«Команда должна быть единой. Хотя я сам последние четыре года карьеры тренировался отдельно». Майгуров — о сборной

13 февраля 2021, 19:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Виктор Майгуров: «Наша работа принесет плоды через несколько лет»»

№ 8379, от 15.02.2021

Виктор Майгуров. Фото СБР, biathlonrus.com
Откровенное интервью президента СБР Виктора Майгурова

Президент СБР Виктор Майгуров вышел к журналистам еще до старта женского спринта. Поэтому настроение у него было вполне позитивным, а основная часть острых вопросов была связана с нейтральным статусом и вчерашним провалом всех мужчин, кроме Латыпова. Майгуров подбросил дров, заявив, например:

— что СБР готов обратиться в Спортивный арбитражный суд, если IBU не пойдет на уступки;

— что доволен работой старших тренеров сборной;

— и что намерен отменить самоподготовку Логинова и остальных биатлонистов.

Хуже уже не будет, за иск в CAS нас точно не накажут

— Вы направили письмо с претензиями в IBU уже по ходу чемпионата мира. Почему сейчас, а не несколькими неделями раньше, когда в той же форме еще можно было что-то изменить?

— Первое письмо мы направили где-то в начале января. IBU долго думал, советовался, наверное, правильно прочитывал решение CAS. Потом была встреча в Антхольце, где нам предлагали использовать флаг и гимн IBU, о символике там речь не шла. На второй день мы поговорили уже более конкретно, после этого они еще раз собрали исполком и выпустили пресс-релиз. Но нас эта позиция не устроила. Мы провели консультации с Олимпийским комитетом России и начали общаться уже в форме официальных писем.

— А до этого как было?

— По электронной почте, с текстом в теле письма. Но сейчас было уже третье официальное письмо. На последнее пока не ответили. Сейчас мы уже понимаем, что наши позиции конкретно расходятся. И оставляем за собой право обратиться в CAS даже после чемпионата мира.

— Какой смысл, если это единственный чемпионат мира, на который распространяются санкции?

— Они будут применяться еще на летнем чемпионате мира. Да и это дело принципа.

— Допустим, IBU согласится. Вы что, прямо по ходу чемпионата мира будете перешивать форму для спортсменов?

— Как минимум логотип на флаге будем цветным — на стрельбище и в телевизионной трансляции. Также мы считаем, что полностью имеем право использовать надпись Russian biathlon union, а не только аббревиатуру RBU. Возьмите, например, прошедший гандбольный чемпионат мира, в коньках сейчас вот цветной логотип согласовали...

— Почему, в отличие от конькобежцев, вы не предложили никакой музыки на замену гимну? И если у них играл концерт Чайковского, то у вас возможен только гимн IBU.

— Мы до последнего ждали, что ОКР согласует какую-то единую мелодию для всех видов спорта. И поэтому не стали зарубаться на эту тему. Как сказал один мой приятель, пусть играет все что угодно, главное — чтоб медали были наши.

— Учитывая, что СБР и так не имеет постоянного членства в IBU, зачем вам обострять ситуацию и идти в CAS, рискуя статусом федерации?

— Мы действуем в правовых рамках. Хуже уже не будет, нас за это никто не накажет точно. А отстаивать свою позицию мы, я считаю, должны.

Пока смотрю на работу старших тренеров позитивно

— В мужской команде все, кто был на самоподготовке, не показывают никаких результатов — Логинов, Елисеев, Халили... На будущий сезон все останется как есть или команда объединится?

— Решения будут приниматься самое позднее в начале апреля. Хочу, чтобы к этому времени были зафиксированы все тренеры, все составы, и каждый спортсмен понимал, с кем он готовится. Я лично за то, чтобы команда тренировалась вместе. Индивидуальные программы можно реализовывать и внутри команды. Но когда есть соперничество, это совсем другое... Хотя я вот последние четыре года своей карьеры тренировался отдельно, но это у всех по-разному.

— Судьба тренеров нашей сборной зависит от результатов чемпионата мира?

— Будут оцениваться результаты всего сезона в целом. Может быть, по чемпионату мира чуть в большей степени. Я пока смотрю на работу старших тренеров позитивно.

— Главный тренер у команды останется?

— Главный тренер будет всегда. Но как наладить эффективность системы — тоже тема для обсуждения на тренерском совете.

— Говорят, решение о сборе в Поклюке было вынужденным и на самом деле старшие тренеры хотели готовиться в другом месте?

— Не готов сейчас это комментировать. Как есть, так и есть. Все анализы будут уже после чемпионата мира.

— Почему наш лучший молодой спортсмен Карим Халили не попадает даже в гонку преследования? Вас это не настораживает? Его стоило вообще брать на чемпионат мира?

— Он был одним из лучших на чемпионате Европы. Кого я должен был взять вместо него?

— Кирилла Стрельцова.

— Стрельцов на тот момент был хуже. Если бы я взял его, вы бы спрашивали, почему не Халили. Это же так работает, правда?

— Почему у нас вообще нет достойной молодежи, не из кого даже выбрать?

— Потому что команды живут сами по себе. Спортсмены пришли и ушли, тренеры — то же самое. Никакой связи между тренерами основной и юниорской сборной, как у тех же лыжников. Я планирую эту работу выстроить, уже начиная с весны. Но это будет долгосрочная работа, которая принесет плоды через два, три, четыре года.

Чемпионат мира по биатлону: расписание, результаты гонок и медальный зачет

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
93
Офсайд
Предыдущая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир