00:30 15 февраля 2017 | Футбол — Испания

"Хотели заявить Ролана Гусева, но он сказал - не потяну…"

2 июня 2014 года. Дмитрий ЛОСЬКОВ, Дмитрий КИРИЧЕНКО, Ролан ГУСЕВ, Евгений АЛДОНИН и Андрей КАРЯКА (слева направо) на московской тренировке сборной России перед ЧМ-2014. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Президент "Марбельи" Александр ГРИНБЕРГ. Фото Юрий ГОЛЫШАК, "СЭ"
2 июня 2014 года. Дмитрий ЛОСЬКОВ, Дмитрий КИРИЧЕНКО, Ролан ГУСЕВ, Евгений АЛДОНИН и Андрей КАРЯКА (слева направо) на московской тренировке сборной России перед ЧМ-2014. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Как россиянину стать президентом испанского клуба? Об этом спецкору "СЭ" рассказал владелец "Марбельи".

Юрий ГОЛЫШАК
из Марбельи

Я прошелся вокруг стадиона Марбельи – какое ж чудо! Солнце, зелень, соседняя улица – набережная…

ПО СОСЕДСТВУ С КАНИДЖЕЙ

"Спартак" уже подъехал на матч, "Рубин" застрял в пробках. Вокруг знакомые лица. Настолько знакомые, что глазам не веришь. Вот товарищ, похожий на пирата, – быть может, неподалеку качает волна его фрегат. Или шаланду. Рядом две китаянки, все снимают на телефон.

– Кто это – не знаете? – шепотом спрашиваю я.

Таким же шепотом мне отвечают:

Каниджа.

Чуть на асфальт не сел. Тот самый?

– Ну да, – кивают мне. – Тот самый, Клаудио…

Знал, что здесь жилье у Юрия Семина. Квартира у Алана Касаева – кстати, в одном доме с Аленой Апиной. Завидую такому соседству, но выбирал бы сам – предпочел бы Каниджу в соседях. Сидели бы вечерами у морской волны – расспрашивал бы, а он рассказывал, рассказывал… Что-то придумывая, конечно. А я ловил бы на неточностях. Красота!

Заглядываю в распахнутую дверь – увидев кучу кубков. Ага, думаю, музей ФК "Марбелья". Забыть не могу, как забрел в музей "Бешикташа" – это было восхитительно. Может, и здесь ждет сюрприз?

Прохожу. Вот совсем русская елочка в гирляндах. Вот майка Икарди из "Интера" в рамочке. С чего бы особая любовь? Тоже сосед?

Неловко формулирую по-английски – а в ответ слышу от проходящего мимо гражданина:

– Не мучайтесь, говорите по-русски. Мы с "Интером" играли в январе товарищеский матч. 1:1, по пенальти хлопнули их.

Глаза мои в этот день устали расширяться и сужаться заново. Оставлю-ка их широко открытыми. Кажется, новости в этот день меня еще ждут.

– А вы-то кто, извините? - восхищаюсь произношением. – Имеете отношение к клубу?

– Некоторое, – слышу в ответ. – Вообще-то я президент. Хозяин. Зовут меня Александр Гринберг. А вон в том кабинете – наш администратор… Да что говорить, пойдемте. Может, узнаете.

Заглядываем за дверь – я снова готов сесть на пол. Это ж Геннадий Перепаденко, бывший спартаковец!

– Уже несколько лет в Марбелье, – улыбается он, мало изменившийся с 90-х. – Приезжайте как-нибудь специально, пообщаемся. От вашей Эстепоны ходит 79-й автобус. Вот вам моя визитка, звоните.

Самый наш дорогой игрок получает 5 тысяч евро. Вся "Марбелья" – чистые профессионалы, ни у кого нет второй работы.

КУПИТЬ ЗА ОДИН ЕВРО

Мы идем с Гринбергом к тем самым кубкам. Если у "Марбельи" столько – сколько ж у "Малаги", например? Или у "Атлетико"?

– Расскажите, Александр, как можно было стать президентом испанского клуба?

