09:30 13 февраля 2013 | Биатлон

Екатерина Глазырина:
"Очень ждала этого чемпионата"

Фото - Евгений ТУМАШОВ/СБР из Нове-Место. Фото "СЭ"
Фото - Евгений ТУМАШОВ/СБР из Нове-Место. Фото "СЭ"

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Нове-Место

После гонки преследования, в которой Глазырина поднялась с 27-го места на пятое, тренеры женской сборной решили дать спортсменке возможность пробежать на чемпионате мира и сегодняшнюю индивидуальную гонку. Хотя первоначально участие Глазыриной в этой дисциплине не планировалось.

В воскресенье, когда Екатерина пробиралась после финиша к выходу со стадиона, я спросила:

- Хочется бежать 15 км?

-Ну... - протянула она с довольно странным выражением в глазах.

- Да что там, отвечайте честно.

- Хочется, конечно. Но тут уж как тренер скажет.

- А почему такой грустный тон?

- Потому что у нас уже был разговор на эту тему. Мне сказали, что будет правильнее в этой гонке не стартовать. Что мне это немножко рановато. Тем более что еще впереди и масс-старт, и эстафета...

- Своим выступлением в преследовании вы, надо полагать, довольны?

- Обычно на дистанции борешься только с собой, но преследование - в каком-то смысле исключение, поскольку это контактная борьба. Бороться приходится не столько с собой, сколько с соперницами... Довольна, да.

- С какими чувствами вы ждали своего второго выступления в Нове-Место после неудачи в спринте?

- В первой гонке, безусловно, расстроилась. Два штрафа на "стойке" отбросили меня слишком сильно назад.

- Что было причиной тех промахов?

- Первый выстрел вышел просто неподготовленным. Стала стрелять как бы с опережением, а надо было выдержать секунду-две. В таких гонках совершенно не нужна чрезмерная скорость. Нужна только точность. Ну а что касается заключительного выстрела, то я тоже поторопилась - уже мыслями убежала на трассу.

- В какой момент гонки преследования вам пришлось наиболее тяжело?

- При подходе к четвертому рубежу. Сама ситуация к тому моменту стала слишком нервной: три стрельбы удалось пройти чисто, я знала, что держусь на шестом-седьмом месте, и надо было все это выбросить из головы, максимально сконцентрироваться. Поэтому волновалась больше обычного. Сосредотачивалась исключительно на стрельбе - за ход почему-то не переживала. Думаю, даже со стороны было заметно, что я стреляю не так, как всегда. Сама себе дала установку: пусть я потеряю больше времени, но на курок нажму только тогда, когда буду стопроцентно уверена, что попаду. И каждый раз, уходя со стрельбища, лишний раз оглядывалась, чтобы уже наверняка знать, что закрыла все мишени.

- Какую-то тактику применительно к гонке вы заранее для себя выстраивали?

- А смысл? Круг здесь не очень сложный, отыгрываться особенно негде - только на рубеже. Соответственно и потери все происходят именно там: как ни крути, один штрафной круг - это 20 - 30 секунд.

- Обычно наши биатлонистки говорят в интервью, что предпочитают трассы со сложными рельефами. И что гораздо больше шансов всегда там, где много подъемов.

- Шансов больше там, где четыре стрельбы. Но про подъемы - тоже верно. Там, правда, не только отыграть много можно, но и проиграть тоже.

- Могли бы сравнить нынешние ощущения с этапом Кубка мира в Остерсунде, где вам удалось впервые в жизни подняться на подиум?

- Ответственности на чемпионате мира, конечно, больше. Но то, что эти соревнования проходят в Нове-Место, психологически сильно мне помогает. Я много раз здесь бывала, люблю здесь бегать. Чувствую себя в прямом смысле слова как дома: все хорошо знакомо, все нравится. Наверное, это тот самый случай, когда можно сказать "моя трасса". В том же Рупольдинге заметно сложнее, хотя казалось бы, должно быть наоборот - если учесть, сколько времени мы проводим там на сборах.

