Анна Харитонова. Внештатный психолог сборной по самбо

Анна ХАРИТОНОВА. Фото Пресс-служба Дома болельщиков "Баку-2015"
Анна ХАРИТОНОВА. Фото Пресс-служба Дома болельщиков "Баку-2015"

Она пережила серьезную депрессию, углубилась в спортивную психологию, сменила дзюдо на самбо и победила в Баку

Владимир ИВАНОВ
из Баку

10 августа 2008 года. Олимпийские игры в Пекине. 23-летняя дзюдоистка Анна Харитонова в первой предварительной схватке в весе до 52 кг уступила Тельме Монтейро. Эту локальную неудачу – на той Олимпиаде наши дзюдоисты не завоевали вообще ни одной медали – практически никто не заметил. Для Харитоновой же она стала одним из самых серьезных событий в жизни. Слезы, бессонные ночи и полное опустошение долго не давали ей двигаться дальше.

– Как и все спортсмены, я с детства мечтала об олимпийской медали, – вспоминает Харитонова. – Становилась призером юниорских чемпионатов Европы и мира, да и потом карьера развивалась поступательно. Перед Пекином я стояла на третьей строчке мирового рейтинга, поэтому была уверена, что, бронзу из Китая точно увезу.

Однако на деле все вышло совсем иначе. Харитонова оказалась не готова к олимпийским реалиям.

– Никогда в жизни особо не волновалась перед соревнованиями, но олимпийского напряжения не выдержала, – признается спортсменка. – "Сгорела" моментально. Вышла на ковер, пару раз упала и ушла. Даже понять ничего не успела. Это был конец. Кому-то может показаться, что я проиграла лишь одну схватку, и ничего больше. На самом деле, для меня тот день стал катастрофой. Я столько шла к этой цели, не замечая ничего вокруг, у нас была острейшая конкуренция, рейтинговые очки давались с огромным трудом. Я жила этим. А потом щелк – и вся пирамидка рухнула.

ОПУСТОШЕНИЕ, УЧЕБА И ЭКСПЕРИМЕНТЫ

…Один бессмысленный день сменялся другим. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не учеба, которая началась в сентябре. Харитонова училась на четвертом курсе факультета психологии института имени Екатерины Великой. Училась, как и все спортсмены. К осени у нее скопился долг из десятка зачетов и экзаменов, двух курсовых работ и практики. Харитонова с головой погрузилась в решение университетских проблем. Сначала ей просто нужно было хоть чем-то забить голову, спастись от убийственно-депрессивных мыслей. А затем Анна поняла, что психология для нее по-настоящему интересна. Причем настолько увлеклась, что вслед за дипломом были написаны и защищены сначала магистерская, а затем и кандидатская диссертации.

– Весь полученный во время учебы опыт старалась переносить на спортивную деятельность, – объясняет Харитонова. – Творчески подходила к каждому поединку. Старалась удивлять каждую соперницу, придумывала, как удивить, например, левшу. Параллельно проводила тестирования на девчонках по команде. Было интересно, почему один спортсмен, будучи отлично готовым, проигрывает, а у другого ничего не выходит на тренировках, но он побеждает.

– Удивили результаты тестов?

– Столкнулась с тем, что все, кто успешно выступает, понимает важность психологических аспектов подготовки. Еще лет 10 назад все было совсем не так.

– В команде на ваши тесты реагировали нормально?

– Вполне. А вот когда я нашла в библиотеке книги 1950-60 годов по спортивной психологии, никто понять моей радости понять не мог. Я же наслаждалась, когда читала Петра Рудика и других основоположников спортивной психологии в нашей стране. Многое переносила на бумагу.

– До сих пор практикуете эксперименты в команде?

– Сейчас я работаю над эмпирической частью для диссертации. Раздаю в команде тесты перед официальными стартами, а затем провожу опросы после соревнований. Но это нужно для учебы. А так – в любое время могу помочь советом, поговорить.

– То есть, исполняете роль психолога в команде?

– Ну, примерно. Никогда никому не отказываю. Мне это самой интересно. Я же заканчивала магистратуру психологом-консультантом.

– Как обычно все проходит?