– История самая обычная. В Марбелью приехал семь лет назад. С местным футболом познакомился три года как – клуб фактически прекращал существование. Плелся в конце четвертой испанской лиги. Случайно на меня вышли местные жители, попросили спасти команду.

– Вы и спасли.

– Ну да. Я всегда был связан с футболом, вот и согласился. Приобрел "Марбелью" за один евро.

– Так и я бы приобрел.

– Бюджет команды тогда составлял около 200 тысяч евро в год. При этом висели большие долги. Мы долго разбиралась. Вот это вы потянули бы?

– Боюсь, едва ли. Но все ж уточню – что такое "большие долги" по меркам четвертой лиги?

– Около 100 тысяч. Постепенно все задолженности закрыли. Четыре года руковожу командой, это большой путь. В первый сезон сохранили место в лиге, на следующий год вышли в сегунду B. Где сейчас и играем. Уверенно идем на третьем месте. Что позволяет попробовать себя в плей-офф. Задача – выход в сегунду. Это уже очень серьезно.

– Сейчас какой у вас бюджет?

– Полтора миллиона евро.

– Народ ходит?

– К сожалению, не очень. Мне хотелось бы больше. В городе много всяких развлечений, он не самый футбольный. Придя на первый свой матч, лично пересчитал всех зрителей. 124 человека!

– На "Петротрест" ходило больше.

– Сейчас полторы-две тысячи на каждой встрече собирается.

– Тысяча местных, еще тысяча – курортники?

– Приезжие не ходят вообще. Только местные. Причем и англичане бывают, и французы – интернациональный город. Русских много живет.

Гусев пришел на нашу игру, увидел – честно вам говорю! – очень крепкий уровень. Крайне высокий темп. Потом сказал: "Наверное, я чисто физически не потяну…" Но главное – большая проблема с документами. Россияне бы здесь выступали! Но одно лишь оформление документов – 3 – 4 месяца.

ИЗ ЛЮБВИ К ФУТБОЛУ

– Здесь квартиры у многих футбольных людей из России. С кем-то знакомы?

– Разумеется. Изначально в создании клуба мне помогал Александр Мостовой. Принимал участие Ролан Гусев. Перепаденко, сами видели, работает до сих пор. Четыре года со мной. Не только администратор, активно участвует в спортивной части.

– Прежде он продавал сантехнику. Закончил с этим?

– Да. Сосредоточен на "Марбелье".

– Что досталось вам в наследство?

– Только полуразрушенный стадион. Был вот этот офис, где висела одна лампочка. Стоял единственный стол. Ужасное состояние всего – и арены, и поля, всего, что под трибунами… За четыре года восстановили. Сейчас по испанским меркам все очень современное. Хороший интернет, сиденья, новое табло и звук. Офис сами видите какой.

– Приятно посмотреть. Сколько стоит самый дорогой билет?

– В VIP-зону, где есть все, 30 евро. А самый дешевый для пенсионеров, женщин и ребят до 16 лет – 7 евро. Средний, самый обычный, 10 евро.

– Футбольное дело дохода вас не приносит?

– Нет, конечно… Только удовлетворение. Любовь к футболу. Еще – мой имидж в городе.

– Как-то приехал в хоккейный клуб "Лев" из Попрада, тот дебютировал в КХЛ. Выяснилось, хозяин – русский человек. Владелец отелей. Какой бизнес у вас?

– Несколько ресторанов в Марбелье. Еще объекты недвижимости. Мы достраиваем спортивную базу, самую современную. Гольф-поле, футбольные поля, теннисные корты. Отличный спортивный городок внутри Марбельи. Да он уже есть, очень симпатично получилось. Будет открытие – я вас приглашаю. Поразитесь!

В Марбелью приехал семь лет назад. С местным футболом познакомился три года как – клуб фактически прекращал существование. Плелся в конце четвертой испанской лиги. Случайно на меня вышли местные жители, попросили спасти команду.

