Газета № 7357, 02.06.2017

Хабиб Нурмагомедов: "Бой Мейуэзера и Макгрегора оскорбителен для обоих видов спорта"

Хабиб НУРМАГОМЕДОВ. Фото AFP
Хабиб НУРМАГОМЕДОВ. Фото AFP
1
Бой россиянина Хабиба Нурмагомедова и американца Тони Фергюсона в начале марта был внезапно отменен. За несколько часов до взвешивания Нурмагомедов попал в больницу на фоне проблем со сгонкой веса. Три месяца спустя спортсмен восстановился и начал легкие тренировки, а летом приступит к полноценной подготовке, чтобы осенью вновь выйти в клетку и встретиться со своим соперником. В конце мая Хабиб принял участие в телешоу, где рассказал о том, что сейчас происходит в его жизни, а также поделился планами на будущее.

ОБ ОТМЕНЕ БОЯ С ФЕРГЮСОНОМ

Я должен был сделать вес, но не сделал. Людей не волнует, что у тебя болит, главное – ты не вышел на бой. На кону стоял пояс, многие ждали поединка. Но я не думаю, что кому-то обидно больше, чем мне. Мы обязательно вернемся к этому бою, идут переговоры. Ближе к ноябрю будет большой турнир в Нью-Йорке, там планируется разыгрывать три пояса. Есть и другие соперники, с которыми можно было бы подраться, хорошие бойцы. Но у меня не получается думать о другом, так как есть незаконченное дело с Тони. За пояс или нет – я просто хочу с ним драться. Сейчас это моя цель.

За отмену боя меня никто не упрекал. Хотя когда я приехал домой, был случай у супермаркета на парковке. Ко мне подошел один парень и говорит: "Эй, Хаба, как ты мог прилететь домой, не подравшись?". Я на него смотрю, пацану лет 8-9. Говорю: "Мы обязательно подеремся в следующий раз". "Смотри, я этот бой жду, тебе надо обязательно победить", – отвечает он. Среди друзей упреков не было. Со стороны отца была критика. Но основная причина – здоровье подвело. Сейчас прошло три месяца, я подлечился. В июне уже начнем полноценно тренироваться и готовиться к осени. Случившееся – не конец света. Бывает и страшнее.

ПРО ДУШ ПОСЛЕ ТРЕНИРОВКИ

Когда отец построил зал, мне было пару лет. Когда я уже вырос и начал тренироваться, у нас дома на первом этаже был уже спортзал. Мы в детстве ухаживали за бычками и коровами. Я был главный в семье по этой теме, старший брат учился в городе. Конечно, помогал по хозяйству – в деревне выбора нет. Пришел со школы – надо за коровами пойти, еще до школы надо потренироваться. Вечером еще раз тренируемся.

В нашем зале в Махачкале никогда не было горячей воды. Недавно я приехал, мне сказали – знаешь, мы решили эту проблему. Закончилась тренировка, пошел в душ – вода холодная. Спрашиваю, в чем дело? А там, говорит, бак – первые три-четыре человека успевают помыться, остальные – холодной. Но мы не жалуемся. В этом зале выросло 20 чемпионов мира, а четыре бойца подписали контракты с UFC.

К хорошему быстро привыкаешь. Тренируешься в шикарных залах в Калифорнии, а потом приезжаешь в Дагестан, выходишь после тренировки на улицу, а там минус двадцать. Но все зависит от тебя. Кстати, не во всех американских залах есть душ, мне это не понятно. Ты потренировался – и в потном виде уходишь домой? Американцы к этому нормально относятся, а для нас это дико.

ПРО АМЕРИКАНСКУЮ ВИЗУ ОТЦА

Отец сильно хотел полететь со мной на последние бои, старался, делал визу. Но визу не дали. Может, если бы он был рядом, сгонка веса пошла бы по-другому. Отец всегда расписывал от и до, что я должен делать на тренировке. Я думал, что все тренеры такие! Но когда я приехал в Америку, мне сказали: если ты сегодня отпахал – завтра можешь легкую тренировку сделать. Если захотел – тренируешься, а если не захотел, то нет. В Штатах смотрят на это как на работу, более легко относятся, чем наши бойцы, и к тренировкам, и к поражениям. Никакого принуждения нет. Это же тебе драться через два месяца, хочешь – не тренируйся. Но если ты пришел в зал, есть желание, с тобой будут работать.

