том, как атлетам предстоит добираться туда и обратно. Поскольку возвращаться между стартами нецелесообразно, все проведут за океаном две недели. Но два перелета через океан тоже немало. Думаю, через сезон мы вернемся в Европу, это совершенно нормально.

Рикко ГРОСС. Фото СБР
Рикко ГРОСС. Фото СБР

НОГОЙ НИЖЕ ПОЯСА

– Нынешний сезон выдался для сборной России неоднозначным. Как вы сами его оцените?

– Понятно, что вся наша подготовка была построена под Олимпиаду. А незадолго до нее мы узнали, что МОК решил не приглашать ряд наших спортсменов в Пхенчхан, и там выступят только Антон Бабиков и Матвей Елисеев. Это был тяжелый удар. Наши ребята – настоящая команда, всегда держатся вместе. Кроме них, в сборной много персонала. А тут мы остались почти в одиночестве. Если говорить о сезоне, то у нас было много хороших выступлений, хотя были и те, которыми я недоволен. К примеру, сейчас мы идем на четвертом месте в Кубке наций, хотя прошлые два сезона держались в тройке. Это шаг назад. Но нужно учесть, что часть команды не стартовала в Рупольдинге, а по плану проходила горную подготовку. Из-за этого мы недосчитались очков.

– Почему российским биатлонистам не хватает стабильности? Ребятам не всегда удается показывать свой максимум.

– На самом деле, они показывают его довольно часто, уж я-то знаю. Когда вы смотрите на результат, нужно понимать, из чего он сложился. Например, большинство лидеров в гонках стреляют чисто, а мы иногда промахиваемся слишком много.

– Можно ли уже понять, какие ошибки были совершены в процессе подготовки?

– Еще рано говорить об анализе, у нас впереди еще две гонки. После них мы сядем все вместе и будем разбираться.

– И все-таки, какая главная проблема нашей команды – бег, стрельба, психология?

– Главная проблема – то, что мы не выступали на Олимпиаде. И узнали об этом достаточно поздно. Все началось в декабре и продолжало развиваться. И мы ни в чем не могли быть уверены до конца – будем ли мы на Играх, кто именно. И это отвлекало спортсменов. А если у тебя хотя бы два процента мозга заняты размышлением о разных глупых вещах, ты не можешь быть полностью сконцентрирован на гонках.

– Что почувствовали вы, когда узнали – только два спортсмена едут в Пхенчхан?

– Это было как удар ногой ниже пояса. Было неприятно. К тому же МОК объявил решение, и никак его не объяснил.

– Как вы поддержали тех, кто не был приглашен?

– Конечно, мы много об этом говорили внутри команды. Все выглядело глупо, но что мы могли сделать? Я сам пытался добыть хоть какую-то информацию – от МОК, от IBU, хоть от кого-нибудь. Но не получил никакого ответа.

– Мартен Фуркад охарактеризовал эту ситуацию как "странную".

– Да, я с ним согласен. Все выглядело очень странно.

– При этом некоторые другие спортсмены критиковали россиян – например, Габриэла Коукалова.

– Ну и что? Таково ее мнение. Для меня это не проблема. Американские, канадские, чешские биатлонисты не захотели приезжать в Тюмень. Это их право. Решили – и их здесь нет.

Вольфганг ПИХЛЕР. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Вольфганг ПИХЛЕР. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

МОЙ РУССКИЙ СТАЛ ЛУЧШЕ

– До вас в России работал другой немецкий тренер – Вольфганг Пихлер. Здесь он не сумел добиться результата, зато триумфально выступил в Пхенчхане со сборной Швеции. Как думаете, почему так произошло?

– Это вопрос к Вольфгангу. Мы эти темы не обсуждали. Конечно, я поздравил его с успехами, ведь он много лет упорно работал и до приезда в Россию.

– Сам он сказал, что у него были проблемы во время работы здесь. Что его недостаточно поддерживали, у него не было понимания с другими тренерами, не разделявшими его подхода к подготовке. Испытывали что-то подобное?

– У нас две совершенно разные системы тренировок. Большинство спортсменов по всему миру имеет домашнюю базу для подготовки. В России же все построено на сборах, гораздо больше переездов. В целом, это не проблема, но разницу нужно знать и понимать. А о разногласиях – и в сердце Европы есть тренеры старой школы. Это нормально, нужно учиться друг у друга, передавать знания. Так всегда было, мы всю жизнь чему-то учимся.

– Принцип, при котором команда разделена на несколько групп, удобен для вас?

– Да, это нормально. Почти все спортсмены весной и летом готовятся к сезону вместе. Конечно, вы знаете ситуацию с Антоном Шипулиным, который вместе с Лехой Волковым работает с Андреем Крючковым и Андреем Гербуловым, но мы все время на связи. Я знаю, по каким планам они готовятся.

– Насколько велика проблема понимания при работе за рубежом? Считается, что тренер и команда должны обязательно говорить на одном языке, иначе неизбежны сложности.

– Согласен. Коммуникация в команде – очень важная вещь. Обсуждать со спортсменом, например, тонкие психологические вопросы возможно, только если вы полностью понимаете друг друга. Я решаю эту проблему так – прибегаю к помощи других тренеров.

– Кстати, как ваш русский?

(вздыхает, переходит на русский) Я понимаю чуть-чуть, говорю чуть-чуть.

– За эти годы он стал лучше?

– Конечно, и это очень помогает. Но если по-английски вполне можно говорить не идеально, и тебя будут понимать, то по-русски пропустишь одно слово, и будешь выглядеть дураком. Этим языком нужно владеть в совершенстве.

Рикко ГРОСС. Фото СБР
Рикко ГРОСС. Фото СБР

ХОЧУ ПРОДОЛЖИТЬ РАБОТУ СО СБОРНОЙ РОССИИ

– Вы впервые работаете за рубежом. В чем стали лучше как тренер за три года?

– Прежде всего, я хорошо узнал много других прекрасных специалистов. Говоря с ними, учишься. Может, и они от меня что-то взяли.

– А ваша команда?

– Для меня было важно, чтобы все сплотились и работали вместе. Для меня неважно, из какого именно города тот или иной спортсмен. Я смотрю – хорошие у него результаты или нет, бежит он или нет.

– Самые тяжелые моменты за это время?

– А почему вы не спрашиваете про самые лучшие?

– Это был следующий вопрос.

(смеется) Не знаю, в памяти обычно остается только хорошее. У нас было много побед, призовых мест, просто хороших результатов. И конечно, самые яркие эмоции – от победы в эстафете на чемпионате мира в Хохфильцене. Видеть нас на верхней ступени пьедестала было здорово.

– Часть работы тренера – принимать на себя вину за плохие результаты. Готовы к этому?

– Это как в футболе. Когда команда побеждает, то причина в ней, когда проигрывает – в тренере. Конечно, такая ответственность – нормальная вещь. Такова наша работа.

– Ваш контракт истекает в ближайшее время. Ведете ли переговоры по его продлению?

– Прежде всего, хотел бы сказать, что мне очень интересна эта работа. Конечно, хотел бы остаться в команде еще на несколько лет. Мы сейчас обсуждаем такую возможность. Посмотрим, к чему придем.

– У вас есть другие предложения в случае, если не удастся продлить соглашение?

– Предложений много, но все они меня пока не интересуют. Об уходе из сборной России не думаю, для меня сейчас главный вопрос – сколько еще сезонов я здесь проведу.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...