– Спрашиваю: "Ты хочешь поговорить в рамках терапии или просто пообщаться"? Все выбирают второе. Ну а то, что происходит дальше, остальные остается только между нами. Меня, кстати, зовут в команду по дзюдо психологом. Может, после завершения карьеры и соглашусь.

– На поведение спортсменов во время соревнований теперь смотрите другими глазами?

– Стала замечать интересные вещи. У многих есть определенные ритуалы. Интересно наблюдать. Ладно спортсмены, но когда это же делают тренеры! Если кофточка свернута в треугольник, и подопечный выигрывает, будьте уверены – на следующий поединок кофточка будет лежать точно так же.

– А что в этом плохого?

– Не сказать, чтобы прямо плохого, но сколько было случаев, когда спортсмен терял самообладание, если привычный ритуал не соблюдался. Забыл дома свои счастливые носки – и все. Выбит из колеи. И если он проиграет, то будет уверен, что все дело в носках.

– Наверняка вы полностью разобрали свою пекинскую неудачу. Тогда вообще возможно было что-то изменить?

– Отвечу иначе: мне это нужно было пережить. Я побывала на таком эмоциональном дне, что теперь мне ничего не страшно. У меня было два варианта: остаться там или измениться.

По-настоящему вернуться в дзюдо Харитонова после 2008 года так и не смогла.

– В Пекине был переломный момент, – уверена спортсменка. – Меня там так "осадило" и опустошило, что прежнего удовольствия от дзюдо я больше не получала. Выступала на соревнованиях, выигрывала чемпионат России, но без эмоций. А делать работу без удовольствия очень тяжело. Превращаешься в робота. Поэтому в 2011-м решила завязать со спортом.

Однако муж предложил попробовать себя в самбо, – продолжает Харитонова. – Виды спорта похожие, решилась. И так понравилось! Здесь настоящая семья. Может быть, дело в том, что самбо – неолимпийский вид спорта. Все искренне дружелюбны, никто не норовит перегрызть горло другому. К тому же здесь, в отличие от дзюдо, все еще можно брать соперника за ноги. А у меня коронный прием "мельница"!

С этим приемом Анна Харитонова за три года успела выиграть чемпионат Европы, мира, Универсиаду и, вот теперь, Европейские игры. Хотя ее не раз звали обратно в дзюдо, в том числе нынешний главный тренер Эцио Гамба. В олимпийском виде спорта совсем другие категории зарплат, но Харитонова возвращаться не хочет. "Душевное спокойствие важнее денег", – уверена она.

ГАМБА И ЛЕЗГИНКА

При этом о Гамбе, с которым наша мужская сборная умудрилась выиграть три олимпийских золота в Лондоне и который считается превосходным психологом, Анна говорит с удовольствием.

– В 2012 году он позвал меня на командный чемпионат мира в Бразилию, нужно было подстраховать, – вспоминает Харитонова. – Была очень удивлена с первого же собрания. Эцио сказал такую речь! Все уходили на эмоциональном подъеме.

– Раньше было не так?

– Когда я была в команде дзюдоисток, один тренер постоянно нас унижал. Говорил, какие мы бездарные и глупые. Видимо, думал, что мы постараемся доказать ему обратное. Но унижение и оскорбление – это явно не те средства, которыми можно достичь реального успеха. Гамба же просто сломал всю эту систему.

– Удивил он вас, наверное, не только речами на собрании?

– В финале командного турнира наши ребята "горели" 0:2. Как известно, встреча длится до трех поражений. Казалось, ситуация безвыходная… И тут на весь зал начинает играть лезгинка! А у нас ведь большинство мужчин с Кавказа. Не знаю, как Гамба сумел это провернуть. Но это дало такой эффект! Ребята мгновенно взбодрились и завелись. Каждый выходил, побеждал – и танцевал эту самую лезгинку. 3:2 – выиграли!

– Медалисты Лондона выступают три последних сезона не убедительно. Есть объяснение?

– Эцио просто бережет их от лишнего давления. В Рио все должно быть нормально. И мне очень интересно, как выступят там наши женщины, с которыми он теперь работает.

Анна ХАРИТОНОВА – чемпионка Европейских игр по самбо в категории до 52 кг.

Материалы других СМИ
Загрузка...