ПРО ПОПУЛЯРНОСТЬ

Дома бываю редко, но карьера спортсмена не такая длинная, чуть-чуть потерпим. С популярностью бывает тяжело, конечно. Бывает, идешь, а тебя за руку хватают. Я вообще не люблю, когда так делают. Но что делать, приходится глаза на это закрывать. Когда готовился к бою с Фергюсоном, постоянно вокруг было много камер, в том числе и в зале. Тренер как-то подошел, говорит, что приехал серьезный телеканал, надо поработать. А я отвечаю, что, честно говоря, очень устал, может, не будем снимать? Он мне ответил: ну, если не хочешь, чтобы камеры приходили, просто проиграй – к тебе больше никто не придет. Пока ты будешь выигрывать, к тебе будут приходить – вид спорта такой.

Я хотел бы закончить то, что начал в спорте. И чуть-чуть уйти в подполье. Выиграть пояс, и чтобы никто потом не знал, где я нахожусь. На полгода.

 

Лучшее место на Земле. Best place in the World 🌎 #Mecca 🕋 #2016

Публикация от Khabib Nurmagomedov (@khabib_nurmagomedov) Май 14 2017 в 1:34 PDT

О ВЫСКАЗЫВАНИЯХ СОПЕРНИКОВ

Если боец говорит, что он сильнее меня, не вижу в этом ничего плохого. Человек верит в себя, это нормально. Если соперник оскорбляет, это уже другой вопрос. А если кто-то считает себя лучшим бойцом, чем я, пусть считает. Я тоже считаю себя лучшим бойцом мира. Это психология профессионалов, которые выступают на топ-уровне. Спортсмен не может конкурировать на таком уровне и думать, что кому-то проиграет. Да и конкуренция должна быть, без нее не будет рынка.

У меня до боя никогда не было перепалок. Были конфликты с Конором Макгрегором, с Тони Фергюсоном. Но с ними я еще не подрался. Мне интересно, какие отношения с ними будут дальше. Это не наигранно. Просто бывает, что тебе кто-то не нравится. Бывает, кому-то ты хочешь сломать лицо. Многие играют, а у меня это абсолютно искренне. Я называю вещи своими именами, пусть кому-то это не нравится. Но я не конфетка, чтобы всем нравится.

 

#ПобедатолькоотВсевышнего

Публикация от Khabib Nurmagomedov (@khabib_nurmagomedov) Ноя 12 2016 в 3:12 PST

ПРО ПАПАХУ И ОРЛА

У нас в горах так принято, у каждой народности есть своя национальная одежда, свои традиции. Когда я приехал в Америку, менеджер сказал: у тебя слишком длинное имя, американцы не запомнят, нужно, чтобы у тебя был никнейм. С отцом посоветовался. Он сказал – пусть будет Орел! Я сам с Цумадинского района, на гербе которого изображен орел. Символ Дагестана – орел. Символ России – тоже орел. Про папаху комментаторы сначала говорили, что это парик. Но я выигрывал и после каждого боя поправлял: это – папаха. Теперь все узнали, что это головной убор. Последние 2-3 боя мои фанаты приходили в папахах. Спросил у них – где нашли? Оказывается, обнаружили черкесское общество в Нью-Джерси, там до сих пор верны своим традициям. У них ребята и заказывали папахи по интернету.

ПРО БОЙ МАКГРЕГОРА И МЕЙУЭЗЕРА

Думаю, это оскорбительно и для ММА, и для бокса. Потому что боксерские фанаты в основном не знают смешанные единоборства. Когда в ринг заходит человек, которого называют лучшим в ММА, хотя он таковым и не является, и его вырубает Мейуэзер – все будут говорить: "Мы же говорили, что бокс превосходит ММА!". С другой стороны – Макгрегор больше Мейуэзера, а габариты дают преимущество. И представьте, Макгрегор вырубит Мейуэзера – "все, бокс упал". "Величайший боксер падает от бойца смешанных единоборств" – это плохо для бокса. А для денег – это очень хороший бой. Я бы сам заплатил, чтобы посмотреть его в прямом эфире в хорошем качестве.

ПРО ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОВЕСТИ БОЙ В РОССИИ

Есть такая вероятность, что я с Фергюсоном подерусь здесь, в России. Но будет большое неуважение по отношению к фанатам провести турнир UFC в Махачкале. Самая большая закрытая арена там – 6 тысяч зрителей, а желающих – 200-300 тысяч. У нас есть "Анжи Арена" на 30 тысяч. Но организация не проводит бои на открытых стадионах. Так что в Дагестане просто нет подходящего зала. Самый хороший вариант – Москва, крытая арена. Просто представьте – я дерусь с Тони Фергюсоном, Волков дерется, еще пару бойцов наших закинем. Хороших соперников можно привести, мощный кард сделать. Думаю, UFC может хорошие деньги заработать, да и фанаты были бы довольны.

1
Газета № 7357, 02.06.2017
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Долой марионеток-макларенеток

Сам себе журналист?..

07:20 2 июня