ЧЕЛОВЕК, ПОРУГАВШИЙСЯ С ПЕЛЛЕГРИНИ

– Может, помните – был знаменитый футболист сборной Германии Уве Байн. Играл чуть ли не до 50 лет, опускаясь каждый сезон лигой ниже. У вас звезды позавчерашнего дня тоже выступают?

– У нас в прошлом сезоне был известный игрок – Апоньо, капитан "Малаги" еще при Пеллегрини. Просто выдающийся футболист, но с непростым характером. Не ладил с режимом. По-моему, в матче Лиги чемпионов Пеллегрини его заменил, так наш герой в раздевалке не просто бросил бутсы. Случилось круче. Пеллегрини потом сказал: "Наверное, он меня…"

– Физически устранит?

– Вот-вот. Зарежет. Или еще что-то сотворит. Вот он в прошлом году играл за "Марбелью".

– Трудно вас поздравить с таким пополнением.

– У Апоньо оказался большой лишний вес. По моим ощущениям – десятку точно можно было скинуть. Но на поле блистал! Периодически. Потому что получал игровой практики минут 15 – 20. Виден в нем гениальный футболист. Но, как часто бывает в этой жизни, такие часто сталкиваются с личными проблемами. С вопросами режима.

– Здесь его вывело из строя то же самое?

– Да.

– Сколько стоило подписать такого известного человека?

– А ничего не стоило. Получал у нас тысячу евро в месяц. Сам он из Малаги, мечтал вернуться в большой футбол. Через "Марбелью". Не получилось, к сожалению. Сейчас полностью забросил спорт.

– В Марбелье без большого дела сидели годами Ролан Гусев, Игорь Семшов. Не предлагали им – поиграйте в домашних матчах за "Марбелью"? Для здоровья?

– Еще четыре года назад мы с Роланом рассматривали такой вариант.

– Что помешало?

– Гусев пришел на нашу игру, увидел – честно вам говорю! – очень крепкий уровень. Крайне высокий темп. Потом сказал: "Наверное, я чисто физически не потяну…" Но главное – большая проблема с документами. Россияне бы здесь выступали! Но одно лишь оформление документов – 3 – 4 месяца. Разрешение на работу. Рабочая виза – сложная штука. Несколько раз хотели пригласить людей из России – но не попадали в "окна" с заявками. Если бы могли заявлять за неделю – да половина моей команды состояла бы из российских футболистов!

– Кубки у вас за спиной просто былинные. Надо думать, не в антикварной лавке приобретали.

– Все настоящее, выигранное клубом! У "Марбельи" долгая история! Команда много побеждала в Андалусии. До европейского кризиса здесь в футбол вкладывались хорошие деньги. За каждый турнир, даже местный, вручался здоровенный трофей.

– Какой самый дорогой вашему сердцу?

– Самый значимый для меня – вот этот, небольшой. Когда мы заняли первое место, из терсеры перешли в сегунду В.

– Из любителей перебрались в профессионалы?

– Нет, терсера – это тоже не совсем любительская лига. Полупрофессиональная. Там 400 клубов, 20 зон по 20! Всего в Испании 520 профессиональных команд, где футболисты получают деньги. В России сейчас значительно меньше.

– В нынешней вашей лиге – самые могучие контракты? Вы же наверняка знаете цифры…

– Знаю. Все-таки в сегунде В выступают "Рекреативо", бывший клуб Коли Писарева "Мерида"… Кстати, Писарев нам тоже помогал с командой, у него в Марбелье квартира. Так что, клубы что надо. Здесь же вторые составы "Реала", "Валенсии" и "Барселоны". У них одна заявка с первой командой – часто против нас выходят известные игроки, звезды. Миллионеры, как вы понимаете. Если их не брать в расчет, то средняя зарплата в сегунде В 2 – 3 тысяч евро. Но доходит до 10 тысяч.

– А у вас предельный контракт?

– Самый наш дорогой игрок получает 5 тысяч евро. Вся "Марбелья" – чистые профессионалы, ни у кого нет второй работы.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...