- В этом сезоне вы готовитесь с основной сборной, но журналистского внимания вам достается значительно меньше, чем другим спортсменкам. Это не обижает?

- Так ведь внимание прессы напрямую зависит от результатов. Поэтому никаких обид нет. В команде я совершенно не чувствую, что одним достается больше внимания со стороны тренеров, а другим меньше. Там мы все на равных. Нет такого, чтобы кого-то как-то по-особенному выделяли.

- Что вы думали о своих перспективах, когда ехали на чемпионат мира?

- Вспоминала Остерсунд, когда мне доверили бежать на Кубке мира, и я это доверие оправдала. На самом деле я очень ждала этого чемпионата. Думала о нем еще в прошлом сезоне. Все-таки Нове-Место - совершенно особое для меня местечко. Эту трассу я очень люблю. Еще с тех пор, как выступала здесь на Кубке IBU. И самые первые международные соревнования у меня были именно здесь. Хотя нет, ошибаюсь. Здесь были вторые.

- Успешные, надеюсь?

- Ну как вам сказать... Помню, три рубежа прошла чисто, а на четвертом настреляла четыре промаха.

- В обеих гонках преследования на трассе были столкновения, в том числе и серьезные, как между Ольгой Зайцевой и Анн Кристин Флатланд. Здесь что-то не то с лыжней? Или просто встречаются места повышенной опасности?

- Не стала бы называть эту лыжню опасной. Просто на некоторых участках под снегом образовались наледи. Это требует дополнительной аккуратности и внимания. Особенно на поворотах: стоит потерять бдительность, с трассы вынесет легко. Даже если ты один по лыжне едешь.

- Не было страха, когда прямо перед вами столкнулись Зайцева и Флатланд?

- Самого столкновения я не видела. Выехала на вираж, когда Ольга уже уехала вперед, а норвежка стояла на одной лыже и ждала, когда ей принесут другую. По этой картине я и поняла: что-то произошло. Хотя думать об этом, если честно, было некогда.

- А самой сталкиваться на трассах доводилось?

- Нет, только на палки соперницам несколько раз наступала по неосторожности.

- О вас было принято говорить, что вы побаиваетесь соперниц в контактных гонках. В частности, когда стартуете на первом этапе эстафеты.

- Это не страх. Просто в гонках очень много зависит от самочувствия. Если с ним все в порядке, я, не задумываясь, лезу в любую кучу, не испытывая никакой неловкости. А вот когда самочувствие не очень, сразу появляется неуверенность. Несколько раз по ходу нынешнего сезона у меня было именно такое состояние. Дело в том, что вплоть до заключительного сбора я постоянно чувствовала, что тренировочная нагрузка не совсем, как мы говорим, "переварилась". Поэтому и скорость чувствовалась не очень хорошо, и свежести не было. Особенно остро все это проявлялось в горах. "Отпускать" начало только после Нового года. Сейчас же все встало на свои места.

- Не было хотя бы кратковременного отчаяния от того, что скорость и свежесть возвращаются не так быстро, как хотелось бы?

- Нет. У меня ведь уже был похожий опыт прошлого сезона, когда "отпустило" только в марте. В этом году я уже гораздо лучше понимала свой организм. Да и тренерам благодаря накопленной информации стало значительно легче с нами работать. Все мы понимали, что работа обязательно принесет плоды. Думаю, в олимпийском сезоне многие вещи будут преодолеваться еще спокойнее.

- Усталость чувствуется после двух гонок подряд?

- Как ни странно, я здесь быстро восстанавливаюсь. В том же спринте вроде бы выложилась на лыжне полностью, а пришла домой и поняла, что слово "выложилась" не очень-то подходит: совсем это не "максимум" был. Знаю, что способна на большее.

- От мыслей о прошедших соревнованиях вы отключаетесь легко?

- Зависит от ситуации. Но то, что ни в коем случае нельзя зацикливаться на поражениях и лишний раз прокручивать их в голове, уже усвоила. От этого слишком сильно устаешь. И перегораешь. Выходишь на следующую гонку: вроде бы желания полно - а сил уже нет.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...